Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Не облокачивайтесь на инвалидную коляску

Мы с коллегой Артемовым на днях заспорили о политкорректной форме слова, обозначающего людей с различными проблемами со здоровьем. Началось все с того, что по телевизору в холле редакции я увидела социальную рекламу, рекламирующую, видимо, инклюзивное образование. "Какая разница - инвалид, не инвалид" говорилось в рекламе. Я пришла и стала возмущаться, что, мол, если они хотят бороться за толерантность в обществе, то пусть сначала разберутся с терминологией и не называют людей с ограниченными возможностями инвалидами. Коллега Артемов высказался в том смысле, что он не видит ничего обидного в слове инвалид.

И вот на сайте общественной организации "Перспектива" я нашла документ, разрешающий наш спор. Оказалось, что прав скорее коллега Артемов -- говорить надо "человек с инвалидностью". И вот почему:

Что стоит за словом «инвалид»? Инвалидность – это не медицинский диагноз!

«Инвалидность является результатом взаимодействия, которое происходит между имеющими нарушения здоровья людьми и отношенческими и средовыми барьерами и которое мешает их полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими». Конвенция ООН о правах инвалидов, подписана Россией 24 сентября 2008 г.

Таким образом, инвалидность – это одна из форм социального неравенства;
инвалидность – это социальное, а не медицинское понятие.

Русская «толерантная» терминология в отношении людей с инвалидностью до сих пор не устоялась – даже в среде инвалидов присутствуют разные точки зрения на правомочность употребления тех или иных терминов.

Яркий пример: в последние годы в устойчивый обиход СМИ вошло выражение «человек с ограниченными возможностями». Но это выражение не раскрывает тот факт, что возможности человека ограничиваются извне (общественными условиями). И что еще хуже, «по умолчанию» многие воспринимают словосочетание «человек с ограниченными возможностями» как характеристику того, что человек ограничен сам по себе (своим «дефектом», а не обществом).

Да и кто покажет нам пример человека с неограниченными возможностями?! Компромиссным вариантом может служить: «человек с ограниченными физическими возможностями» (здесь подразумевается, что умственные отличия тоже характеризуются как «физические»). Но для повседневной речи такое словосочетание оказывается слишком длинным и громоздким. При социальном подходе к пониманию инвалидности наиболее нейтральным термином оказывается слово … «инвалид»!

Поскольку мы смотрим на человека, а не на его инвалидность, то лучше всего сказать «человек с инвалидностью».

Вообще же, не поленитесь, почитайте документ целиком. Я вот, например, никогда не задумывалась, как неприятно может быть человеку, когда кто-то опирается на его инвалидную коляску, а теперь вот прочла этот текст и сплошь и рядом замечаю, как неаккуратно мы относимся к чужому личному пространству.

Вера Шенгелия

Источник: vokrugsveta.ru