Архив:

Игорь Бокий: Человек с безграничными возможностями

Самый главный рекорд Игоря Бокия невозможно измерить в секундах или метрах. В середине сентября 18-летний пловец Игорь Бокий установил три мировых рекорда и вернулся из Лондона с шестью медалями XIV летней Паралимпиады — пять из них золотые, одна серебряная. Улыбчивый белорусский парень пришелся по душе миллионам болельщиков из разных стран мира, окрестившим его “белорусским Фелпсом” и “бобруйской торпедой”.

Но главный рекорд Игоря выражается не в секундах или метрах. Он — в огромном расстоянии, пройденном в собственных голове и душе: от ребенка с физическими ограничениями до атлета, замахнувшегося на олимпийский рекорд.

Как Игорь купался на 400-метровке

Прямую трансляцию с Паралимпийских игр в интернете бобруйчане Елена и Александр Бокий не смотрели: слишком волновались. Все новости узнавали от тренера и знакомых болельщиков.

Когда Игорь должен был финишировать на 400-метровке, телефоны почему-то молчали. Елена не выдержала и сама набрала номер тренера.

— Все в порядке, просто старт задержали, — объяснил голос из далекого Лондона. — Вот Игорь прыгнул, он второй... вот он третий, четвертый... шестой...

— Как — шестой? — не поняла сбитая с толку спокойным тоном собеседника Елена.

— Да вы не беспокойтесь, он еще не плывет. Он купается.

Видео этого заплыва в компьютере семьи Бокий прекрасно иллюстрирует слова наставника. Пловцы бороздят дорожки плечо в плечо. Только соперники изо всех сил работают руками, а Игорь, кажется, плывет в свое удовольствие: где у конкурентов три взмаха, у белоруса два. На середине дистанции Игорь добавляет темп, легко обходит конкурентов на поворотах, увеличивает разрыв... вырывается вперед метров на 20, не оставляя шанса соперникам!

Комментатор захлебывается от избытка эмоций, 14-тысячный зал взрывается аплодисментами.

— За рубежом Паралимпийские игры популярны не меньше Олимпиады, — говорит председатель Паралимпийского комитета Республики Беларусь Олег Шепель. — Многочисленные английские болельщики знают уже три белорусских имени — Азаренко, Мирный и Бокий. Ни один политик не сделает для взаимопонимания народов больше, чем спортсмены.

О роли отцовского ремня в воспитании честности

В бассейн Игорь пришел на год раньше, чем в школу.

— Он был такой шустрый, что каждый день я с опаской шла в садик: что на этот раз натворил? — рассказывает мама. — Убежал из садика, подрался, не слушался? Я плакала, мы его ругали — ничего не помогало. Эту хаотично бьющую энергию надо было куда-то направить.

Единоборства отвергли сразу: “он и так дерется”. Травмоопасные виды спорта вычеркнули по просьбе мамы: “чтобы я меньше волновалась”. Остановились на плавании.

— Вплоть до шестого класса много было нюансов с поведением Игоря, — говорит Елена. — Уже потом учителя стали его хвалить: мол, хорошо учится, причем увлечен разными предметами, от рисования до математики.

Секция плавания бобруйского тренера Натальи Поздняковой — это ежедневные тренировки в течение учебного года и двойная нагрузка на каникулах. Игорь втянулся не сразу.

— Его выгоняли с тренировок, — вспоминает Александр. — Он боялся нам об этом рассказывать. Бывало и такое: привожу его на тренировку, жду в холле. Выходит тренер, удивляется: а вы что тут делаете? Ну как, говорю, сына жду. Выясняется, что Игоря неделю назад из секции попросили и все это время он заходил в раздевалку, смачивал там голову водой и пережидал тренировку.

— За обман папа не раз прикладывался ремнем, — признается Елена. — Потому что к проказам сына мы привыкли, но ко лжи привыкать не хотели.

Как Игорь пытался “договориться”

— Уже в первом классе у Игоря “поплыло” зрение, — рассказывает Елена Бокий. — Мы ходили к врачам каждый месяц, но остановить процесс не получилось. Слышали версию, что эти проблемы от хлорки, поэтому плавание придется бросить. Но наш врач Татьяна Яковенко нас поддержала: наоборот, плавание в нашем случае может быть полезно.

Свои первые соревнования семилетний Игорь проиграл и горько плакал по этому поводу. Он вообще трудно переносил неудачи. Как-то раз, не показав на областных соревнованиях в Могилеве первый результат, даже рвался прыгнуть обратно и “переплыть заново”.

Папа стимулировал спортивные достижения сына долгожданными подарками и деньгами. Когда Игорю было не более девяти лет, Александр пообещал ему денежный приз, если сын обгонит на соревнованиях своего давнего друга-соперника Пашу. До тех пор Игорю ни разу не удавалось прийти на финиш раньше него.

— Услышав этот заманчивый посул, Игорь подошел к Паше с предложением: уступи, а деньги поделим пополам, — смеется Елена. — Паша рассказал маме, мама — тренеру, а тренер ничуть не удивилась: ой, говорит, это же так часто встречается!

Пашу Игорь обогнал через год, по-честному. Хотя Павел был и остается сильным спортсменом, сейчас занимается в Республиканском центре олимпийской подготовки. А Игоря в свое время туда не взяли.

— У нас было направление, но сын не прошел медкомиссию из-за плохого зрения, — говорит Елена. — Я тогда хотела, чтобы он бросил плавание. Надо было срочно искать другой вариант устройства в жизни, подтягивать учебу. Но тренер и муж уговорили оставить все как есть еще на год.

Почему двери и сердце надо держать открытыми

А потом, наверное, вмешалась судьба: родители узнали, что Игорь может претендовать на статус паралимпийца, способного мальчика заметил тренер Геннадий Вишняков.

— В Беларуси нет оборудования, при помощи которого можно исследовать глазное дно и установить степень утраты здоровья слабовидящим человеком, — говорит Елена. — Первую комиссию сын проходил в Германии, затем в Голландии, Лондоне. Сейчас у него статус паралимпийца на четыре года.

По статистике, восемь процентов жителей Беларуси имеют инвалидность. Ежегодно около двух тысяч человек становятся инвалидами по зрению.

— Многие не знают, что могут пойти в паралимпийский спорт, — говорит Елена. — Семьи, воспитывающие особенных детей, очень часто замыкаются в своем внутреннем мире. Надо, чтобы они были с нами, занимались спортом, а не сидели дома.

— Желаю всем обрести уверенность и найти силы для того, чтобы заниматься любимым делом, — вторит Игорь.

Вернувшись из Лондона, Игорь оставил близких за праздничным столом и отправился к друзьям. Потом — на бобруйскую дискотеку. Мама отпустила чемпиона не сразу: никак не привыкнет к мысли, что Игорь уже взрослый человек.

— Нет, говорю, не разрешаю, — рассказывает Елена. — Игорь обиделся: “Вы меня до Олимпиады не пускали — говорили, после соревнований отпустите. А сейчас опять начинается...” Пришлось отпустить, но я все равно ему звонила каждый час.

На дискотеке Игоря узнали охранники. Попросили сфотографироваться на память.

— Переживаем за него, как не переживать, — признается Александр. — Хочется, чтобы он отдохнул после волнений, ведь впереди учеба в БГУ и тренировки. В конце сентября съездим всей семьей отдохнуть, Игорь как раз выбирает маршрут — Арабские Эмираты, Египет или Мальдивы.

Вернувшись из этого путешествия, семья Бокий переедет в Минск. Пока речь идет о съемной квартире.

— Не хотим, чтобы Игорь оставался один в большом городе, — говорят родители. — Надо, чтобы кто-то ему помогал решать бытовые вопросы. У него ведь ежедневно две тренировки и учеба, так что обед в лучшем случае сведется к перекусу в “Макдональдсе”.

Интенсивные тренировки помогут Игорю осуществить свою мечту — установить мировой рекорд на 400-метровке среди юниоров. Без скидок на состояние здоровья. Соревнования, на которых появятся шансы это сделать, начнутся через три месяца.

Ирина Дергач

Источник: ng.by

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ