Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Параллельный город: Кызыл временно недоступен

Кызыл и для здоровых-то людей не очень-то удобен, а для инвалидов и вовсе. Здоровые люди не замечают высоту бордюра, ширину трещин на асфальте или глубину сточных ям. Для человека же с ограниченными физическими возможностями - это целая полоса препятствий, преодолеть которую в одиночку часто не получается.

Херел Ооржак - сильный человек

Показать нам «параллельный» Кызыл согласился 43-летний Херел Ооржак, инвалид I группы. Мужчина уже 3 года в инвалидной коляске - получил травму позвоночника в аварии. Вместе с нами отправилась в «путешествие по городу» Алена Седип, председатель Кызыльской городской организации Всероссийского общества инвалидов - она как никто другой знает, каким должен быть город, доступный для инвалида, и будет комментировать, насколько удобны пандусы, спуски и улицы для таких людей.

Мы решили проверить, насколько доступны органы власти для людей с ограниченными физическими возможностями, насколько легко инвалиду-колясочнику попасть в учреждения культуры и магазины.

Год назад мы проводили эксперимент - в инвалидную коляску садился наш корреспондент. Сейчас мы обратились к человеку, который вынужден передвигаться в инвалидной коляске, потому что он, как ни крути, уже имеет определённые навыки в этом деле.

Херел называет себя сильным человеком, несмотря на то, что сидит в коляске. Преодолевая любое «дорожное» препятствие, говорит: «Если бы здесь была слабая женщина, она не смогла бы. А я же здоровый мужик...». И действительно, мужчина выглядит бодрым, а заряда оптимизма Херела хватит на пятерых. Он не унывает, несмотря на свой недуг. И продолжает учиться заочно в Тувинском филиале Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств на музееведа.

Пандусы «под градусом»

Первое же препятствие - бордюр на площади перед домом правительства. Это для нас высота в пять сантиметров - ерунда, а для Херела - это барьер. Он поворачивается спиной и подъезжает к краю: «Вот как мне спустится здесь? Где здесь спуск? Пять сантиметров - казалось бы, маленькая высота, но коляска может опрокинуться», и он не рискует. Мы помогли ему спуститься. До «Белого дома» Херел доехал сам, а дальше непреодолимая «стена» - пандус. На нём хоть и имеются металлические фиксаторы, чтобы коляска не съехала, но они вряд ли помогут - они намного уже, чем ширина колес, да и угол наклона пандуса слишком высок.

«Дело в том, что у нас в городе нет правильных пандусов, - комментирует Алена Дандар-ооловна. - Угол наклона пандуса должен быть не более восьми градусов, по сторонам у него должны быть перила, на расстоянии друг от друга не более одного метра. Поверхность покрытия пандуса должна быть шершавой, чтобы было сцепление с колесами, но почти все организации делают новомодные плитки, а они опасны не только для инвалида, но и для здорового человека. Мы писали заявления в правительство с просьбой вывести пандус в сторону клумбы, сделать его либо длиннее, либо двух-трехуровневым, но это так и осталось только просьбой.

Если Херел попробует сам подняться по этому пандусу, коляска опрокинется. Поэтому даже рисковать не стоит».

Поднять нашего героя к дверям помог молодой человек, проходивший мимо. Это оказалось не так просто - ноги скользили по пандусу, а коляска в любой момент могла скатиться назад.

Общественные приемные для удобства людей

И вот мы на «вершине», точнее, у дверей «Белого дома». Но здесь еще одна преграда: «На дверях очень красивые ручки, но должна быть еще одна ручка на уровне 50-70 см., от земли, чтобы колясочник мог открыть дверь самостоятельно», - говорит Алена Дандар-ооловна.

В здании около пункта охраны в турникете есть специальная «дверца», для людей с ограниченными физическими возможностями, и Херел легко проехал через нее на коляске.

Общественные приемные депутата Госдумы Ларисы Шойгу и сенатора находятся на первом этаже. В этом же крыле есть специально оборудованная комната, в которой посетители могут подождать начала приема. Здесь стоит диван, стол и даже есть специальный столик для пеленания младенцев.

А для того, чтобы попасть на прием к председателю правительства или к его заместителю, необходимо обратиться в Отдел по работе с обращениями граждан Аппарата Правительства РТ, записаться на прием, назвать свои данные и обозначить проблему. Если человек инвалид и передвигается на коляске, если он будет с сопровождающим, он тоже об этом сообщает.

На приёме может быть не только председатель правительства, его заместители, представители ведомства, которые отвечают за решение этой проблемы. И человек после приема обязательно получит ответ о том, как решена или будет решена его проблема.

На сайте Правительства Тувы http://gov.tuva.ru в разделе «Прием граждан в Правительстве Республики Тыва» указаны приемные дни и номера телефонов, по которым можно записаться на прием не только к Шолбану Кара-оолу, но и его заместителям, руководителям министерств, агентств и служб Республики Тува.

Но прежде чем пойти на прием к председателю правительства, нужно обраться в министерство, агентство или ведомство, которое непосредственно отвечает за решение проблемы человека. В случае если проблема не решится, человек уже может пойти в высшие органы власти.

В мэрии и дверь может нанести травму...

Далее мы отправились в мэрию города. Переходим улицу Ленина, там есть небольшой спуск по обеим сторонам у обочины. Херел, съезжая, комментирует: «Для крепкого мужчины это нормальный спуск, а вот для женщины это очень трудно».

Но на подъеме коляска чуть не опрокинулась - Херелу нужно помочь заехать на тротуар: «Казалось бы, маленький барьер, но все равно, помощь нужна. Съехать еще можно, и то есть риск перевернуться, а заехать в одиночку уже сложно», - комментирует он.

Пандус у мэрии удобнее - он не такой высокий, как у Дома правительства, но все же не идеален. Чтобы преодолеть его человеку с ограниченными физическими возможностями, потребуется немало усилий или чья-то помощь. «Здесь первый пролет сделан хорошо, есть покрытие, плитка не скользит, - говорит Алена Седип. - А здесь - на втором пролете пандуса уже нет сцепления колеса с дорожкой - высокий угол наклона». Крыльцо у входа широкое, но дверь открывается неправильно - на инвалида, то есть на человека, въезжающего на крыльцо, и есть риск получить травму. Если бы дверь была с другой стороны, было бы удобнее и безопаснее. Дверные проемы здесь узкие и порог высокий - для колясочника это препятствие. Но Херел с ним справился. В мэрии он преодолел два порога и доехал до пункта охраны. Мэр ведет прием на первом этаже, так что добраться до этого кабинета труда не составит. А если инвалиду потребуется встретиться со специалистом какого-нибудь отдела, то он может обратиться в 105 кабинет в Отдел по работе с обращениями граждан.

Из здания мэрии наш герой выехал сам, а вот на пандусе коляску пришлось придерживать - она покатилась вниз слишком быстро.

Хурал и Министерство здравоохранения пока недоступны

Никогда не обращали внимания на то, есть ли у здания Верховного Хурала пандус? Оказалось, что нет. Четыре ступеньки отделяют человека от законодателей. «Здесь нас не ждут», - говорит Алена. «Конечно, не ждут, - подхватывает Херел. - Я же не депутат...».

Алена Дандар-ооловна продолжает: «Труба, бетон, ямы, машины - это все, что не замечают здоровые люди и очень трудно преодолеть инвалиду. Колясочники - очень находчивые, они всегда найдут, где проехать, если дороги нет. Даже по газону объедут препятствие, главное, чтобы ровно было. Я вообще считаю, что в первую очередь о таких людях должно задуматься Министерство здравоохранения, - рассуждает эксперт. - Там в первую очередь должен быть самый идеальный пандус, на который бы все в городе равнялись, а они его сделали так, что слов нет.

Когда его только сделали в здании, в котором располагается Министерство здравоохранения, это было несколько лет назад, мы пошли его опробовать. Это вообще нечто! Мы минут тридцать с колясочником пытались подняться!».

В разговор вступает Херел: «В Министерстве здравоохранения пандус ужасный. Там все плиткой выложено. Жена толкала, толкала, потом позвала на помощь мужчину, он тоже не смог меня поднять. Вдвоем кое-как затащили».

Когда ступеньки стали большими...

У Дома народного творчества сделали очень даже неплохой пандус - он немного крутоват и двухуровневые перила находятся друг от друга дальше, чем на метр, но зато поверхность рифлёная и колеса не скользят. Херел еле дотягивается до обоих перил, ему сложно заезжать, приходится изо всех сил стараться, но мужчине не привыкать - сюда он ездит во время сессии. Еще одно препятствие - высокий порог, который трудно преодолеть, неверное движение - и человек летит лицом прямо в пол. Поэтому нашего героя мы аккуратно завезли в здание.

«В ближайшее время мы планируем сделать на этот порог настил, чтобы люди в инвалидной коляске могли самостоятельно заезжать в здание», - к нам подошел работник Хозуправления, который наблюдал за тем, как Херел пытается преодолеть препятствия.

Тем временем наш герой смог заехать только на первый этаж. А дальше, как и везде - чтобы попасть в концертный зал, нужно подняться на второй этаж по крутым ступенькам. А это, как вы понимаете, нереально сделать самостоятельно!

«Еще в этом году мы планируем сделать временный пандус до второго этажа чтобы инвалиды могли посещать концерты, - продолжает работник Управления. - Он будет длиннее, чем лестница, мы постараемся сделать его пологим». «Вы молодцы, - говорит Алена Дандар-ооловна, - только сделайте его правильно». - «Я знаю, что наклон пандуса должен быть не более восьми градусов, верно?» - «Верно!», - обрадовалась женщина, и они стали обсуждать каким должен быть этот пандус.

У Муздрамтеатра такая же картина - там неплохой пандус, но он скользкий и перила находятся друг от друга на таком расстоянии, что до них невозможно дотянуться одновременно обеими руками. Нашему герою удалось подняться к дверям театра, а вот на концерт попасть будет сложнее - от зрительного зала его отделяют всего несколько ступенек, но он сам не сможет их преодолеть.

«Всю осень, зиму и весну, мы с инвалидами посещали концерты, - рассказывает председатель общества инвалидов. - Это так здорово! Вы не представляете! Но в зрительный зал попасть было трудно - я просила мужчин о помощи, некоторые из них обходили нас за несколько метров, кто-то вообще не обращал внимания. Никто не подошел и не сказал: «Давай помогу»...».

Сами карабкаются

В Кызыле нет автобусов, оборудованных для инвалидов. Как передвигаться по городу? Херел отвечает: «На общественном транспорте я почти не езжу, но у меня есть дача. Я как-то подъехал к дачному автобусу, все стоят, смотрят, никто помощь не предложил. Мне самому неудобно стало, я отъехал.

Некому помочь таким, как мы, люди просто стоят, смотрят. Постоянно просить тоже неудобно. Таксистов приходится просить, чтобы из машины вынесли, в магазине - чтобы дверь открыли. Если куда-то надо ехать, инвалиды часто берут комнатную коляску, она компактнее и легче, но зато менее устойчива. И когда идешь куда-то, обязательно помощник нужен».

«Инвалиды редко кого будут просить о помощи, только если очень надо, - говорит Алена Дандар-ооловна. - И всегда надеются на человеческое сочувствие, на то, что человек сам подойдет и поможет. Они, как муравьи, сами пытаются, карабкаются. И бывает обидно, что люди мимо проходят»...

Гражданский суд - твои проблемы

Херел и в городском суде не смог преодолеть не только реальные пороги, но и пороги человеческого равнодушия. Мужчина 20 лет проработал в библиотеке Чуковского, 15 из них жил в ведомственной квартире, а после аварии его вынудили уволиться и стали выгонять из дома, потому что он больше не работает. Мужчина подал в суд, дело рассматривается уже 1,5 года. «Я приехал на заседание в здание городского суда, попросил помощи у приставов, чтобы они подняли меня к залу заседаний. Они сказали, что если бы рассматривалось уголовное дело, то помогли бы. А это гражданский суд, и я сам подал иск, так что это мои проблемы. Жена просила судью перенести заседание на первый этаж, но она отказалась, сказав, чтобы жена поприсутствовала на заседании, а я ждал решения на первом этаже. Так и получилось».

Смог бы проехать 200 метров...

В конце нашей прогулки Херел сказал: «Если бы я был один, двести метров проехал бы, остановился, вызвал такси и уехал бы домой, и всё.

Если бы у нас была возможность во все здания и помещения попасть... Очень многие инвалиды сидят дома, не выходят на улицу, здесь трудно быть в одиночку, обязательно нужна чья-то помощь, а ее не всегда можно получить.

Даже на коляске с приводом сложно передвигаться, хотя она более манёвренная. На ней я в мэрию смогу попасть, а в правительство нет, она опрокинется. Бордюр выше пяти сантиметров даже на приводной коляске сложно преодолеть. Когда элементарно не могу попасть в магазин, чувствую себя беспомощным... А так мне семья помогает».

«Инвалиду не попасть ни в один магазин, не проехать ни в одно культурное учреждение, и что ему остается? - задает риторический вопрос Алена Седип. - Хотя есть государственная программа «Доступная среда», есть республиканская, надо что-то менять!

Если бы представители власти поставили себя на место инвалидов, прошлись бы по их обычному маршруту - дом, магазин, работа, тогда бы они поняли насколько трудно этим людям жить, развиваться, учиться, работать. Им просто нужна безбарьерная среда. А власти еще удивляются, почему инвалиды не хотят ни работать, ничего делать!

Почему за границей создали все условия, чтобы инвалид мог сам съездить в магазин и купить себе все, что хочет!? Там и продавцы доброжелательны. А у нас случай был: мы пришли в магазин с колясочником, а продавщица сказала: «Вы мне щас всю одежду тут перемараете!».

Надо по-другому относиться к людям на коляске! Их единственное отличие от всех - это то, что они не могут ходить.

Но сегодня каждый выход на улицу для них - подвиг.

О Бауман, Д Корсакова

Источник: plusinform.ru