Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Система деинвалидизации населения

Получение и сохранение статуса инвалида стало подвигом

Что-то странное происходит с саратовскими инвалидами. С каждым годом их становится все меньше. Только за последние три года официальное число людей с тяжелыми недугами сократилось на десять тысяч, или на треть. Впрочем, странного здесь мало. Система, которая призвана решать, является человек инвалидом или нет, выстроена таким образом, что получение группы инвалидности сегодня сравнимо с подвигом.

Многих здоровых или относительно здоровых людей наверняка удивит наш вопрос: кто определяет человека инвалидом? Как кто? Разумеется, врач. Ответ неверный, или не до конца верный. Максимум, что может сделать лечащий врач, — это определить диагноз больного и порекомендовать присвоить ему ту или иную группу инвалидности. А вот непосредственно решать этот вопрос государство доверило такой структуре, как казенное учреждение «Медико-социальная экспертиза». Структура регионального отделения МСЭ состоит из первичных комиссий в целом ряде саратовских ЛПУ и центрального аппарата. На первый взгляд, так себе организация. Укомплектована только на 60%, зарплаты невысокие, никакого авторитета в медицинской элите ее сотрудники не имеют. Да и по своему уставу МСЭ призвана выполнять чисто техническую работу — соотносить заключения врачей с фактическим состоянием больного. Все! Но это «все» в последние годы превратилось в неприступную крепость для инвалидов, взять которую удается далеко не всем.

Экзамен по инвалидности

Для того чтобы понять, что получить группу инвалидности, мягко говоря, непросто, достаточно посидеть некоторое время в тесном и душном коридоре саратовской МСЭ, где десятки людей ожидают своей очереди на освидетельствование на инвалидность. Атмосфера, царящая там, чем-то напоминает мандраж абитуриентов вузов, стремящихся успешно сдать вступительные экзамены. То же нервозное выражение лиц, те же радостные эмоции получивших все же группу инвалидности, те же слезы и отчаяние «провалившихся». Одно лишь отличие: вместо здоровых юношей и девушек, у которых еще все впереди, здесь сидят и стоят больные (многие — неизлечимо), которым нужно демонстрировать не знания, а увечья, и доказывать комиссии их реальность. В остальном — все то же самое. Есть даже на стене «памятка для начинающих»: «Как успешно пройти освидетельствование в учреждениях медико-социальной экспертизы?» Стоит только ознакомиться с этими советами, чтобы понять: легче вызубрить полный школьный курс математики, чем подготовиться к «экзамену» на инвалидопригодность. Вот лишь несколько отрывков из этого замечательного творения чиновников (орфография и пунктуация сохранены).

«Полезные» советы

«Направление на медико-социальную экспертизу (ваш основной документ), оформляемый в лечебно-профилактическом учреждении (ЛПУ) по месту наблюдения и лечения, должен быть заверен печатью этого учреждения и не менее чем 3-мя подписями врачей (включая подпись председателя врачебной комиссии или главного врача).

Выписки из стационаров должны быть заверены их печатями (наличия только углового штампа и личной печати врача — недостаточно).

Сделайте ксерокопии всех выписок из стационара и приложите их к направлению на МСЭ, желательно в хронологическом порядке. На освидетельствование обязательно берите подлинники всех выписок из стационара и других медицинских документов (эксперты МСЭ сверят их с ксерокопиями и подлинники вам вернут).

Важное значение в экспертизе имеют результаты вашего наблюдения и лечения в поликлинических условиях, поэтому амбулаторная карта должна быть с вами. Если имеются талоны вызовов Скорой помощи — они должны быть приобщены к амбулаторной карте (желательно их так же ксерокопировать).

Если за последний год были больничные листы — желательно выписать на отдельном листе — с какого и по какое число, с указанием диагноза и длительности в днях. К сожалению, врачи ЛПУ не всегда подробно и качественно заполняют этот пункт в направлении на МСЭ.

Если имеются заключения узких специалистов (консультации: кардиолога, пульмонолога, нефролога, гастроэнтеролога, ортопеда-травматолога, нейрохирурга и т.д.) — полученные в других лечебных учреждениях — они также должны быть заверены печатью этих ЛПУ (а не только личной печатью врача-консультанта). Проверяйте даты выдачи заключений и паспортные данные в них...»

И так далее, и тому подобное. Чтобы представить себе, насколько легко собрать эту и прочую необходимую документацию, попробуйте получить подпись хотя бы одного врача. На это у вас уйдет минимум полдня. А этих подписей требуется десятки. Причем добывать их нужно в предельно сжатые сроки: документы должны быть «свежими». И предоставить их комиссии МСЭ инвалид обязан в строго определенный день. Опоздаешь — все, прощай, группа инвалидности. Причем осуществлять этот сбор нужно ежегодно: подтверждать свой статус для большинства необходимо каждый год.

Оставь надежду...

Но самое интересное читаем ниже (выделено автором):

«Вы должны быть морально готовы к тому, что вынесенное решение может не совпасть с тем, на которое вы рассчитываете. Не следует чрезмерно полагаться на мнения врачей-лечебников, которые иногда позволяют себе высказывать мнение о положенной вам конкретно такой-то группе инвалидности. Это наиболее распространенная причина конфликтных ситуаций, возникающих в процессе объявления экспертного решения.

Лечащие врачи не имеют соответствующей экспертной подготовки, и им не следует «настраивать» больного на определенное конкретное решение. Они не несут абсолютно никакой ответственности за свое высказанное в устной форме мнение о том, какая группа положена тому или иному больному. В отличие от них, врачи эксперты оформляют на каждого больного экспертно-медицинское дело, где в письменном виде обосновывают свое решение со ссылкой на соответствующие нормативно-правовые акты, заверяют его своими подписями и печатью учреждения МСЭ и несут за него полную юридическую ответственность. Этот важный момент следует очень хорошо понимать».

Всем вышесказанным доброжелатели из МСЭ недвусмысленно дают понять: дорогие инвалиды и желающие официально стать ими, к нам вам лучше не соваться. Получение группы — это такой геморрой, что в погоне за всевозможными справками, подписями и выписками вы рискуете потерять остатки своего драгоценного здоровья. Но даже если вам удастся собрать все необходимые документы в срок, все будет зависеть от НАС. Ваши справки и лечащие врачи — НИЧТО и НИКТО, мы — ВСЁ.

И в довершение «полезных советов» — контрольный выстрел в голову: «Можно взять интересную книгу, чтобы ожидание вызова в зал заседания не было утомительным. Возьмите с собой лечебные препараты, которые могут пригодиться вам при возможно длительном ожидании вызова. Следует быть готовым к возможному длительному ожиданию.

Учитывая высокую загруженность большинства учреждений МСЭ, следует заранее подготовиться к ответам на вопросы, которые будут задаваться в процессе освидетельствования (надо полагать, что эксперты МСЭ считают инвалидов еще и экстрасенсами, способными читать их возможные мысли — прим. автора)... Отвечать следует точно на поставленный вопрос.

Возможен вариант, когда вам предложат дообследоваться (то есть начать все сначала — прим. автора). В данной ситуации желательно согласиться, поскольку в ваших же интересах получить дополнительные сведения о состоянии своего здоровья и тем самым повысить точность вынесенного решения.

...Когда вы не согласны с принятым решением, следует сохранять спокойствие и не оскорблять сотрудников учреждения МСЭ... Решение учреждения МСЭ может быть обжаловано в вышестоящее Главное бюро МСЭ или в суд. Особого смысла в обжаловании решения сразу в суд нет, поскольку специалистов по МСЭ там не имеется, и грамотный судья вынужден будет искать в качестве арбитра тех же специалистов вышестоящего Главного бюро. Только потратитесь на адвоката (в самом деле, зачем тратить деньги на юриста? Несите их сразу к нам! — прим. автора)».

Ах, какие заботливые специалисты работают в саратовской МСЭ, как они тактично готовят свою несчастную клиентуру к худшему. Им бы психологами подрабатывать.

«Следуя этим несложным рекомендациям, — говорится в заключение, — вы сможете более уверенно чувствовать себя на освидетельствовании, быстрее и успешнее пройти процедуру медико-социальной экспертизы. Верьте в свои силы, и вы обязательно почувствуете себя лучше».

В каком смысле «лучше»? Перестанете быть инвалидами, хотя бы и де-юре? Или, намотавшись по кабинетам врачей, просидев часов пять в очереди, начитавшись там интересных книг, наглотавшись лекарств и в итоге получив циничный отказ о присвоении группы инвалидности, чудесным образом оздоровитесь?

Чудеса исцеления

Примеров подобного «исцеления» масса. Например, недавно в Балакове с детей-инвалидов, участвующих в фестивалях художественного творчества, инвалидность была снята на том основании, что они получили «полную социальную реабилитацию». В Вольске Валерий Афанасьев с заболеванием ДЦП был лишен статуса «ребенок-инвалид» после того, как стал серебряным призером Всероссийских соревнований по паралимпийским видам спорта. Во всех этих случаях попытка инвалидов-подростков развивать свою творческую активность была наказана «пенсионным рублем». Житель Питерки Владимир Нестеров потерял глаз на производстве. Сначала ему присвоили группу инвалидности, а через год сняли. На том основании, что группа инвалидности якобы устанавливается по состоянию сохранившегося глаза. Выходит, что Нестерову, у которого вместо одного глаза протез, а второй еле видит, нужно полностью ослепнуть, чтобы ему дали какую-нибудь группу...

Какими критериями руководствуются эксперты, решая, кому достанется кусок побольше, а кому — совсем ничего, известно только им. Например, недавно жителю Саратова Вячеславу Ножкину вторая группа инвалидности была заменена на третью. И только потому, что, устав жить на маленькую пенсию, он вынужден был устроиться на работу. Понятно, что здоровья у работающего инвалида от этого не прибавилось, а вот пенсия стала меньше.

В чем же причины подобного произвола экспертов МСЭ? Как ни странно — в существующем законе. Именно 122-й ФЗ, начиная с 2006 года, развязал руки этой структуре и дал ей полную власть над судьбами инвалидов. Подробнее об этом мы поговорим в следующем номере.

Продолжение следует

Дмитрий Богатырев

Источник: sarinform.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ