Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Жизнь удалась!

Известный киевский адвокат, с детства передвигающаяся на инвалидной коляске, решилась на экстремальный прыжок со столичного Пешеходного моста высотой в девятиэтажный дом. До этого в Украине никто из страдающих ДЦП не решился исполнить подобное

— Недавно позвонил друг: «О роуп-джампинге слышала? Давай попробуем прыгнуть с Пешеходного моста», — рассказывает 33-летняя Наталия Крук. — В интернете я нашла информацию, что роуп-джампинг — это прыжок на веревке со свободным падением и последующим зависанием на системе альпинистских веревок и снаряжения. Там же было написано, что безопасность прыжка зависит от компетентности инструкторов, качества снаряжения, правильного отделения и адекватного поведения в полете. Мелькнула мысль: «А что, если возникнут проблемы с отделением или я неадекватно начну себя вести в полете?» Но я ее тут же отогнала. «Наташа, — попыталась остановить меня моя сестра-близнец. — А вдруг у тебя не получится?» Я возмутилась: «Это у МЕНЯ не получится???»

«Я не самоотверженная девушка, а девушка без башни!»

Наташа даже не знает, как это — ходить. Несправедливость судьбы (они с сестрой-близнецом родились недоношенными, в полгода Наташа заболела, врачи что-то «не то укололи», после чего девочка так и не встала на ноги) сделала ее взрослой не по годам. С прогулок Наташа и ее сестра-близнец Люда часто возвращались в слезах: ведь не столько гуляли, сколько отбивались от чужих обидных слов и бесцеремонных взглядов. Мама говорила: «Наталочка, не переживай! У тебя ножки больные, а у тех детей — головка!» Папа учил: «Будь сама собой. Не верь, не бойся, не проси...»

Характер в результате у Наташи получился еще тот: упрямый и целеустремленный. В 4-м классе она захотела стать участковым милиционером, посмотрев фильм «Анискин и Фантомас». В 10-м — скорректировала свои планы: «Буду адвокатом!». Ей говорили: «У тебя не получится. Где ты видела адвокатов на инвалидной коляске?» Она парировала: «Я буду первой».

Училась она «как сумасшедшая» и заочное отделение юрфака Киевского университета закончила с красным дипломом. У девушки все получалось: в доме не закрывались двери, друзья искали ее общества, складывалась адвокатская практика. Последнее было тем более удивительно, что ни здания судов, ни отечественный менталитет не были приспособлены для таких, как она. Наталью выручали клиенты. Не желая лишаться адвоката, прославившейся острым умом, мгновенной реакцией и прекрасными ораторскими способностями, они... подхватывали Наташу на руки, проходили через металлоискатель на входе и вносили в судебный зал.

— Никогда не забуду один мой поход в милицию, — вспоминает Наташа. — Дело было возбуждено по факту ДТП. Моя коляска в дверь кабинета не протискивалась. И тогда клиент зашел в кабинет со мной на руках. У следователя глаза стали круглыми: «Боже, а это еще что?» Я невозмутимо говорю: «Адвокат Наталия Крук. Представитель потерпевшего». — «Фу, слава Богу... А то я думал, это еще одна жертва аварии!»

Как-то Наташа решила прыгнуть с парашютом. Друзья отговаривали: «Это невозможно! Тебе не разрешат!»

— В прессе писали об украинском инвалиде-спинальнике, который хотел прыгнуть с парашютом, но ему запретили местные власти, тогда он сделал это в России, — говорит Наташа. — Его случай останавливал всех желающих. У меня крепкое сердце, с вестибулярным аппаратом все в порядке. Что меня может остановить?

И она таки прыгнула. В Бородянке Киевской области, где базируется парашютный спортивный клуб университета физкультуры «ПАРАСКУФ», Наташу, сняв с коляски, прикрепили к инструктору. Ведь ни выдернуть кольцо, ни приземлиться на ноги в силу своего физического состояния девушка не могла.

— В салоне самолета инструктор Олег сказал другим парашютистам: «Команда, давайте поддержим самоотверженную девушку!» — вспоминает Наташа. — А я ему кричу: «Я не самоотверженная девушка, а девушка без башни!» Прыгали мы с высоты 4 тысячи 200 метров. У нас было семьдесят секунд свободного полета. Когда парашют раскрылся, я — «Ах!» — и обмякла. Ведь в тот момент инструктор чуть освободил мне ремни, чтобы было легче дышать, и воздух рванулся в легкие. Инструктор спрашивает: «Наташа, тебе плохо?» «Нет, — говорю. — Мне хорошо!»

Ветер хлещет, щеки раздуваются, оператор рядом летит, снимает. Я хотела помахать рукой в камеру, но вспомнила, что в полете нельзя болтать руками, потому что ветер может их вывернуть, и быстренько прижала руки к себе. Посадка была очень мягкой — на инструктора. (Улыбается.) Тогда я решила: это не последний экстрим в моей жизни. И вот свершилось!

«Когда меня занесли над парапетом, чтобы бросить вниз, я попросила отменить прыжок»

— Но роуп-джампинг, Наташа! Вас не остановил даже тот факт, что придумавший этот вид спорта Дэн Осман погиб в 1998 году именно во время очередного прыжка!

— Все не так страшно, Лариса. Дэн прыгал со скалы высотой более 300 метров. Это была запредельная цифра. По сравнению с Дэном моя высота была «игрушечной» — всего каких-то 26 метров, девятиэтажный дом. Конечно, было жутковато: я страшно боюсь высоты. Но лучший способ перебороть страх — сделать то, чего боишься.

Перед прыжком инструкторы взяли с меня расписку, что прыгаю в здравом уме и ясной памяти. Но тут оказалось, что буду прыгать не в тандеме с инструктором, как во время парашютного прыжка, а одна. Для меня это стало неожиданностью. Честно говоря, запаниковала, хотя мне это несвойственно. Когда меня уже занесли над парапетом, чтобы бросить вниз, я попросила отменить прыжок.

После неудавшейся попытки решила довести начатое до конца. Через неделю, как раз был Натальин день, пригласила друзей, в том числе и свою сестру с маленькой дочкой, чтобы, так сказать, отрезать себе пути к отступлению. Многие приехали с детьми, собрались прохожие: ведь не каждый день прыгает инвалид с ДЦП. Дети то и дело подбегали ко мне со словами: «Тетя Наташа, не делайте этого!»

Я уже было собралась прыгнуть, как вдруг подумала, что одета в скользкую куртку, и могу выскользнуть из рук мальчиков, которые будут меня бросать. Пришлось попросить у друга его куртку.

Инструктор начал отсчет: «Пять, четыре, три...», и я опять почувствовала: не могу преодолеть психологический барьер. Потом поняла, что должна хоть что-то контролировать во время этого прыжка и сказала инструктору: «Буду считать сама!» Детишки, которые до этого уговаривали меня не прыгать, потеряли всякое терпение и начали спрашивать: «Тетя Наташа, когда ты уже прыгнешь?»

— Получается, что в этот раз вас бросили в бездну одну, без страховки?

— Да. Прыжок происходил следующим образом: я прыгала на своем канате, а параллельно прыгал инструктор Виталий. Мы слетели с моста одновременно. До воды оставалось метр-полтора, канат натянулся, и нас подбросило вверх. В этот момент Виталик поймал меня в воздухе. Когда нас стало раскачивать, как маятник, я уже была прикреплена к инструктору. Это позволило избежать всяких неожиданностей во время подъема. Если бы я была одна, меня могло бы ударить об мост, ведь оттолкнуться руками или ногами я не могу.

Но, знаете, присутствие Виталика не уменьшило мой кайф. Чувствовала себя сгустком энергии, маленькой стремительной каплей. А потом капля разворачивается — и из тебя эта энергия так и плещет!.. У роуп-джамперов любимый вопрос: «Девушка, сколько раз вас бросали?» Меня уже один раз бросили. Надеюсь, не последний!

— После всего я спросил у Наташи: «Как ты на это решилась?» — рассказал «ФАКТАМ» друг Натальи фотограф Сергей Тютюнко. — Она засмеялась: «Меня «решили»! Друзья подбили на это. Я и не сопротивлялась — это такой адреналин! А если серьезно, Сережа, я не хочу, чтобы мой прыжок воспринимали как акт безрассудства. Хочу показать людям, если я, человек, который физически ограничен, могу сделать многое: и закончить вуз, и поступить в новый (Наташа получает второе высшее образование по специальности финансовый менеджмент в сфере бизнеса. — Авт.), и выступать адвокатом в судах, и прыгнуть с парашютом, и заняться роуп-джампингом, то вы, сильные и здоровые, можете во много крат больше. Жизнь свою наполнить чем-то полезным, а не прожигать ее за бокалом пива и сигаретой. И, конечно, прежде всего я хочу подать пример людям с таким же диагнозом, как у меня... Это еще что! Я вот собираюсь еще дайвингом заняться...

«Несмотря на то, что больна ДЦП, мужчинам нравлюсь»

— Когда «послевкусие» после прыжка закончится, где будете искать новый адреналин?

— В кино. В апреле нынешнего года совместно со сценаристом Андреем Максименко я основала кинокомпанию «Сало Пикчерз». Это будут картины для веселого досуга. Хотим делать не фестивальное, а прокатное кино. Сейчас у нас в разработке два фильма. Один из них, авантюрная комедия «Кара небесная», о том, как два мелких мошенника, бывшие детдомовцы, пытаются украсть проектные документы на одну мощную секретную установку и продать их конкурентам. Но они плохо учились, поэтому не могут разобраться в документации. Им помогает девушка-программистка. Завязывается классический любовный треугольник...

Планируем пригласить на роли Эмира Кустурицу, Эдварда Нортона. Ведем переговоры со спонсорами, которые могут профинансировать «Кару небесную», есть партнеры, которые помогут осуществить прокат картины. Часть прибыли от него мы планируем потратить на образовательные программы для детей-сирот. На этот фильм я возлагаю большие надежды. Мне еще нужно получить «Оскара»! Это записано в моей книге желаний.

— Что еще там записано?

— Иметь собственный «хаммер», вертолет, квартиру и загородный дом с бассейном. Ну и, конечно, стать мамой и еще до 35 лет держать в своих руках очаровательного ребятенка. При моем диагнозе это возможно. Просто при родах придется делать кесарево сечение. Я с детьми прекрасно лажу. В нашем доме живет моя сестра-близнец Люда с четырехлетней дочкой Катюшей. Говорят, Катя характером вся в меня. Такая же упрямая и целеустремленная. Вообще, это какой-то кошмар для ребенка — две мамы. Обе любят и обе воспитывают.

— Как сложилась жизнь Люды? Говорят, судьбы близнецов зачастую очень похожи.

— Мы разные. И по судьбе, как понимаете, я ведь не хожу, и по характеру. Сестричка более мягкая, уступчивая. Профессии тоже у нас разные: я юрист, Люда же, как и наш папа, медик. Недавно сестра получила место педиатра в ожоговом центре, о котором очень мечтала.

— У вас есть близкий человек, с которым собираетесь воспитывать будущего малыша?

— Можете написать, что я девушка на выданье. Недавно рассталась с молодым человеком. Меня это угнетает немножко. Зато освободилось время для флирта! (Улыбается.) Несмотря на то, что у меня ДЦП, мужчинам нравлюсь. Я влюбчива. В этом плане я как художник. Мне нужен источник для вдохновения. Причем, источник с высоким ай кью, ведь самый эротичный орган мужчины — это интеллект...

P.S. Как стало известно «ФАКТАМ», отснявшись в новостях телеканала СТБ, сделавшем сюжет о ее прыжке, Наталья узнала, что телевизионщики подарили ей поездку на байке в байк-рок-н-ролл-клубе. «Сев на заднее сиденье и обняв большого и надежного байкера, я ощутила: жизнь удалась! — смеется Наташа. — Обнять его было непросто, поскольку правая рука у меня парализована больше. Но с помощью друзей мне удалось сделать это. Под конец поездки я уже обнимала байкера одной рукой, потому что чувствовала себя защищенной и уверенной...»

Лариса Крупина

Источник: fakty.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ