Архив:

Обещания руки

Карагандинский шахтер Кизат Садыков боится, что мировой финансовый кризис оставит его без руки. Вернее, без протеза. Руку Кизат потерял в прошлом году в забое шахты «Абайская», принадлежащей компании «АрселорМиттал Темиртау».

С тех пор прошло 15 месяцев. Бывший работодатель клянется, что не оставит пострадавшего горняка в его беде и обязательно ему поможет. Вот только сроки этой помощи все откладываются и откладываются. У металлургического гиганта, видите ли, тяжелое экономическое положение. А хороший протез стоит аж 18 тысяч евро...

Кого другого в такой ситуации, возможно, давно бы уже послали лесом. Но Кизату Садыкову «повезло». Компания не может отказать ему в помощи, потому что шахтер стал жертвой «группового несчастного случая». Он из тех, кто оказался в больнице 11 января прошлого года после взрыва на шахте «Абайская». Там погибли 30 горняков, тела большинства из них так и не были найдены. Их братской могилой решено считать забой, в котором они работали. Лаву замуровали - уголь в ней горит до сих пор. А на поверхности разбили роскошный мемориальный комплекс. Компании надо было показать свою заботу о мертвых, чтобы хоть как-то реабилитировать себя в глазах общественности. Однако, как это часто у нас бывает, на живых после такой заботы денег не остается.

- Свой последний день в шахте я помню плохо, - рассказывает Кизат. - Работал недалеко от места взрыва. Потом взрывная волна. Меня и моих товарищей разбросало в разные стороны. Четверо погибли сразу. А мне каким-то обломком левую руку отсекло. Потом удар по голове...

Истекающего кровью горняка с многочисленными переломами и ожогами вытащили его уцелевшие при взрыве товарищи. Затем была больница, несколько операций в Караганде, потом в Астане.

- Нога до сих пор болит, плохо хожу, - признается шахтер. - У меня в бедре металлический стержень, его уже надо убирать, но я не могу сейчас лечь на операцию.

Кизат Садыков ждет приглашения из германской клиники, где ему должны сделать современный многофункциональный протез. С его помощью можно даже брать предметы, вот только стоит такой агрегат 18 тысяч евро. Если шахтер упустит свой шанс, то ему до конца дней придется ходить с деревяшкой в рукаве. Такие протезы делают у нас в Петропавловске. Стоят они недорого. Кизат боится, что ему и так придется довольствоваться отечественным протезом. Время уходит, а компания не спешит перечислять деньги в немецкую клинику.

- Когда я лежал в больнице, ко мне приезжал директор угольного департамента, - вспоминает шахтер. - Он мне говорил, чтобы я не переживал: все для тебя сделаем, причем сделаем по высшему европейскому разряду. Уже выйдя из больницы, мы встречались с генеральным директором «АрселорМиттал Темиртау». Он тоже обещал, что все для меня сделает...

А потом начался финансовый кризис. И Кизат заметил, что что-то не так. Нет, протез ему по-прежнему обещали. Но тон обещавших изменился. Говорить с горняком стали более резко, нервно. Да и попасть на прием к шахтерскому начальству стало сложнее. В конце ноября Кизата Садыкова обрадовали. Сказали, что деньги за протез перечислили, жди вызова в Германию. Шахтер тщетно прождал несколько месяцев, не выдержал и снова отправился в угольный департамент. Там замялись, пообещали разобраться.

- В январе мне позвонили, снова сказали, что деньги перечислили, и чтобы ждал, - говорит Кизат. - И я жду. Связывался с немецкой клиникой, но там денег так и не получили. А на дворе март...

Шахтер уже не знает, что думать и, как водится, подозревает самое худшее.

В угольном департаменте уверяют, что без протеза Кизат не останется. Дескать, деньги действительно перечислены в полном объеме, причем перечислили их буквально на днях. А раньше не могли - заминка вышла: кто-то неправильно записал реквизиты германской клиники.

- Я уже сомневаюсь, что когда-нибудь получу свой протез, - вздыхает шахтер. - Но продолжаю надеяться. Ничего другого мне не остается...

Сергей Терещенко

Источник: megapolis.kz

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ