Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Лифты для инвалидов до сих пор заперты на ключ!

В Екатеринбурге, наконец, открыли станцию метро «Чкаловская». Теперь первая и пока единственная ветка екатеринбургского метрополитена официально готова. По цепочке девяти наших станций можно проследить, как за десятилетия в стране менялось отношение к людям с ограниченными возможностями. Так, при строительстве старых станций (таких, как «Проспект Космонавтов», «Уралмаш», «Машиностроителей») отчего-то никто не думал об инвалидах-колясочниках. Те пандусы, что тянутся вдоль ступенек, больше пригодны для багажа на колесиках, нежели для человека.

Самые новые станции - «Ботаническая» и «Чкаловская» - наоборот, оснащены специальными лифтами и подъемными платформами. Кажется, перелом в сознании властей действительно произошел, и чиновники стали думать не только о том, как потратить бюджетные деньги, но и о людях. Чтобы убедиться в этом, корреспонденты «Комсомолки» решили провести эксперимент. Вместе с екатеринбургским инвалидом-колясочником Александром Мокиным, чье имя стало известным после скандала с рестораном «Галерея» (в мае парня не пустили туда «чтобы не портил аппетит другим посетителям»), мы спустились в метро и узнали: стал ли подземный транспорт доступнее для людей с ограниченными возможностями.

«До телефона не дотянуться!»

Эксперимент мы начали на сверкающей от чистоты станции «Чкаловская». Здесь, на перекрестке улиц Щорса и 8 Марта, у каждого входа стоит по стеклянной коробке, сквозь прозрачные стены виден механизм лифта для инвалидов. Пробуем попасть внутрь, но, увы, дверь заперта! У входа на станцию замечаем наклейку с изображением человека в инвалидном кресле. Рядом с ней - телефонная трубка. Александр пытается позвонить, но и тут разочарование!

- Мне, взрослому парню, до трубки не дотянуться! - с горечью в голосе говорит Александр. - Что уж тут говорить о людях поменьше ростом?! К этой картинке надо приписать: «Инвалидам доступ запрещен»…

- Алло! - поднял трубку Вячеслав, друг, сопровождающий Сашу Мокина. - Здесь инвалид-колясочник хочет спуститься в метро. Помогите!

Мы ждем пять минут. Наконец, к нам выходит молодой человек в униформе.

- Чем помочь? - спрашивает он.

- Надо инвалида на станцию спустить. Вы умеете пользоваться лифтом?

- Нет. Я стажер полиции. Про лифт ничего не знаю.

- А почему тогда вы пришли? - удивляется Александр.

- Позвонила дежурная по станции, велела подойти, узнать, в чем дело. А лифт здесь вообще еще не работает. Так что давайте докачу вас до станции!

- Мне друг поможет, - вежливо отказывается Саша.

С большим трудом они добираются до уровня подземного перехода.

- Даже если бы лифт и работал, к самому вагону на нем не попасть, - вздыхает Александр. - Лифт идет только до уровня эскалатора.

Через турникет он проезжает без проблем. Здесь для колясочников сделали просторный коридорчик. Но у эскалатора колясочник останавливается: тут ему одному уже не справиться. Друг разворачивает Александра и, пятясь назад, заходит на эскалатор. Кресло наклоняется так, что становится страшно - вдруг упадет! Но сопровождающий держит крепко.

Из-за коляски другие пассажиры пройти на эскалаторе не могут. Позади нас скапливается недовольная толпа.

- Я опаздываю! - раздраженно говорит какая-то женщина. - Если бы не вы, давно бы уже спустилась.

Саша делает вид, что не слышал этих слов.

«Обученных людей нет»

На платформе стоим недолго. Скоро прибывает поезд. Заходим внутрь и едем на «Ботаническую».

- Без посторонней помощи даже в вагон заехать сложно, - объясняет Александр.

Пара минут - и мы уже на конечной станции метро.

- Красиво! Как в пчелином улье, - говорит Саша, разглядывая потолок из желтых сот.

- Не часто бываете в метро? - спрашиваем его.

- Нет, потому что для этого надо много физической силы. Самостоятельно я не могу в него спуститься.

На «Ботанической», в отличие от «Чкаловской», у ступеней, ведущих наверх, есть подъемный механизм. На нем - желтая кнопка. По идее, Александру достаточно нажать на нее, чтобы появился специально обученный человек, который и включит подъемник. Но пока что и эта система не работает. Рядом на стене - еще одна коробка с телефоном и изображением инвалида-колясочника. Александр пытается подъехать к трубке, но колеса упираются в железный столб, и он не может дотянуться до телефона.

- Тут колясочник, - снова приходит на помощь Александру его друг. - Нужно помочь.

К нам спускается сотрудник станции.

- Инвалид может подняться с помощью этого устройства? - спрашиваем мы.

- Нет, все только налаживается, - разводит руками парень. - Пока только по лестнице. Мы вам поможем.

- Это устройство хоть раз работало? - интересуется Саша.

- Да. Но проблема в том, что у нас нет людей, которые обучены управлять им. Я, например, не имею права, потому что экзамен не сдавал. Вроде ничего сложного, нажал кнопку и поехал, но так положено. Надо сначала прослушать курсы и получить «корочки» лифтера. У нас начальник станции обучена, но ее сейчас нет, поэтому поднять вас не могу, даже если бы все работало.

- А почему к телефону без посторонней помощи не подобраться?

- Так построили… - вздыхает работник «Ботанической».

Следующей мы посетили станцию «Машиностроителей» - одну из самых старых в нашем городе. Ее открыли в 1991 году. Здесь нет ни лифтов, ни подъемников для инвалидов. Какое там! На ступенях отсутствуют даже пандусы, а эскалатор, когда мы приехали, уже выключили. И как, спрашивается, инвалиду наверх подниматься?!

Увидев нас, женщина-полицейский отправилась за работниками станции. И только через 15 минут ступени эскалатора снова поехали, и Александр смог подняться наверх.

- А вы спрашиваете, почему я на метро редко езжу! - в сердцах сказал нам на прощание Саша Мокин.

Комментарий эксперта


«Сотрудников станций надо ежедневно «дрессировать»

- С доступностью инвалидов в метро у нас большая проблема, - говорит Елена Леонтьева, председатель Екатеринбургской городской общественной организации инвалидов-колясочников «Свободное движение». - Законодательство, требующее создания условий для инвалидов в общественном транспорте, у нас в стране появилось в 1999 году. А так как одна станция у нас строится много лет, то под закон попали только «Ботаническая» и «Чкаловская». Но и на этих станциях лифты опускают только в подземную часть, а дальше возникает вопрос: как попасть на саму станцию? Это произошло из-за того, что все станции являются бомбоубежищем на случай войны. Из-за лифта там герметичность пропадет. На «Ботанической» есть платформа, поднимающая инвалидов по лестнице, но чтобы персонал станции занимался ею, сотрудников метро надо каждый день «дрессировать». Мы собирались организовать нечто подобное. Наш товарищ - инвалид-колясочник Ваня Спиридонов - должен был каждый день ездить на работу через «Ботаническую» и вести журнал: включили или не включили подъемник. Но он серьезно заболел и несколько месяцев не сможет следить за работой подъемника.

Звонок в метрострой

«Телефоны не для инвалидов, а для персонала!»

- Телефоны на станциях неудобны, потому что устанавливались не для инвалидов, а для персонала метрополитена! - говорит Юрий Дозорец, директор ООО «Метрострой». - Когда лифты заработают, тогда и появится специальная кнопка, вызывающая лифтера.

- То есть сейчас инвалиды никак не могут дать знать о себе в метро? Зачем же там указатель «для инвалидов»?

- Не знаю, кто его туда прилепил. Все это делалось впервые. Какого-то стандарта, как подобное делать для инвалидов, нет. На старых станциях таких требований не было. Там тоже надо что-то делать, потому что получается, что инвалид на «Ботанической» сел, а на «Геологической», к примеру, выйти уже не может.

Вопрос ребром

Так кто отвечает за лифты в метро?

В управлении Екатеринбургского метрополитена нам сообщили, что ни за «Ботаническую», ни за «Чкаловскую» они еще не отвечают. Якобы, станции до сих пор числятся на застройщике УЗПС «Метро». Там перевели стрелки на комитет по строительству в администрации Екатеринбурга, где комментарий нам дать не смогли, так как его председатель Антон Шафаростов находится в отпуске, а с корреспондентами, дескать, разговаривает только он.

Между тем, как сообщил нам осведомленный сотрудник администрации Екатеринбурга, лифты для инвалидов-колясочников не работают, потому что еще не прошли проверку. Контролирующие органы, которые должны были принять их, «придрались» к строителям и запретили работникам метро использовать их. Видимо, поэтому и «Ботаническая», и «Чкаловская» до сих пор числятся на застройщике.

Данил Свечков

Источник: kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ