Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Обыкновенная история

Когда Паралимпиада станет обычным соревнованием, замалчивавшиеся темы выплывут наружу.

В своем стремлении «стать как все» паралимпийское движение неизбежно столкнется с «обыденными» для спорта проблемами – интригами, скандалами и расследованиями. Есть четкая отсечка, по которой вы поймете, что Паралимпийские игры для вас стали обычным соревнованием. В этот день и час вы придете в букмекерскую контору, сделаете ставку на какое-то событие в мире паралимпийского спорта, и будете честно без всяких скидок на моральность и сострадание болеть за своего спортсмена. Будете желать ему победы, и как следствие, его соперникам — поражения. Тут и будет нанесен удар по паралимпийскому движению, которое, возможно, к нему пока не готово.

Паралимпийские Игры изо всех сил стараются стать для мира обыкновенной и привычной историей. С новостями на информационных лентах, с прямыми трансляциями забегов-заплывов, с гонкой в таблице общего медального зачета, и с эротическими фотосессиями спортивных звезд. Чтобы было все как у всех, и, наверное, это правильно. Но в своем стремлении «стать как все» паралимпийское движение неизбежно столкнется с «обыденными» для спорта проблемами – интригами, скандалами и расследованиями. Обычный спорт научился делать из них рекламу. Паралимпийский они способны погубить.

Тот день, когда вы придете в букмекерскую контору, сложно себе представить только на первый взгляд. В 2006 году на Паралимпийских играх в Турине, а точнее в небольшом альпийском городке Сестриере, где базировалась Паралимпийская деревня, первые три дня мы, журналисты, страшно боялись совершить какую-нибудь ужасную бестактность – например, протянуть машинально руку для рукопожатия и только с запозданием сообразить, что собеседник не сможет ответить тем же. Я не знал, куда смотреть, потому что считал неловким обращать внимание на физические особенности окружающих людей, но отводя взгляд, все равно сталкивался с ними. Мы не знали, что говорить и о чем спрашивать – вдруг именно эта тема под запретом.

А через три дня все прошло. Мы спокойно обсуждали паралимпийский спорт, как обычный, мы машинально делали шаг в сторону, чтобы человек на коляске мог вписаться в круг разговора, и совершенно избавились от привычки говорить тихим голосом как в больнице. Это была нормальная жизнь спортивного турнира. Со своими тайнами и сплетнями. Теперь представьте, в каком все будут замешательстве, когда хотя бы часть этих разговоров получат официальное подтверждение, и сенсации выплеснутся из этого мира.

Для примера – история с Лэнсом Армстронгом. Человеком, который победил рак, выиграл семь супермногодневок «Тур де Франс», а теперь дисквалифицирован за допинг. Любой допинговый скандал на Паралимпиаде грозит таким же противоречием. Как относиться к людям, которые преодолели обстоятельства, нашли новый смысл в жизни, при этом вынуждены употреблять медицинские препараты, и часть этих препаратов дает им преимущество над соперниками. Или еще одна тема. На Паралимпийских играх есть разные зачеты в зависимости от степени поражения спортсмена. Были случаи, когда участник на одних соревнованиях, сталкиваясь с жесткой конкуренцией, делал операцию, не связанную с медицинской необходимостью, и на следующий турнир переходил в тот класс, где из-за меньшей конкуренции становился фаворитом. И само собой появятся разговоры о премиальных, и о смысле общего медального зачета.

Сейчас все эти вопросы не принято задавать вслух. Но когда Паралимпиада станет обыденным соревнованием, на них потребуются ответы.

Андрей Вдовин

Источник: mn.ru