Архив:

Без альтернативы

В Саратове ударными темпами создается безбарьерная среда. И уже совсем скоро инвалид, почти как в песне, сможет доехать «до самых до окраин», причем без чужой помощи... Наверняка читателю уже стало смешно, а вот местным чиновникам не до шуток - они пытаются отработать оказанное доверие. Ведь Саратов, будучи пилотным регионом программы «Доступная среда», просто обязан показать пример всей остальной России.

Впрочем, последнее время все чаще кажется, что с «Доступной средой» в России выходит та же история, что и с яхтой «Беда». И пусть проект, в отличие от плавсредства капитана Врунгеля, называется красиво, но вот на кой ляд нужно было начинать его именно с Саратова? Страшно представить, что опыт нашего бордюрно-ухабистого города может быть растиражирован на всю страну.

Впрочем, помимо непростого рельефа дорог и тротуаров, есть и еще одна проблема - качество инвалидных колясок, которые выдает людям с ограниченными возможностями минсоцразвития области. Об этой и некоторых других проблемах мы решили поговорить с активным инвалидом-колясочником Дмитрием Митраковым.

- Дмитрий, вы были свидетелем того, как активисты объединения родителей детей с диагнозом ДЦП «Радость движения» пытались убедить областное министерство социального развития в том, что закупаемые ими коляски - это не благо, а наказание для детей. В конце концов, к счастью, мамам удалось добиться своего. А как обстоят дела в этой сфере у взрослых инвалидов?

- Удивительно, но министерству сложно провести аналогию между детьми и взрослыми. Если ребенку коляску нужно подбирать индивидуально, то и взрослому тоже. Для взрослых инвалидов тоже надо проводить выставку - чтобы был выбор хотя бы из трех-четырех моделей. Но, увы, карты реабилитации у нас индивидуальные, а вот коляски дают всем одинаковые. Комнатная стоит 8 тысяч рублей, а уличная активного типа - в районе 11 тысяч. За эти деньги, в принципе, сложно купить что-либо приличное.

- Устраивают ли вас эти коляски? Какое у них качество?

- Коляска должна выдерживать всю нашу «безбарьерную среду». А те, которые закупаются, могут служить только дома, да и то - не более двух лет. Шесть лет она, конечно, не протянет.

Но опять же повторюсь - каждому свое. Кто-то сидит целыми днями дома, ему другая и не нужна. А другой передвигается по городу. Отмечу, что китайские коляски, закупаемые министерством, не выдерживают никакой критики. У них ломается крестовина и можно попросту сесть на землю на улице. Трудно себе представить, какая это катастрофа для инвалида. Чтобы было ясно, насколько индивидуальным должен быть подбор, приведу такой пример: у одного человека нет машины, и ему нужна массивная и надежная коляска. Другому нужна легкая и компактная, чтобы помещалась в машину.

- Простите за нескромный вопрос: какую коляску вы приобрели для личного пользования?

- Ее стоимость - 36 тысяч рублей, причем я выбирал наиболее дешевую и практичную. Не то чтобы я с жиру бесился - это необходимость. Из этой суммы мне компенсировали около 10 тысяч. Вроде бы федеральное законодательство не ограничивает суммы, которые можно потратить на средства реабилитации. В этом вопросе регион должен проявлять инициативу. Почему-то в Самаре покупают коляски за 30 тысяч рублей, в Москве - за 80, а в Тюмени - за 60. А у нас, когда пытаешься убедить в необходимости покупки дорогостоящих средств реабилитации, ответ один: «если мы будем покупать дороже, нас проверками заклюют». По сути, у нас отношение к коляскам такое же, как к ортопедической обуви - главное, чтобы она не пропускала воду. А удобно ли тебе в ней - это никого не волнует. Так и коляска - главное, чтобы у нее колеса вертелись.

- Как можно бороться с этим?

- Нужно, чтобы техническое задание на коляску в тендере было прописано детально, а не в общих чертах. Нужно указывать определенные характеристики коляски в индивидуальной программе реабилитации. И, конечно же, важно желание и инициатива власть имущих.

- Легче ли сегодня стало передвигаться по Саратову? С чего, в принципе, начинается ваш выход из дома?


- Он начинается с того, что я тщательно продумываю маршрут - вспоминаю, где расположены те или иные препятствия. Это только в красивом мультфильме от минсоцразвития человеку советуют обратиться в свое ТСЖ, чтобы ему сделали пандус в подъезде. Они, может быть, и сделают, но каким будет этот спуск?

Сегодня в городе где-то сделали пандусы, неудобные, но попытка - не пытка, развесили звонки, половина из которых не работает. Есть и еще один момент: когда ты пришел в заведение без пандуса, то порой приходится общаться на улице под дождем по причине отсутствия козырька. Чиновнику, чтобы понять наше положение, нужно представить себе, что для попадания в здание ему нужно каждый раз прыгать через высоченный забор.

Социальное такси Фрунзенского района нужно заказывать за неделю, а министерское такси - до 20-го числа каждого месяца и лишь на следующий месяц. Это не всегда удобно - часто приходится куда-то неожиданно отправляться. Что касается общественного транспорта... Да, в троллейбус нам помогает заехать кондуктор. А вот что касается автобусов... Недавно мы с Виталием Телегиным пытались уехать от вокзала на энгельсских автобусах. Один водитель сказал, что у него нет справки от ГИБДД о том, что он имеет право перевозить инвалидов. А другой растерялся и ответил, что даже не знает, как открывать аппарель. Та же ситуация повторилась на маршрутах №№2 и 2Д. Когда я пожаловался в «Транспортное управление», мне прислали милое письмо: «факт отсутствия помощи водителями инвалидам-колясочникам в производстве посадки (высадки) в автобус не подтвердился». У меня, по всей видимости, были продолжительные галлюцинации - водители, оказывается, всегда действуют согласно инструкции.

Александр Сорокин

Источник: nversia.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ