Архив:

Инклюзия по-русски

Будут ли саратовские дети-инвалиды учиться в обычных школах?

Громкий проект «Доступная среда», разработанный для социальной адаптации людей с ограниченными возможностями, так и остался на бумаге. Но чиновники с завидным упорством продолжают плодить нежизнеспособные инициативы, последняя из которых касается инклюзивного образования, то есть совместного обучения детей-инвалидов и их здоровых сверстников.

К 2015 г. практическая каждая общеобразовательная школа должна принять ученика с ограниченными физическими возможностями. Однако выясняется, что ни родители детей-инвалидов, ни директора школ не готовы к столь глобальным изменениям. В особенностях нововведения разбирался «МК» в Саратове».

Все включены

В федеральном законе «Об образовании» появится новый раздел. Речь идет о том, чтобы дети с ограничением по здоровью получили возможность обучаться в обычных средних школах, вместе со здоровыми сверстниками. По словам чиновников, цель данного проекта – социальная адаптация, интеграция и подготовка инвалидов к социальной и трудовой жизни. Пока специальный закон об инклюзивном образовании есть только в Москве, правда, как говорят эксперты, его принятие не принесло ощутимых результатов: подавляющее большинство детей-инвалидов все так же обучаются на дому или в коррекционных школах.

Почему так происходит? Попробуем разобраться. Как говорят в саратовских школах, родители детишек-инвалидов выражают беспокойство тем, что в обычном учебном учреждении их ребенок подвергнется насмешкам, оскорблениям и агрессии со стороны сверстников. Другая сторона выражает обеспокоенность тем, не будет ли педагог уделять ребенку-инвалиду слишком много учебного времени в ущерб остальным детям. Согласно результатам недавнего опроса Фонда общественного мнения, большинство опрошенных россиян (52%) считают, что детям-инвалидам будет некомфортно учиться в обычной школе, а 35% выступают против совместного обучения. Но что интересно, при этом более половины опрошенных к самой идее инклюзии относятся положительно. В результате получается типичная российская картина: пусть дети-инвалиды учатся, только не рядом с нашими детьми.

Тем не менее чиновники считают, что родителям нужно дать возможность выбирать, в какую школу отдать своего ребенка — коррекционную или общеобразовательную, поскольку равные права должны быть у всех и изолировать ребятишек с ограниченными возможностями в стенах коррекционных учреждений — это «пережиток советских времен». Действительно, разговоры о толерантности бессмысленны, если учесть тот факт, что каждый третий российский старшеклассник вообще никогда не видел инвалида.

Правда, в некоторых российских регионах имеются школы, где дети обучаются совместно. И Саратовская губерния оказалась в их числе. Как сообщили в минобразования области, с 2007/2008 учебного года на территории области реализуется региональный эксперимент по инклюзивному образованию детей инвалидов. Три школы — № 93 города Саратова и № 12, 24 города Энгельса имеют статус экспериментальных площадок.

Но, как оказалось, эксперимент уже закончен. Как сообщили в 12-й школе города Энгельса, общеобразовательное учреждение перестало быть экспериментальной площадкой еще два года назад, но дети-инвалиды, поступившие в школу, продолжают в ней обучаться, правда, в основном – дистанционно. Директор школы № 24 Людмила Диамант сообщила, что эксперимент перешел в штатный режим и сегодня в учебном учреждении получают знания 5 детей-инвалидов, среди которых двое учеников, страдающих нарушениями опорно-двигательного аппарат (в том числе один ребенок, страдающий ДЦП). В 93-й школе города Саратова эксперимент по инклюзии так же окончен и все дети переведены на дистанционное обучение.

— Я за инклюзивное образование, но на сегодняшний день наша школа не может принять детей-инвалидов, — говорит директор Елена Перепелицина. – Учебное заведение переполнено, коридоры очень узкие и нет дополнительных помещений для специальных занятий с учениками, имеющими ограниченные физические возможности.

Эксклюзивный инклюзив

Но взаимоотношение инвалидов и здоровых детишек — это лишь одна из проблем. У инклюзивного образования существует немало подводных камней. К примеру, отсутствие необходимых условий делает инклюзивную форму обучения практически невозможной. Начать с того, что зданиям общеобразовательных школ требуется серьезная перепланировка.

Комментарий специалиста

Светлана Ванюхина, директор средней общеобразовательной школы № 97 города Саратова:

— Инклюзивное образование – очень хорошая идея, но маловыполнимая. Конечно, все зависит от диагноза ребенка, но для того чтобы взять на обучение детей с нарушением опорно-двигательного аппарата, нужно перестраивать все наше здание: расширять лестничные пролеты, переоборудовать туалеты и раздевалки, а это очень дорогостоящее мероприятие. Устроить занятия для детей-инвалидов только на первом этаже? Но для этого мне придется переселять весь класс, иначе опять ребенок окажется изолированным. Кроме того, для обучения детишек с ограниченными возможностями нужно привлекать специалистов из коррекционных школ, а значит, расширять штат. Но могу сказать, что пока ни одного заявления от родителей, желающих обучать ребенка с ограниченными физическими возможностями в нашей школе, не поступало.

И это не удивительно, поскольку мамы и папы детей-инвалидов прекрасно понимают, с какими трудностями они столкнутся, решив перевести чадо в обычную школу.

Саратовчанка Ольга Трусова, мама тринадцатилетнего Артема, страдающего легкой формой ДЦП и эпилепсией, приняла решение перевести его с домашнего обучения в школу. Мол, необходима адаптация, да и ребенок учится хорошо, почему бы и нет? Но год обучения для Артема стал настоящей каторгой. Во-первых, выяснилось, что привыкший заниматься в спокойной обстановке подросток тяжело переносит школьную суету и отчужденность одноклассников, которые так и не приняли в свой круг больного ребенка. В результате успеваемость снизилась, а число эпилептических припадков возросло. Помимо этого мальчику было тяжело по три-четыре раза в день подниматься с первого на третий этаж и спускаться, и после окончания учебного года Артем снова вернулся на домашнее обучение.

У жительницы Энгельса Екатерина Благовой (фамилия изменена) сложилась иная ситуация: из коррекционного учреждения для слабослышаших детей Екатерина перевела десятилетнюю дочь в обычную общеобразовательную школу. Но несмотря на то что девочка прекрасно адаптировалась в новом коллективе, занималась по индивидуальному плану, за год слух упал еще сильнее. Пришлось вернуться в коррекционную школу.

Педагоги саратовских коррекционных учреждений подтверждают, что на сегодняшний день родителям детей-инвалидов нужно решить для себя вопрос: либо сохранить оставшееся здоровье ребенка, либо получить хорошее образование. Сделать и то и другое в обычной общеобразовательной школе не получится.

Метод коррекции

Тем не менее уже идут разговоры о том, что коррекционные школы, где сегодня обучаются дети-инвалиды, вместе с развитием инклюзивного образования будут постепенно закрываться. Да и сами федеральные чиновники не скрывают, что специальных школ понадобится меньше. Но педагоги этих учебных учреждений имеют свое мнение по поводу совместного обучения и предупреждают, что главным принципом инклюзии должен быть «не навреди».

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 4 города Саратова обучаются детишки с нарушением опорно-двигательного аппарата. Директор школы Ольга Макеева уверена, что инклюзивное образование необходимо – «наши дети должны знать, что они не второго сорта», однако указывает на некоторые важные моменты. К примеру, в коррекционной школе по нормативам в классе обучаются 10 детей, в обычной общеобразовательной – 25 человек. Дети учатся по специальному учебному плану, находятся под наблюдением врачей – педиатра, невролога, ортопеда. Обеспечить такие условия в обычной школе довольно проблематично. Еще один немаловажный момент: в школе-интернате бесплатное шестиразовое питание, причем для всех учеников – от мала до велика.

— В прошлом году 8 наших учеников перешли в общеобразовательные школы, 5 из них вернулись обратно, — рассказывает Ольга Владимировна. – Поэтому, несмотря на мое положительное отношение к инклюзии, не думаю, что получится перевести всех детей-инвалидов с сохранным интеллектом в общеобразовательные школы. Да и родители будут против. Сейчас спроси моих мам и пап – уверена, никто не захочет переводить ребят в обычную школу. Потому что там тяжело учиться.

Поддерживает Ольгу Макееву директор саратовской коррекционной школы-интерната для незрячих и слабовидящих детей Николай Шустер. В этом учреждении (единственном в городе Саратове) дети обучаются не 9, а 12 лет, причем выпускники после окончания учебного заведения поступают в саратовские и столичные вузы. Николай Ноликович, в прошлом директор 93-й саратовской школы, где проходил эксперимент по инклюзивному образованию, считает, что ширина коридоров в учебном заведении не главное. Важно, чтобы была правильно поставлена работа педагогического коллектива с инвалидами и самое главное – сохранено здоровье ребенка.

Комментарий специалиста

Николай Шустер, директор специальной (коррекционной) школы-интерната III-IV вида города Саратова:

— Коррекционные школы помогают сохранить здоровье ребенка-инвалида, обычные, общеобразовательные, в полном объеме этого сделать не могут. Судите сами: в обычной школе есть один психолог и логопед и ни одного дефектолога. В нашем учебном учреждении 120 учеников и столько же сотрудников, большинство из которых имеют второе образование дефектолога (специалиста, занимающегося обучением и воспитанием детей с нарушением здоровья), и целая медицинская служба, начиная с врача общей практики и заканчивая офтальмологом. С каждым ребенком в течение дня работают 5-6 специалистов, в обычной школе организовать такую работу сложно, поскольку требуются кабинеты для врачей, логопедов, отдельное помещение, в котором дефектолог будет работать с ребенком. Помимо этого детям-инвалидам требуется индивидуальный учебный план, поскольку в коррекционной школе обучение продолжится на год дольше. Несомненно, инклюзия необходима и очень важна, но внедрять ее нужно очень осторожно, дабы не пострадало здоровье детей.

Интересно, что ни один из разработчиков проекта об инклюзивном образовании даже не упомянул о таких «мелочах», как штат медицинских работников и дополнительные помещения, которые будут необходимы для совместного обучения здоровых учеников и детишек с ограниченными физическими возможностями. Если же учесть, что сегодня большинство саратовских школ переполнено и с трудом можно найти дополнительную каморку для медицинского кабинета (в некоторых учебных заведениях нет даже медсестры), инклюзивное образование кажется абсолютно невыполнимой задачей, по крайне мере сейчас, пока не построены современные школы по новым проектам. Но чиновников, видимо, это мало интересует. Конечно, гораздо проще выпустить очередной «мертвый» закон и отчитаться о заботе об инвалидах, перекинув всю ответственность на школы, нежели обеспечить безбарьерную среду, для которой требуется не только установка пандусов, поручней и специальных светофоров, но и банально ровные дороги и тротуары.

Справка


Согласно статистическим данным, в России около полумиллиона детей-инвалидов. Если прибавить к их числу тех, кто не оформил или не подтвердил инвалидность, число увеличится еще как минимум на треть. В Саратовской области проживает около 6,5 тысячи детей-инвалидов, из них 2,5 тысячи человек обучаются в специальных коррекционных школах и школах-интернатах (таких в области 24).

Ирина Лихоман

Источник: saratovnews.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ