Архив:

Опровержение министра и комментарий правозащитника

Публикация обращений руководителя неправительственной организации "Право ребенка" Бориса Альтшулера - о положении в Разночиновском детском доме-интернате Астраханской области и о судьбе воспитанницы этого интерната 6-летней Кристины Анисимовой, - получила дальнейшее развитие. Сегодня мы публикуем опровержение министерства социального развития Астраханской области и комментарии правозащитника Бориса Альтшулера.

* * *

Письмо-опровержение Министерства социального развития и труда Астраханской области от 25 февраля 2009 г.


* * *

Борис Альтшулер: Комментарий при публикации письма-опровержения Министерства социального развития и труда Астраханской области

Ранее РОО «Право ребенка» обратилось к Президенту России и Председателю Правительства РФ (16.02.2009), а также к Губернатору Астраханской области (18.02.2009) по общим вопросам соблюдения права детей на семью, на развитие и социализацию, о «массовом злоупотреблении диагностикой умственной отсталости» и т.п., в том числе о ситуации в Разночиновском ДДИ Астраханской области. Особое внимание было уделено судьбе воспитанницы этого интерната 6-летней Кристины Анисимовой.

Реакция на эти обращения была мгновенной:

- 19 февраля судьбой Кристины весьма позитивно, за что мы все очень благодарны, занялось Минздравсоцразвития России, представители Министерства заверили волонтеров, что она останется в Москве. С Кристиной занимаются специалисты и наблюдается положительная динамика в развитии девочки, с которой до того полгода никто не пытался разговаривать.

- 24 февраля в Разночиновском ДДИ состоялась комплексная проверка сводной комиссией, состоявшей из 10 депутатов Законодательного собрания Астраханской области, представителей Министерства социального развития и труда Астраханской области, которому подчинен данный интернат, и т.п.

- В тот же вечер мне, как автору указанных Обращений, позвонила Министр социального развития и труда Астраханской области Е.А. Лукьяненко, сообщила, что комиссия признала Разночиновский ДДИ лучшим в Астраханской области, а также, что и она лично, и сотрудники министерства, и сотрудники и воспитанники Разночиновского детского дома-интерната крайне возмущены и оскорблены тем, что в своем Обращении на имя Президента России и Председателя Правительства РФ я называю Разночиновский ДДИ «детским лагерем смерти».

- 25 февраля с.г. на факс офиса РОО «Право ребенка» пришло официальной письмо-опровержение из Астрахани на мое имя за подписью И.о. министра социального развития и труда Астраханской области Л.Г. Тихоновой, с требованием опубликования этого письма в сети Интернет на тех же порталах, где размещены мои вышеуказанные Обращения.

Что я и делаю, будучи принципиальным сторонником свободы выражения мнений и свободы дискуссий, (после получения письма по почте, что позволило качественно перевести его в электронный формат) - см. «Письмо-опровержение Министерства социального развития и труда Астраханской области от 25 февраля 2009 г.».

При этом считаю своим долгом сказать следующее:

1) Я прошу прощения у всех, кого могли оскорбить, обидеть мои Обращения. Обижать кого бы то ни было - это не наша задача, наша задача - помогать детям. Вместе с тем, именно в этих выражениях («детский лагерь смерти» - разумеется, в кавычках) характеризовали детские дома-интернаты (ДДИ) органов социальной защиты Российской Федерации коалиции российских НПО, представившие в Комитет ООН по правам ребенка свои «Альтернативные доклады» 1998 и 2005 годов.

И мы настаивали и продолжаем настаивать, что такая метафорика оправдана, что она точно отражает сложившуюся неприемлемую ситуацию, практику сегрегации, «слива» (через «штампующие» механизмы ПМПК и МСЭ) «социально неперспективных» детей с проблемами здоровья в эти самые ДДИ, откуда не возвращаются (так же как с «того света»: по достижении совершеннолетия воспитанника из ДДИ переводят до конца дней во взрослый ПНИ - это форма пожизненного заключения десятков тысяч граждан России, не совершивших, заметим, никакого уголовного преступления).

Добавлю, что анализом смертности детей в ДДИ (например, сопоставлением числа детей, переведенных по достижении 4-5 лет в ДДИ из домов ребенка, и числа тех же детей, выживших после года пребывания в ДДИ) в масштабах страны никто еще не занимался. Но имеющиеся многочисленные свидетельства наводят в этом плане на самые мрачные мысли.

2) Самый факт наличия диаметрально противоположной информации о ситуации в Разночиновском ДДИ общественников-волонтеров (с одной стороны) и Министерства социального развития и труда Астраханской области (с другой) говорит о том, что нашей стране уже пора, жизненно необходимо пойти по тому пути, по которому в последние годы идет весь цивилизованный мир.

Необходимо преодолеть традицию «административной закрытости» учреждений социальной сферы (образовательных, социальных, органов здравоохранения). Для достижения этой цели активно применяются, согласно мировому опыту, два взаимодополняющие средства:

- учреждение «внешних» механизмов государственного присутствия (а значит и контроля), функционирующих в непрерывном режиме (например, прикомандированные специалисты из других служб, местом работы которых является данное учреждение; эти службы не должны находиться в подчинении того органа, в ведении которого находится данное учреждение; в этом плане очень важен опыт по введению в аппарат Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области специальных штатных единиц - «координаторов» в спецшколах и Воспитательных колониях, находящихся на территории области);

- общественный контроль, содействие и помощь общественности, возможность присутствия в учреждениях на законных основаниях общественников-волонтеров (опять же в Московской области Фонд «Волонтеры - в помощь детям-сиротам» ведет такую работу на основании Соглашения, заключенного в 2007 году с Министерством здравоохранения Московской области). Опыт других стран говорит о том, что появление общественников зримо способствует оздоровлению обстановки в до того практически «закрытых» учреждениях.

Указанный опыт необходимо внедрять, распространять и расширять и в Московской области и в других субъектах РФ, включая Астраханскую область.

3) О диагностике и девочке Кристине. В письме-опровержении Министерства социального развития и труда Астраханской области сказано: «...непонятно, как волонтеры, не будучи специалистами, могут оспаривать заключение квалифицированных врачей».

Во-первых уточню, что главная претензия волонтеров к властям и специалистам Астраханской области в случае с Кристиной состоит в том, что девочку в августе 2008 года разлучили с сестрой-близняшкой, причем сестру, как «социально-перспективную», перевели из больницы в реабилитационное учреждение, а потом передали в приемную семью, тогда как Кристину направили в Разночиновский интернат, где ей не могла быть оказана необходимая медицинская помощь и где, повторяю, её вообще полгода никто даже не пытался разговорить.

Если бы не чудесная, организованная волонтерами поездка Кристины в Москву (спасибо государственному опекуну Директору интерната В.А. Уразалиевой, которая пошла навстречу и разрешила эту поездку), то по всей вероятности сегодня Кристины уже не было бы в живых.

Что касается диагностики, то РОО «Право ребенка» располагает двумя Медицинскими заключениями о состоянии девочки Московского НИИ педиатрии детской хирургии МЗ РФ, подписанными Заведующей отделением Кешишян Е.С. и ее сотрудниками.

Первое Заключение было сделано на четвертый день пребывания Кристины в МНИИ педиатрии по результатам осмотра врачей и передано волонтерам 14 февраля с.г. Именно это Заключение дало моральное право волонтерам, а затем и мне, бить тревогу на всех возможных уровнях.

Второе Заключение появилось примерно через десять дней, т.е. уже «после скандала», именно оно было официально направлено Московским НИИ педиатрии руководству Астраханской области, и в некоторых пунктах оно разительно отличается от Первого Заключения.

Например, если в Первом Заключении тяжелое состояние девочки связывается, среди прочих причин, с «социальной депривацией» (а это - прямая ответственность ДДИ), то во Втором Заключении - с «социальной депривацией до поступления в детский дом» (подчеркнуто мной - Б.А.), если Первое Заключение отражало тот искренний ужас, который испытали московские врачи, увидевшие состояние Кристины, то в конце Второго Заключения сказано: «Оценка ребенка специалистами института совпадает с заключением диспансерного осмотра врачей Астраханской области, принципиальных расхождений в постановке клинического диагноза и тактике ведения не выявлено.

(Правда, в том же Втором Заключении сказано, что «абсолютных данных за детский церебральный паралич нет» - Б.А.). Девочка поступила ухоженной и чистой, общее состояние ребенка обусловлено объективными факторами, не являющимися дефектами ухода».

Замечу, что РОО «Право ребенка» известно, что в промежуток времени между появлением этих двух серьезно отличающихся Медицинских заключений, состоялся активный личный контакт заинтересованных специалистов Астраханской области с авторами Заключений.

В завершение считаю необходимо повторить основную мысль своего обращения к Д.А. Медведеву и В.В. Путину: реформировать существующую «сегрегационную» систему нетрудно, необходимо допустить профессионалов к работе «со случаем», т.е. внедрить применение патроната в самом широком смысле этого слова и «повернуть» российскую систему социальной защиты к работе по месту жительства, к использованию уже созданного существующего социального ресурса для организации сети региональных Служб, специалисты которых осуществляют профессиональное сопровождение семей, находящихся в трудной жизненной ситуации, в социально-опасном положении, включая кровные и приемные семьи с детьми-инвалидами, с детьми с ограниченными возможностями здоровья и т.п.

Работа ПМПК и МСЭ должна быть «встроена» в работу профессиональных служб, «ведущих» ребенка в непрерывном режиме, что позволит отказаться от практики штамповки диагнозов и распределения детей по «ведомственным углам». И необходимо преодолеть ситуацию «семи ведомственных нянек», учредить единство управления процессом защиты ребенка и семьи.

Для достижения этих целей достаточно принять некоторые важные изменения в федеральном законодательстве и регулирующие Постановления Правительства РФ.

Проекты этих документов разработаны на основании успешного пилотного опыта российских регионов. Парадоксальная задержка с их принятием связана исключительно с сопротивлением сложившейся консервативной системы, которая «питается детской бедой». Для преодоления этого сопротивления нужна определенная политическая воля.

Б.Л. Альтшулер,
- руководитель РОО «Право ребенка»;
- эксперт Комиссии Общественной палаты РФ по социальной и демографической политике;
- член Рабочей группы Общественной палаты РФ по общественному контролю;
- член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ;
- эксперт Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей;
- член Общественного совета при Минобрнауки России;
- член Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области.

103982, Москва, Лучников пер., 4, под. 3, оф. 6. Тел./факс: (495) 624-07-52 / 621-15-65

Источник: hro.org

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ