Архив:

Почему министр В.А.Петросян воюет с теми, кого он должен защищать.

Руководитель Департамента социальной защиты населения города Москвы Владимир Аршакович Петросян 6 июля 2012 года подписал Приказ №379 по которому «Реабилитационный центр социальной адаптации инвалидов и участников военных действий» (РЦСА), находящийся в Зеленограде, присоединяется к Социально-реабилитационному центру ветеранов войн и Вооруженных Сил (СРЦ) на Олимпийском проспекте г.Москвы. Этим приказом Департамент, фактически, решил расправиться с РЦСА, поставить точку в его многолетней борьбе за выживание и развитие. Несмотря на заверения руководства Департамента, что «никто не пострадает - ни коллектив, ни пациенты», мы отлично понимаем, что это, мягко говоря, неправда. Реорганизация разрушит и замечательный профессиональный коллектив, и сам Центр, работа которого строилась на основе 30-летнего научного поиска и практической апробации разработанных в Центре методов реабилитации.

Работа по созданию Центра началась в 1983 году в Московском областном госпитале инвалидов Великой Отечественной войны по инициативе канд.мед.наук В.М.Михайловского. Там была разработана концепция реабилитационной службы в виде сети небольших учреждений – центров реабилитации для ветеранов войн. Там же, под научным руководством профессора М.С.Михайловского, была разработана оригинальная для того времени концепция реабилитационной работы, которая, впоследствии, легла в основу создания реабилитационного центра в Зеленограде. Центр был организован в результате многолетней борьбы с бюрократией, чиновниками различного ранга, хождения по кабинетам. После голодовки, которую объявили ветераны-афганцы в 1989 году, и которую поддержал и принял в ней участие доктор В.М.Михайловский. Когда стало очевидно, что в системе государственного здравоохранения реабилитационный центр организовать не удастся, в 1990 году в Зеленограде было создано негосударственное медико-психологическое учреждение Центр «Школа реабилитации». Центр был учрежден по инициативе его директора В.М.Михайловского, при содействии руководства Зеленограда, по ходатайству ветеранов войн, членов семей погибших военнослужащих. Это было первое в Москве, да и, наверное, в России практическое учреждение, которое профессионально оказывало медико-психологическую помощь молодым ветеранам, вернувшимся из Афганистана, родителям погибших военнослужащих. Впоследствии, в Центр стали обращаться и «гражданские» инвалиды, и люди, перенесшие травму, испытывающие психологические проблемы. Центр со всеми пациентами работал бесплатно. И не потому, что сотрудникам Центра деньги были не нужны. Просто для коллектива, которым руководил В.М.Михайловский, создание Центра превратилось в жизненную цель, более важную, чем деньги и личное благополучие. Трудно представить, но это факт - Центр без финансирования, на энтузиазме сотрудников проработал целых семь лет, с 1990 по 1997 годы. Центр работал, как на собственной базе, так и в других учреждениях (например, Институт протезирования), в горячих точках (Абхазия, Чечня, Дагестан, Ингушетия, РСО-Алания). И все время коллектив добивался того, чтобы сделать Центр государственным. Наконец, после многолетних скитаний В.М.Михайловского по кабинетам чиновников Комитета социальной защиты, на интеллектуальной и территориальной базе Центра «Школа реабилитации» в 1998 году было создано Государственное учреждение «Реабилитационный центр социальной адаптации инвалидов и участников военных действий». Одним из принципиальных вопросов, затянувшим открытие центра на целых 4 года было то, что Комитет настаивал, чтобы Центр был или для ветеранов войн, или для инвалидов. Коллектив же настаивал на том, чтобы были и ветераны войн, и инвалиды, и члены семей погибших военнослужащих. В то время у Центра уже сформировался определенный круг пациентов и коллектив боролся не за категории, а за конкретных людей, которые посещали Центр.
Наконец, удалось убедить руководство Комитета социальной защиты, и Центр был создан для работы с членами семей погибших военных, бывшими военнослужащими и сотрудниками спецподразделений, которых принято относить к категории «участников военных действий» (страдающих стрессовыми расстройствами), а также «гражданскими инвалидами» (инсульт, ДЦП, рассеянный склероз, спинномозговая травма и т.д.).
Программы Центра прошли более 10 тысяч человек. На основе опыта реабилитационной работы с различными категориями пациентов, в РЦСА сформирован методологический подход, использование которого позволяет достичь хороших результатов. Специфика данной работы многократно докладывалась на научно-практических конференциях, опубликована в отечественной и зарубежной научной литературе. РЦСА представляет оригинальную модель службы реабилитации, развитие которой может оказать существенное влияние на оздоровление людей, перенесших травму, пострадавших в стихийных катаклизмах, техногенных авариях, террористических актах, войнах и т.д. В связи с этим директор Центра неоднократно обращался в Департамент с просьбой рассмотреть возможность развития РЦСА:
- создать на его базе «Научно-практический реабилитационный центр инвалидов и участников военных действий», который мог бы в каждом районе Москвы организовать реабилитационную работу без значительных финансовых затрат.
- создать при РЦСА протезно-ортопедическую мастерскую, поскольку в Зеленограде нет такой мастерской.
- создать загородный филиал, поскольку РЦСА находится в плотной городской застройке.
- расширить стационар, поскольку в РЦСА стационар всего на 12 мест. И это при том, что центр является учреждением городского подчинения, то есть обслуживает всю Москву.
- и многие другие предложения, направленные на развитие РЦСА, службы реабилитации в Москве, Российской Федерации. Однако, наши письма либо вообще игнорировались, либо присылались настолько несерьезные и неквалифицированные ответы, которые лишь подтверждали не заинтересованность Департамента в развитии Центра.
Явное ухудшение взаимоотношений возникло после того, как директор Центра отказался от навязываемого Департаментом недобросовестного подрядчика. И после того, как директор проявил твердость и заставил «Фирму» вернуть в бюджет выплаченные ей деньги, началась соответствующая «обработка». Комиссия за комиссией, ревизии по самым различным направлениям, выговоры. Перестали выделять средства на ремонт, значительно урезали средства на приобретение оборудования и т.д. Дальше – больше, Центр вообще как бы перестали замечать. В красочном справочнике учреждений Департамента, изданном, чтобы информировать москвичей о том, куда они могут обратиться, РЦСА не указан. Его, как будто, нет в Москве. Люди узнают о РЦСА по «сарафанному радио». Директору, который является основным разработчиком программ в РЦСА, участвующему в реабилитационной работе непосредственно, как специалист, запретили работать врачом и работа уже несколько лет осуществляется на общественных началах, хотя по приказу Минздрава руководители-врачи имеют право работать на 0,25 ставки (чтобы не потерять квалификацию). Зачастившие комиссии, фактически, не давали работать с пациентами. Постоянное напряжение, нервозность, которая, конечно же, чувствуется пациентами. Вдруг, через 10 лет работы Центра, ревизоры выяснили, что у нас проходят реабилитацию матери погибших: «Как? Они не являются участниками военных действий!». Как же не являются, говорим мы, ведь они несут такой груз войны, даже больше, чем сами ветераны. «Нет, нельзя!». И мамочки могут попасть к нам в центр только, как инвалиды. Их надорванное здоровье сделало их почти всех уже реальными инвалидами. И мы их берем в центр, не как матерей погибших, а как инвалидов. Следующая ревизия приходит и вдруг обнаруживает, что «не все инвалиды в Центре являются ветеранами войны». И начинается. Следующая ревизия делает замечание, что «не все ветераны войны являются инвалидами». Причем это делается не для того, чтобы защитить кого-то, отстоять чьи-то права. Нет. Просто, чтобы показать свою власть. Отработать задание руководства.
И когда нам стало очевидно, что Департамент не позволит развития РЦСА, мы обратились в вышестоящие инстанции с просьбой реорганизовать РЦСА в Федеральное государственное учреждение «Научно-практический реабилитационный центр инвалидов и участников военных действий». Нам ответили отказом, мотивируя тем, что "...в системе социальной защиты города Москвы РЦСА является единственным специализированным учреждением, осуществляющим социальную адаптацию инвалидов и участников военных действий, проводить реорганизацию данного учреждения полагаем нецелесообразным".
Но тогда совершенно непонятно, если этот Центр представляет ценность, для чего его нужно уничтожать. Для чего присоединять РЦСА в Зеленограде к СРЦ на Олимпийском. Ведь совершенно очевидно, что эти учреждения - совершенно разные по типу. СРЦ – учреждение санаторного типа (ветераны поступают для отдыха, проходят процедуры в индивидуальном порядке). РЦСА работает, именно как реабилитационный центр. Люди ориентированы не на отдых, а на совместную с коллективом работу по укреплению здоровья. Поступают и уходят группой, которая готовится заранее. Стационару может предшествовать длительный амбулаторный период. Одним из главных факторов реабилитационного процесса является создание особой доверительной общественной среды, в которой индивидуальная работа раскрывается совершенно по-иному. Чтобы добиться этого, необходим специфический опыт работы всего коллектива в целом. Необходимо, чтобы в коллективе была особая нацеленность на реабилитацию. В этой работе участвуют все – и санитарки и охранники, и директор, и каждый член коллектива, который прошел многолетнюю школу реабилитационных взаимоотношений, как друг с другом, так и с пациентами. Для того, чтобы выработать понимание тактики и стратегии реабилитационного процесса РЦСА потребовалось 30 лет. И, конечно же, в СРЦ также есть своя тактика и стратегия работы, которая основана на совершенно других методах и возможностях. Департамент, конечно, может механически объединить эти учреждения, но ему никогда не удастся объединить наработанный ими опыт. Не думается, что в результате присоединения СРЦ захочет менять тактику своей работы, поскольку его коллектив не готов к такому повороту. Да и этого, как мы понимаем, нет в планах начальства. Значит, РЦСА должен будет работать по той стратегии, которая наработана в СРЦ. И, таким образом, получается, что весь наработанный опыт, все поиски нужно забыть. Фактически, РЦСА лишается не только статуса отдельного учреждения и возможности распоряжаться финансами на необходимые цели. РЦСА лишается самой основы, ради которой был создан. Это и есть уничтожение Центра, поскольку РЦСА – это не только стены, это, прежде всего, опыт и знания, коллектив и ученики. Используя предлог «реорганизации для улучшения работы», Департамент, фактически, пытается уничтожить многолетний труд по созданию специализированной службы реабилитации, уничтожить уникальное учреждение, которое в процессе многолетней деятельности приобрело интереснейший опыт реабилитационной работы.
Совершенно непонятно, во имя какой великой цели издан приказ №379. Улучшить систему управления? Но совершенно очевидно, что в результате этого «присоединения» работа значительно усложнится, хотя бы, из-за территориальной отдаленности учреждений и московских пробок, когда в ежедневной работе требуется оперативное решение вопросов. Экономическая выгода? Она минимальна в сравнении с тем ущербом, которого добьется Департамент.

Почему Центр, который создавался с таким трудом ветеранами и инвалидами, членами семей погибших военнослужащих в течение многих лет, должен прекратить свою работу. Почему Департамент вместо того, чтобы улучшать работу с инвалидами, лишает их возможности посещать Центр, который для многих стал родным местом. Почему вместо того, чтобы защищать инвалидов, ветеранов войн, членов семей погибших военнослужащих, департамент отказывается от своих функций. И не просто не защищает, а уничтожает хорошо работающее учреждение. Обрывает реабилитационные программы людей, которые уже много лет являются пациентами и учениками Центра.
Огромный штат сотрудников Департамента не успевает отвечать на поток жалоб граждан. И эта работа с бумагами требует в Департаменте все больше людей. Уважаемый Владимир Аршакович, представьте себе, что за многие годы работы Центра, на нас не было ни одной жалобы. Только благодарности. А Вы ни разу не потрудились поблагодарить замечательный, профессиональный, работоспособный коллектив за столь высокий и благородный труд.
6 июля Вы втайне от коллектива Центра осуществили свой план - подписали приказ №379, уничтожающий перспективную модель службы реабилитации. А уже через несколько часов, в ночь на 7 июля страна оцепенела от страшного бедствия на Кубани. Конечно, мы не склонны связывать эти события, но давайте задумаемся о том, что уничтожается стратегически важное учреждение, которое имеет соответствующий опыт работы и готово прийти на помощь при необходимости в чрезвычайных ситуациях.
Наша страна испытывает и, к большому сожалению, будет испытывать огромные сложности – реальность терроризма, стихийных бедствий, техногенных катастроф, последствий военных действий. Все это требует создания эффективно работающей, а не показной, службы реабилитации. И не только в Москве, в каждом регионе нашей огромной страны.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ