Архив:

О создании доступной среды для инвалидов

Тольяттинец Яков Заславский занимается проектированием «доступной», или «безбарьерной среды» (или, используя более современный термин, универсальным дизайном).
Занимался: проектированием, написанием статей, программных документов, некоторое время занимался интерактивным сайтом доступности.
Проекты: Рабочая документация (строительные чертежи) по следующим учреждениям: здание бассейна (оснащение входа, парковки), тубдиспансер (оснащение входа). 2 центра социального обслуживания населения - в районных центрах (оснащение входа, парковки, туалетов), спорткомплекс (оснащение входа, парковки, душевых, раздевалок, туалетом, помещения бассейна, скоро будет готов проект по всему зданию).

О проблемах создания доступной среды для инвалидов в Тольятти и в целом по России Яков Заславский рассказал TLTgorod.

Так получилось, что вот уже несколько лет вопрос создания доступной среды для инвалидов не сходит с повестки дня. Нельзя сказать, что эта тема — ключевая, однако внимание к ней нисколько не ослабевает, и она остается постоянным фоном. Для нашего города тема актуальна ровно настолько же. насколько для любого другого. У нас почти ничего не сделано, как и практически в любом другом городе - даже в Москве. 99% того, что делается, делается неправильно.

Доступная (безбарьерная) среда, «безбарьерка» — это возможность для инвалида получить любые услуги, любую информацию, зайти (заехать) в кафе, кинотеатр, спортзал. Ни у кого не вызывает сомнения, что с этим в нашей стране большие проблемы. К сожалению, инвалиды (как колясочники, так, например, и слепые) не могут свободно передвигаться и безопасно чувствовать себя ни в одном российском городе. Столь же очевидно для всех, что вопрос как-то должен быть решен — хотя бы потому, что решения существуют и планомерно реализуются – правда, пока не в России.

Проектирование доступной среды – это специфическая область архитектурного проектирования, или скорее, дизайна среды, которая касается приспособления архитектурной среды для людей с индивидуальными физическими, психическими особенностями.

По-настоящему, решение проблемы проектирования доступной среды стало актуальным после Второй мировой войны, когда многие люди вернулись инвалидами. Встал вопрос о том, как сделать так, чтобы эти люди не чувствовали себя ущербными.

Лидеры в области решения этого вопроса - США, Великобритания, Япония, Германия. В конце 50-х были приняты первые строительные нормативы по «безбарьерке» в США, потом в странах Западной Европы, в Японии. Появились научные исследования.

В нашей стране этим практически не занимались и только в 90е появились нормативы по доступной среде.

Когда у нас строятся новые здания, то к ним уже предъявляются определенные требования. Они достаточно формальны (речь идёт о требованиях «Постановления № 87 Правительства РФ». Застройщик, выполняя их, в общем, не решает задачу; так или иначе, у него есть возможность избежать решения этой задачи. Основная проблема вот в чём: создание доступной среды - это совместная работа проектировщика, руководства учреждения, строителей и чиновников. Результат бывает только тогда, когда никто «не филонит». Отечественные строители всегда пренебрегают чертежами (покупают не то, ставят не там, вообще, изменяют всё так, как хотят). Чиновники почти всегда абсолютно ничего не понимают в безбарьерке и своим вмешательством обычно только вредят. Всё зависит, в конечно счёте, от руководства учреждений. Если они чувствуют малейшую заинтересованность, то можно пытаться управлять процессом, если им это вобщем-то не надо (примерно в 50% случаев), соответственно, ничего хорошего построено не будет, даже если проект был сделан правильно. В общем, основная проблема - это реализация. А сейчас появилась ещё одна - преодоление бюрократических препон. Ничего в проблеме не понимают, однако пытаются взять всё в свои руки.

Что касается приспособления уже существующих зданий, то тут тоже всё, увы, стоит на месте. Дело тут, конечно, не в том, что все средства на доступную среду уходят «на сторону» (хотя и такое тоже часто бывает). Строится очень много (как правило, делаются попытки оборудовать входы, и иногда - туалеты), но, как правило, настолько некачественно, что весь смысл теряется — пользоваться получившимися приспособлениями или невозможно, или же крайне неудобно. Всякий может убедиться в этом, проверив первый попавшийся пандус на соответствие самым элементарным требованиям: его уклон не должен (за исключением некоторых особых случаев) превышать 8% (порядка 4,5 градусов), он обязательно должен быть снабжен с двух сторон поручнями. Много найдете конструкций, соответствующих этим простым запросам? В лучшем случае — одну из 100 осмотренных. Но при этом, разумеется, дело этими двумя требованиям не ограничивается. Доступная среда – это очень сложная совокупность мер, а пандус – это, пожалуй, одна из самых простых вещей в этой системе.

В нормативах и специальной литературе обговариваются огромное количество деталей, без которых оборудуемое для доступа инвалида пространство окажется для него недосягаемым или опасным. Невнимательность к этим деталям ведёт к тому, что все потуги оснастить что-то для инвалидов оборачиваются пустым пшиком и бессмысленной растратой денег.

Характерный пример - ситуация с дорожками для слепых (желтые металлические плитки, появившиеся здесь и там на тротуарах, пока только в Москве). Ближе к нашим реалиям – все эти многочисленные пандусы, как правило, неправильно сделанные, не там установленные, бесполезные для инвалидов и травмоопасные.

Одним словом, главная беда не в том, что доступной средой не занимаются. А в том, что делается это неправильно — так, как если бы не делалось вовсе. Результат пока не сдвинулся с нулевой отметки. Дело обстоит довольно плохо, хотя в высшие инстанции по-прежнему отправляются доклады и отчеты о неукоснительном движении вперед, растущих показателях и процентах. Рано или поздно это станет ясно даже людям, отвечающим за решение проблемы на федеральном уровне. Как обычно в таких ситуациях, начнутся поиски «виноватых», найдут, как обычно, стрелочников и показательно накажут.

Между тем, существуют некоторые вполне объективные причины, почему с доступной средой у нас до сих пор дела обстоят так плохо, а все усилия оказываются тщетны. Первое, что обращает на себя внимание — крайне сырая правовая база. Уже в законе «О социальной защите инвалидов РФ» есть момент, который не позволяет двигаться вперед. По смыслу закона при оснащении здания для инвалидов его собственники (например, государство, фирма или частное лицо) должны согласовывать свои действия с обществами инвалидов. Однако, каким образом это сделать и на какой стадии, не сообщается. Таким образом, закон дает возможность для интерпретаций, чем невозбранно пользуются на местах. По логике вещей, конечно, согласовывать нужно проект — однако все строится, как правило, без него (в этом, кстати, еще одна причина неудач — на проектировании всюду, где не предусмотрено жестких репрессивных санкций, российские строители стараются сэкономить). Представителей общества инвалидов часто приглашают «принять» уже построенное, когда что-либо изменить поздно. Это в лучшем случае. В худшем, их не задействуют вовсе, ограничиваясь приемкой в местных департаментах соцразвития. Естественно, в эксплуатацию сдается почти все (результат — почти 100% брак). С частными организациями еще проще — обходится без формальных процедур. Известны, конечно, исключения — в Екатеринбурге общество инвалидов во главе с Е. Леонтьевой добилось права принимать любые строительные объекты — но это, конечно, случай, явно выбивающийся из общего ряда.

Создание доступной среды – проблема и дизайнерская и организационная, если шире, то вообще проблема социализации.

Проблема приспособления архитектурной среды – это частный вопрос, но связан с вопросами финансирования, регламентирования, законодательной деятельностью.

Для того чтобы отсеивать некачественную рабочую документацию, достаточно сделать три вещи: 1) сделать все решения в этой области абсолютно прозрачными; 2) допустить общественную и профессиональную дискуссию; 3) допустить общества инвалидов к приёмке документации и объектов.

О чем Яков Заславский писал в социальных сетях:

Чуть больше двух лет назад отправлял в мэрии Тольятти предложения по созданию доступной (безбарьерной) среды для инвалидов. Мне пришёл ответ - типичная отписка, хоть и довольно обстоятельная. Чуть позже я, заручившись поддержкой депутата губдумы от КПРФ Марины Ериной, отослал те же самые предложения в МинЗдравСоцРазвития области. Теперь, по прошествии двух лет, есть возможность оценить, прислушались ли тогда в мэрии и областном Минздраве к написанному.

В январе 2012 старейшая российская газета для инвалидов "Вместе" опубликовала новые предложения, в качестве передовицы, тем самым их одобрив. С текстом можно ознакомиться, например, в сообществе Большого правительства Самары, где я их решил продублировать.

Реакция самарской мэрии мне пока не известна (хоть я и получил твит от Азарова, но он больше похож на стандартную чиновничью отписку - видно, что человек текст не читал и не собирался, увы).

Источник: tltgorod.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ