Архив:

Кто кому помогает?

Успехи наших паралимпийцев сотворили чудо – они наложили печать молчания на уста завистников, которыми так кишит интернет. Победа нашей девушки на конкурсе красоты тут же поднимает целое цунами злобы: «Да я знаю, кто это проплатил! Да все знают, кому она дала!» А на форуме, посвященном паралимпийцам, малейшие попытки развязности гневно пресекаются. Ибо эти шутники покушаются на самое дорогое – на нашу гордость за человека, ослабляющую наш страх перед болезнями и увечьями.

Никто из нас не царевич Сакиа-Муни, от которого были сокрыты старость, болезни, смерть. Каждый трясущийся паралитик сверхубедительно напоминает даже самым процветающим: вот чего стоят твои мышцы, твоя молодость, твой успех, твой джип, не случайно столь схожий с катафалком, – хорошее ДТП (дорожно-транспортное происшествие) воздействует не менее эффективно, чем ДЦП (детский церебральный паралич).

Так и живем, получая безостановочные сигналы: ты ничто, ты ничто, ты ничто… И от этого экзистенциального ужаса не может защитить никакой рост ВВП.

Эти невеселые мысли постоянно преследовали меня в хельсинкском центре занятости, принадлежащем Финскому союзу помощи парализованным людям – «дэцепэшникам», как их называют у нас. В этом центре проводят дни самые тяжелые, каких у нас в общественных местах мы никогда не видим (в сравнении с Европой наши города просто «инвалиденфрай»). И несмотря на просторные, чистые помещения и самое современное оборудование, эти люди даже на электрических колясках с упрощенным управлением продолжают оставаться скрюченными в самых диковинных позах, непроизвольно гримасничают, издают бесконтрольные мычащие звуки…

В старое доброе время их сочли бы одержимыми бесами, и что бы тогда их ждало – заточение или костер? А здесь за каждым креслом стояла ласковая помощница (не медсестра, а именно помощница!), не спеша подносящая ложку к их подергивающимся губам и терпеливо утирающая то, что пролилось, внимательно прислушивающаяся к их неясным просьбам. Для тех же, кто совсем не может говорить, есть специальные альбомы с картинками, которые подсказывают помощникам, что требуется их подопечным. При помощи этих альбомов люди, почти лишенные речи, могут объясняться не только с персоналом, но и друг с другом. И ад оборачивается если не раем, то местом вполне симпатичным.

В этих милых помощницах не ощущается ни малейшей жертвенности, они как будто тоже пришли сюда приятно провести время – похозяйничать, переброситься словцом, послушать музыку, кому-то помочь… Но все-таки проводить дни среди несчастных, от одного вида которых людей непривычных бросает в ужас…

Однако врач-реабилитолог, которому я попытался выразить мое восхищение, не согласился со мной. Когда он встречает таких людей на улице, ему и в голову не приходит их жалеть или содрогаться: они не могут ходить, а у меня отец недавно умер, у всех свои огорчения – обычное дело.

Так вот чего добились здоровые, помогая инвалидам: они сумели нейтрализовать нашего главного врага – экзистенциальный ужас. Столкновение с парализованными людьми здесь посылает здоровым сигналы ровно обратного свойства: твоя жизнь всегда представляет величайшую ценность; даже если с тобою что-то, упаси бог, стрясется, она все равно не превратится в кошмар.

Самый убедительный сигнал, подтверждающий значительность каждого человека, общество посылает своим гражданам тогда, когда помогает людям, в поддержке которых нет абсолютно никакой экономической целесообразности. Помогая инвалидам настолько тяжелым, что они иной раз и оценить этого не могут, общество защищает от поругания человеческий образ, нуждающийся в защите ничуть не менее, чем государственные символы. Для защиты национальной истории даже была образована специальная комиссия. А для защиты образа человека не существует ничего.

К счастью, «есть и Руси чем гордиться»: в Петербурге, например, очень эффективно и эффектно работает клуб «Маяк олимпикс» под началом Марины Николенко. Эффектно – это комплимент. Потому что гуманистический призыв включать инвалидов в полноценную жизнь у нас понимают ближе к его буквальному смыслу. Если в хельсинкском центре занятости больше стараются обеспечить пациентам приятное времяпрепровождение, то в Петербурге их вовлекают в спорт, в художественную самодеятельность – в «Маяк олимпикс» все стены увешаны декоративными изделиями и грамотами за всевозможные достижения. Правда, даже и этому клубу было бы не по силам работать с такими тяжелыми, как в Хельсинки, – не хватило бы ни средств, ни кадров.

…Развивая паралимпийское движение, мы не просто помогаем тысячам людей с ограниченными возможностями (как будто наши собственные безграничны!), мы не просто гуманизируем наше общество – мы помогаем самим себе, получая заряд мужества, ощущение нашей нужности, если, не дай бог, на нас обрушится увечье. И обретаем надежду, что даже тяжелая форма инвалидности – это вовсе не конец жизни.

Александр Мелихов

Источник: nvspb.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ