Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

"Это были добрые и талантливые дети". Воспоминания о погибших в ДТП

В реабилитационном художественном центре "Дети Марии" опасаются, что трагедия с пятью их подопечными приведет к ужесточению чиновниками правил общения детей-инвалидов с внешним миром. Между тем именно дружба с художниками и занятия живописью и керамикой были для детей с нарушениями одним из немногих "окон" во внешний мир. В художественном центре как личное горе восприняли ДТП, в котором погибли пять детей-инвалидов и двое сопровождавших их взрослых – супруги Ширшовы.

"Викуля обещала заплести мне косичку"

Самый центр Москвы, Дмитровский переулок между Большой Дмитровкой и Петровкой. Здесь в подвальном помещении уже много лет квартирует центр "Дети Марии" – общественная организация, где работают с детьми-сиротами и воспитанниками школ-интернатов.

Войдя, сразу понимаешь, что попал в место, где обитают творческие люди: банки с краской на полках вдоль стен, палитры и мольберты, трогательные рисунки воспитанников на стенах, широкий деревянный стол, за которым идут занятия.

Центр "Дети Марии" работает уже почти 20 лет. Его создала известная в благотворительных кругах художница Мария Елисеева. Центр существует на частные пожертвования и гранты – государство его не спонсирует. Правда, местный муниципалитет бесплатно выделил это помещение. А вот из второго помещения на Новослободской художников уже "попросили".

С детьми работают не только штатные сотрудники центра, но и ребята-волонтеры. Вот в центр звонит одна из них, девушка Саша – несколько лет назад она пришла в центр, "попала" на детей из интерната №7 и с первого взгляда влюбилась в них. "Что мне теперь делать? Ведь завтра вторник – как раз их день, – рыдает в трубку она. – Больше в центр не приходить?"

Многие выросшие воспитанники "Детей Марии" потом сами приходят сюда как учителя или волонтеры – ведь центр для них становится первой и порой единственной семьей. Одна из таких волонтеров – 30-летняя Надя.

Когда-то она сама была воспитанницей школы-интерната. Сейчас Надя работает курьером, а сюда приходит общаться с детьми.

Она вспоминает свою подругу, погибшую в ДТП – 15-летнюю Вику Иванову, низенькую симпатичную девушку с прической-каре. "Викуля интересовалась модой, очень любила возиться с волосами и заплетать косички, – рассказывает Надя. – Мечтала стать парикмахером. Она и мне обещала косичку заплести в ближайший вторник. Теперь этого не случится".

А Надя уже никогда не выполнит своего обещания подарить Вике расческу.

"Им не хватает тепла, любви"

"Дети Марии" дружат со многими московскими школами-интернатами. Вторник всегда был забронирован для детей из школы-интерната №7, что у метро "Новые Черемушки". В этот день в центр приезжала воспитатель, 31-летняя Ольга Ширшова со "своими" детьми.

Под руководством Ширшовой и учителей из центра детишки нарисовали несколько работ, которые выставили на конкурс Шестого московского фестиваля прикладного искусства и ремесленничества для детей и молодежи с ограниченными возможностями здоровья "Мы вместе".

В субботу 22 сентября они возвращались с Поклонной горы с хорошей новостью – трое ребят получили первые места. Когда дети, Ширшова и ее муж на остановке ждали автобус, в них врезался пьяный водитель. Пятеро детей и двое взрослых погибли на месте. Именно по грамотам и проездным билетам, которые выдают воспитанникам школ-интернатов, детей удалось быстро опознать.

"Я представляю, как они стоят на остановке счастливые, что побывали на конкурсе, что победили, с грамотами, обсуждают, – говорит координатор центра Татьяна Головкина. – И все думаю, что Ольга чувствовала в последнюю секунду, когда увидела эту летящую на них машину".

Ольгу Ширшову и ее учеников в центре очень любили. И любовь эта была взаимной. В центре "Дети Марии" с ними занимались не только живописью, но и керамикой. Слепленные фигурки здесь можно обжечь в собственной печи. "Они лепили тарелочки и кружки, но больше всего им нравилось делать животных. У них около интерната собака живет, они пытались ее слепить, – вспоминают в центре. – Дети очень ласковые. Чувствуется, что им не хватает тепла, любви. Они очень доверчивые и тянутся к людям".

Кстати, тем воспитанникам интерната, которым посчастливилось остаться в тот день дома, до сих пор не сказали, что их друзей и преподавателя больше нет. "Сообщать о такой трагедии, как она произошла, этим детям ни в коем случае не надо, – советует психиатр-криминалист, руководитель "Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях" Михаил Виноградов. – Надо найти обходные пути. Сказать, что детишки заболели, что они в больнице, чтобы постепенно готовить к тому, что дети в интернат не вернутся".

По его мнению, воспоминания, связанные с погибшими, в скором времени уйдут из детской памяти: "Они забудут, что были знакомы, что вместе жили. Но если им преподнести эту трагедию сейчас, она сломает их психику. Детки и так нездоровы, они сверхчувствительны к проблемам".

Супруги Ширшовы все делали вместе

В школе-интернате №7 воспитываются дети с нарушениями развития. Как правило, это дети-отказники. У большинства из них есть один или даже оба родителя. Но так как рождались они с нарушениями, зачастую вызванными образом жизни самих родителей, от них отказывались еще в их младенчестве.

Сокращенную школьную программу они получают в самом интернате. Нетрудно понять, что для многих поездки в центр "Дети Марии" и подобные – главная возможность хоть как-то узнать мир за воротами интерната и получить хоть какой-то жизненный опыт.

"Хорошо, что есть такие люди, как Оля – небезразличные, которые были готовы таскаться с детьми через всю Москву, – говорит сотрудница центра Татьяна Головкина. – Она ведь и на праздники ездила, и на елки, и на всякие экскурсии. Сможет ли теперь кто-то ее заменить?"

"Оля влюблялась в этих детей, – вспоминают в центре. – Она даже пришла в какой-то соседний интернат и сказала: давайте я и с вашими детьми буду заниматься".

Ольгу во всем поддерживал ее муж Сергей. Он сопровождал ее с детьми и приезжал вечером за ней. Он был рядом и в ту роковую субботу на Поклонной горе.

"Они и в нашем центре любили с лепкой повозиться, – вспоминают в "Детях Марии". – У Сережи хорошо было с формой, а у Оли с росписью".

По своей работе 38-летний Сергей Ширшов не имел никакого отношения к больным детям – он заведовал системой кондиционеров в одном крупном торговом центре, рассказала РИА Новости его сестра Татьяна. Вместе с Ольгой они прожили 10 лет, но своих детей у них пока не было. Возможно, именно поэтому супруги Ширшовы посвящали все свои силы и свободное время чужим брошенным детям.

Детям не хватает навыков социализации

Теперь в "Детях Марии" переживают, что контролирующие органы решат ужесточить порядок выхода воспитанников за пределы заведений. Властям проще ввести запретительные меры, чем лишний раз рисковать здоровьем воспитанников.

Выпускнику детского дома-интерната почти гарантирована дорога во взрослый психоневрологический интернат, и это на всю жизнь. После окончания школы-интерната и достижения 18 лет молодые люди проходят специальную комиссию, которая теоретически может признать их годными к самостоятельной жизни. Но на самом деле случаи, когда выпускники интернатов начинают самостоятельную жизнь, единичны.

"Но как им самим научиться самостоятельной жизни, если их этому не учат? – рассуждают в центре "Дети Марии" – Многие специалисты говорят, что в школах-интернатах дети обеспечены всем необходимым, но не обладают никакими навыками социализации".

"В любом интернате делать нечего – только на дорогу смотреть и считать машины, – вспоминает волонтер Надя по собственному опыту. – Для детей такие поездки, занятия рисунком – это было очень важно". Ведь многие не могут даже самостоятельно пользоваться метро.

Осталась только пачка рисунков

Метрополитен особенно впечатлял 17-летнего Диму Узбекова, который в следующем году готовился покинуть школу-интернат. "Это был безумно талантливый мальчик, я знала его с детства, видела, как он рос, взрослел, – вспоминает еще одна преподавательница из центра "Дети Марии" Анна Митина.

Дима стал одним из победителей того, последнего для него, конкурса – он нарисовал московский Кремль и сделал это так красиво, как смог бы не каждый взрослый.

По словам художницы, Дима бредил метрополитеном. "Для нас метро – это обыденность, а для таких детей выход в город – целое кругосветное путешествие, – с грустью вспоминает преподавательница. – Детей не останавливало даже жестокое отношение окружающих: "Сто раз мне рассказывали, как в них на улице пальцем тыкают и смеются".

По ее словам, Дима с прошлого учебного года "мучил" ее тем, что хотел крупно нарисовать платформу метро "Выхино". "Я удивлялась – она ведь ужасная. Объясняла, что "Маяковская" куда симпатичнее. Но у них все по-другому устроено, свои эталоны красоты, – вспоминает Анна. – Они ходили рисовать в Пушкинский музей. Им показывают замечательную картину с закатом на море, а они рассматривают кнопку пожарной сигнализации рядом с картиной и расспрашивают про нее".

Недорисованная работа Узбекова с пачкой других рисунков погибших детей так и осталась лежать в центре "Дети Марии". Волонтер Надя задумчиво листает работы – где-то трогательные в своей наивности, где-то выполненные на вполне приличном уровне. Но у каждой из них на обороте одинаковая надпись: "Преподаватель Ширшова О.Н.".

Источник: ria.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ