Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Паралимпиада, длинные ноги и длинные языки

В это воскресенье в Лондоне закрываются 14-е Летние Паралимпийские Игры. Младшая сестра Олимпиады с 1988 года, Паралимпиада до сих пор была свободна от скандалов, терзающих большой спорт. Деньги, стероиды, политика, дискриминация по любому признаку — почти ничто из этого не имело отношения к состязаниям спортсменов-инвалидов. Однако нынешний год обозначил перелом. После неудачного забега один из паралимпийцев обвинил своего соперника в нечестной игре — и этот инцидент (всего лишь секундная вспышка эмоций) не сходит с первых полос вот уже почти неделю. Суть обвинения проста: у соперника... слишком длинные ноги!

Согласно официальной легенде, Паралимпиада уходит корнями в 40-е годы XX века, когда в одном из военных госпиталей Великобритании затеяли соревнования по стрельбе из лука для для солдат с повреждениями спины. Четверть века назад Паралимпийские игры получили своё нынешнее имя, а к настоящему моменту превратились в мероприятие, по зрелищности и популярности способное тягаться с Олимпиадой. В текущих Играх принимают участие четыре тысячи человек из полутора сотен стран, демонстрирующие мастерство в двадцати видах спорта. При этом сами участники поделены на группы, согласно личным физическим и интеллектуальным способностям: лица с ампутированными конечностями, испытывающие трудности с координацией, задержкой умственного развития, слепые и слабовидящие.

В центре нежданно разгоревшегося скандала 25-летний южноафриканец Оскар Писториус. Ещё в 11-месячном возрасте ему ампутировали обе ноги ниже колена — и тем удивительней, что его профессиональной стезёй стала лёгкая атлетика. Писториус бегает — и бегает чуть ли не быстрее всех на Земле — на протезах. Впрочем называть так чудо инженерной мысли, с помощью которого Оскар установил несколько мировых рекордов среди инвалидов и лишь чуть-чуть отстаёт от полноценных (со своими ногами) спринтеров, так вот называть эти штуки протезами не поворачивается язык. На ногах у Писториуса не протезы, а так называемые blades (англ. лезвия, клинки) — за что он получил прозвище Бегущий по лезвию (blade runner).

Blades — детище высоких технологий, пара гнутых в форме буквы J пластин из углепластика. Чрезвычайно лёгкие и эластичные они выдерживают до полутора сотен килограмм, веся сами в сумме всего кило. Механически они копируют функцию нижней половины ног: поглощают энергию шага, которая у полноценного человека абсорбируется суставами и мышцами, и возвращают часть этой энергии телу, помогая движению.

Лёгкий, пружинящий протез для спорта, разновидности которого используются Писториусом и подавляющим большинством других паралимпийцев, был изобретён американцем Ваном Филипсом (ныне их производит, в частности, исландская компания Ossur, которой Филипс продал права на своё изобретение).

Стоит такое изделие запредельно (под 30 тысяч долларов за экземпляр), как, впрочем, и весь спортивный инвентарь высшей категории. Интересней другое: можно ли применять такое вспомогательное устройство в спорте? Не даёт ли оно нечестного преимущества? Ведь Писториус помимо прочего соревнуется и с полноценными бегунами (на прошедшей Олимпиаде он бежал 400-метровую дистанцию наравне со всеми).

Что касается пружинящих свойств углепластикового протеза, тут волноваться не о чем. Пружина всего лишь возвращает часть энергии, потраченной телом, тогда как живая нога (благодаря работе мышц) ещё и придаёт телу дополнительный импульс. Так что спортсмен-ампутант вынужден тратить сравнительно больше сил. Правда, протезы уменьшают нагрузку на тело, что позволяет увеличить интенсивность тренировок, но это уже тонкости. Так о чём тогда спор? О длине протезов.

Будучи абсолютным чемпионом на 200-метровке в течение почти десяти лет, Писториус нынче пришёл вторым — и немедленно обвинил победителя, бразильца Алана Оливейру, в использовании чересчур длинных «клинков». Бразилец, мол, заменил протезы на более длинные (47 сантиметров против 41.1 см. у Оскара), что помогло ему вырваться вперёд: ведь шаг тоже получается длинней! Позднее Оскар публично сожалел о содеянном, но от заявления своего не отказался. Говорят, с ним согласны и несколько других спортсменов. Они, якобы, пытались вынести вопрос длины на рассмотрение Международного Паралимпийского Комитета (МПК) до игр, но понимания не встретили.

Что ж, на некоторых фотографиях Оливейра и в самом деле смотрится непропорционально высоким. Но, понятное дело, субъективные оценки тут неуместны. Необходима строгая методика определения максимальной длины протезов! И таковая, конечно, имеется. МПК определяет возможную длину углепластиковых ног и её вариации по сложной формуле, учитывающей теоретический рост спортсмена, длину рук, некоторые другие анатомические особенности, и транспонирующей их в соответствии с общепринятыми анатомическими пропорциями на протезы. Тоже не сахар, но лучше чем «на глазок». Протезы Оливейры были измерены и нарушений не выявлено. Однако вопрос всё же будет рассмотрен Комитетом после Игр — и, вероятно, правила изменены.

Дело в том, что сейчас, когда разрыв в результатах между спринтерами-паралимпийцами стал измеряться сотыми долями секунды, всплыли другие нюансы. Оливейра, к примеру, пробежал пробную 200-метровку на одних протезах, а в финал вышел уже на других. Представьте, если бы спринтеры на Олимпиаде могли с такой же лёгкостью менять свои — настоящие — ноги! А американский паралимпиец Джером Синглтон, у которого ампутирована только одна нога, предлагает сильно уменьшить диапазон разрешённых колебаний длины протеза: ведь он, в отличие от Оливейры и Писториуса, не может надеть протез намного длинней или короче своей живой ноги.

Спровоцированная Писториусом дискуссия распространилась и на другие виды спорта Паралимпиады. Так некоторые состязания предполагают допуск участников с задержкой умственного развития. Но как измерить интеллектуальный потенциал спортсмена? Официально поставлен ряд условий: IQ ниже 75, слабые коммуникационные навыки и прочее подобное. Критики считают их издевательскими.

В самом деле, можно ли всерьёз надеяться точно высчитать коэффициент интеллекта или определить степень социализации индивида? Тем более когда речь идёт о награде столь престижной, что спортсмены (по слухам) готовы ломать себе пальцы и протыкать мягкие части тела, только бы слегка улучшить результат (это ещё одна уникальная особенность Паралимпийских игр: говорят, частично парализованные участники могут умышленно причинять себе физические повреждения — боли они не чувствуют, а кровяное давление подскакивает).

Хорошая новость в том, что скандальный флёр Паралимпиаде только на руку. Как ни крути, а большой спорт — это бизнес. И пусть гонорары спортсменов-инвалидов пока на порядок меньше их полноценных соперников, путь средства массовой информации всё ещё отдают младшей сестре Олимпийских игр в разы меньше эфирного времени и газетных площадей, прогресс налицо. Организаторам 14-х Паралимпийских Игр удалось реализовать рекордное количество билетов (первый аншлаг!) — и это, возможно, самый ценный рекорд из длинного списка установленных за последние недели.

Евгений Золотов

Источник: i-business.ru