Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Жизнь с препятствиями

Почему в создании доступной среды для инвалидов в Беларуси до сих пор существуют барьеры? Жизнь любого города напоминает огромный муравейник. Люди суетятся, мчатся по делам, спешат с одной встречи на другую. А вот заметить в этой многоликой толпе человека в инвалидной коляске или с тросточкой доводится не так часто. Редкие гости они и в кафе, и в кинотеатрах, и в парках. И вовсе не потому, что у этих людей нет свободного времени. Причина в другом — попасть туда они не всегда имеют возможности.

Из-за отсутствия пандусов, нормальных пешеходных переходов, из-за недостатка низкопольных автобусов. Из-за того, что элементарно не могут выбраться на улицу. Вот и выходит, что человек с ограниченными возможностями превращается для нас в настоящего невидимку. О необходимости создания безбарьерной среды в Беларуси говорят уже не один год. Причем нужна она не только инвалидам, но и родителям с детскими колясками, и пожилым людям. Ведь на их пути тоже зачастую возникают непреодолимые препятствия. Когда они будут ликвидированы полностью? Почему до сих пор многие объекты являются недоступными для инвалидов? Какие меры необходимо предпринять, чтобы наша жизнь стала безбарьерной?

Пандусы в никуда

Начать изучение проблемы “НГ” решила с поездки в регион. На прогулку с одним из инвалидов-колясочников мы отправились по улицам Бобруйска. Причем выбрали этот населенный пункт абсолютно наугад, отнюдь не потому, что здесь ситуация хуже или лучше, чем в других городах. Скорее она типичная для многих райцентров. И если бы мы побывали в каком-нибудь другом месте, увидели бы наверняка примерно такую же картину.

За день c моим спутником Сергеем Мацкевичем мы прошли около двенадцати километров. Побывали и в районах новостроек, и в старом городе. И я в очередной раз убедилась, насколько отличается жизнь обычных пешеходов от жизни человека в коляске.

— Я могу привести массу примеров, когда при реконструкции дороги в одном месте делают бордюр пониже, а в другом — повыше, — замечает Сергей. — Это как дорога в никуда. Здесь подняться можно, а там спуститься нельзя.

В том, что это действительно так, я убеждалась не один раз. Но особенно поразил меня перекресток улиц Минской и 50 лет ВЛКСМ — высота бордюра здесь составляет более 20 сантиметров.

Надо отдать должное, пандусами в городе оборудованы многие объекты. Но при ближайшем рассмотрении заметно, что пользоваться ими не всегда удобно. Доехав до самого входа в один из магазинов, мы с Сергеем понимаем, что попасть туда не сможем, так как дверь открывается прямо на пандус. А площадку для маневра владельцы не предусмотрели.

Еще “лучше” картину довелось увидеть в одном из банков. Добрались внутрь здания по стильному, с хромированными поручнями пандусу, а там нас ожидал неприятный сюрприз — сначала три ступеньки вниз, потом три вверх. Пришлось разворачиваться и возвращаться назад. Вот тебе и доступность. Казалось бы, незначительные нюансы. Но они свидетельствуют о том, что безбарьерная среда в некоторых случаях создается только для галочки.

Неудобные нормы

Как выяснилось, относительно доступными в Бобруйске для колясочников являются и места массового пользования. В Доме обуви, магазине строительных материалов они могут сделать покупки только на первом этаже, так как лифта здесь нет. В центральном универмаге он имеется, но, как правило, не работает. Из двух кинотеатров пандусом оборудован лишь один. Нет нормальных подходов и к гипермаркету “Корона”. Чтобы попасть в него, приходится двигаться по проезжей части, так как на пешеходных дорожках высота бордюров отнюдь не четыре-пять сантиметров. Причем, по словам Сергея, два года назад на тротуарах здесь укладывали новую плитку. Но почему-то сделать понижение забыли. Нет его и на многих пешеходных переходах.

Устав от прогулки по шумным улицам, я предложила Сергею заглянуть в Парк культуры и отдыха.

— А здесь вход со ступеньками, — сетует мой спутник. — Заехать в парк я еще смогу, а вот выбраться будет весьма проблематично. Два года просим оборудовать спуск хотя бы с одной стороны. Пока безрезультатно.

При этом в городе есть места, где передвигаться инвалидам действительно удобно. На улицах Куйбышева и Минской все заезды на пешеходную часть имеют практически нулевую высоту. Правда, убеждать дорожников пришлось достаточно долго. Согласились только тогда, когда на всех переходах сами покатали коляску. Зато теперь здесь по-настоящему безбарьерная среда.

Сейчас идет реконструкция еще одной улицы — Крылова. Колясочники ведут переговоры, чтобы здесь сделали такое же понижение, как на Минской. Однако, как оказалось, решить этот вопрос не так-то просто. “Есть нормы, в соответствии с которыми бордюр должен быть не выше пяти сантиметров, и отклоняться от них никто не собирается, — заметил один из специалистов, с которым у нас состоялась встреча на спорной улице. — Вот сдадим объект, тогда и переделывайте, как хотите. Никто препятствовать не будет”. При этом добавил, что он и сам считает нормы не совсем правильными.

Каждому очевидно: чем ниже бортовой камень, тем удобнее.

Какая-то не совсем логичная получается ситуация. Все понимают, но ничего поделать не могут. И в результате занимаются двойной работой. Но ведь норма не догма, ее всегда можно пересмотреть. Тем более если от потребителей поступает столько нареканий.

“А вы их мерили?”

Представители ассоциации колясочников не поленились и специально провели обследование всех пандусов в одном из райцентров — в Мозыре. И оказалось, что из 600 объектов только десять процентов соответствует нормам. Это подтверждает и официальная статистика. По данным Минтруда и соцзащиты, из 568 пандусов, расположенных на путях движения пешеходов, только у 192 ширина и у 142 уклон марша правильный, что составляет 33,8 и 25 процентов соответственно. Что касается высоты бортового камня в местах пересечения улиц, то она не превышает пяти сантиметров лишь у 62 процентов пешеходных переходов. В обследованных подъездах домов только в 5,8 процента случаев крыльцо с лестницей дублируется пандусом. А контрастные линии на первой и последней ступеньке лестничного марша имеются немного более, чем у одного процента объектов.

— Во многих странах существует очень хорошая практика. Люди, которые принимают объекты, где должна быть создана безбарьерная среда, сами садятся в коляску или завязывают глаза и берут тросточку и испытывают на себе, насколько удобно здесь передвигаться человеку с ограниченными возможностями, — рассказывает координатор проектов Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский. —

Побывав в такой роли, чиновник вряд ли потом закроет глаза на нарушения.

Квартира с выходом

— Еще одна проблема — это доступность жилья, — отмечает Сергей Дроздовский. — Сегодня безбарьерная среда активно создается в местах общественного пользования: магазинах, аптеках, банках, кинотетарах, больницах. Мы вкладываем миллиарды рублей в пандусы, в то время как инвалиды зачастую ими не могут пользоваться, потому что не в состоянии выбраться из дома. Некоторые из них годами не выходят из своих квартир.

А все потому, что многие наши дома до сих пор не приспособлены для людей с ограниченными возможностями. Узкие лифты и лестничные марши, ведущие к ним, становятся непреодолимым препятствием для человека в инвалидной коляске. И в таком случае без специального подъемника никак не обойтись. Вариантов подобного оборудования сегодня хватает, причем самой разной ценовой категории. К примеру, один из жителей Витебска сделал такое устройство по собственным чертежам, и обошлось оно всего в два миллиона рублей. Что касается промышленного производства, то изготовление подъемных платформ уже освоено на заводе “Могилевлифтмаш”, барановичском “Торгмаше”, “Гомельлифте”.

Одним словом, технически этот вопрос решить достаточно просто. Но здесь мы сталкиваемся с очередным противоречием — нестыковкой с противопожарными нормами. Чтобы обеспечить максимальную скорость эвакуации, ширина лестничного проема в здании должна быть не менее 1 метра 30 см. Установка же подъемника “крадет” 10—15 см этого пространства, что является нарушением. Поэтому многие ЖЭСы и не хотят заниматься данным вопросом.

Во всех регионах страны больной жилищный вопрос пытаются решать различными способами.

Все это, конечно, не может не радовать. Людям действительно оказывается реальная помощь. Однако, как мне кажется, вопрос в данном случае нужно ставить в иной плоскости. Пока мы говорим лишь о строительстве отдельных домов, оборудованных безбарьерной средой, в то время как доступным должно быть все жилье. У нас же, к сожалению, наблюдается зачастую другая картина. Для инвалида оказывается проблемой выбраться на улицу не только из старого дома, но и из новостройки.

“Безбарьерка” нужна всем

— Как и тридцать лет назад, жилые здания строят по проектам, которые не учитывают безбарьерную среду, — недоумевает заместитель начальника управления государственной социальной поддержки населения Минтруда и соцзащиты Рита Сушко. — Хотя об этом сегодня говорят на каждом шагу, разработана специальная государственная программа. Получается парадоксальная ситуация. Строители не успели сдать объект, еще не высохли чернила на актах приемки, а этот дом уже попадает в список барьерных. И сразу же возникает необходимость собирать армию специалистов, вкладывать огромные средства, ломать голову, как его приспособить, думать, как опускать инвалида на землю — через балконы или какими-то другими способами, чуть ли не с помощью веревок.

О подобной ситуации я знаю не понаслышке, так как сама живу в таком доме. Сдали его в строй несколько лет назад. Мало того что возле подъезда нет пандуса, так еще к лифтам ведет лестничный марш. Многие могут сказать: ведь в вашем доме нет инвалидов, какая разница. Признаюсь, подобную реплику приходится слышать не так уж и редко. При этом мы почему-то совсем не учитываем, что безбарьерная среда нужна не только инвалидам. Такие же затруднения при передвижении испытывают и старики, и мамы с колясками, и люди, имеющие травму. Не сомневаюсь, что в любом доме обязательно найдется хотя бы один такой человек. К примеру, в нашей новостройке полным-полно молодых семей, практически на всех этажах есть малолетние дети. “Благодаря” суперсовременному и очень эстетичному проекту их мамам приходится каждый день таскать на себе по лестнице тяжеленные коляски, а ребятам постарше — велосипеды. Логичнее всего было бы отказаться от заведомо неудобного проекта. Но почему-то принимать такое решение никто не спешит.

Сегодня сэкономили, завтра переплатили

— Безусловно, в нашей стране сегодня предпринимаются значительные шаги для того, чтобы у инвалидов была возможность вести независимую жизнь, — считает Сергей Дроздовский. — В Беларуси сформирован полный пакет норм и правил, обеспечивающих создание безбарьерной среды. Причем соответствующих европейским стандартам. Проблема лишь в одном — в их выполнении.

Где же в таком случае выход? Как заставить должностных лиц изменить свое отношение к проблемам людей, которые по тем или иным причинам не могут свободно передвигаться по городу?

— А никакой Америки открывать здесь не нужно. Ведь если я перехожу дорогу на красный свет, меня штрафуют, превышаю скорость — расплачиваюсь из собственного кармана. Так и здесь необходимо применять большие штрафы. Только тогда люди поймут, что намного дешевле изначально вложить средства в безбарьерную среду, чем потом исправлять свои ошибки, — уверен Сергей Дроздовский.

— Причем наказывать рублем следует не организацию, а конкретного чиновника, который поставил свою подпись, — продолжает разговор Рита Сушко. — Административным кодексом Беларуси предусмотрен штраф за несоблюдение норм и правил в области архитектурного строительства. Наверное, стоит внести в него изменения и безбарьерную среду выделить отдельным пунктом. Чтобы люди наконец-то заметили эту норму. И второе — ужесточить санкции к нарушителям. Сегодня они платят от четырех до двадцати базовых величин (400 тысяч — 2 млн рублей). Согласитесь, что на данный момент это совершенно незначительная сумма. А если бы им грозило наказание, к примеру, в размере 300 базовых величин (30 млн рублей), то тот же проектировщик или эксперт сто раз подумал бы, подписывать ему бумагу или нет.

Никто не спорит, что безбарьерная среда требует немалых затрат. Но при этом нужно учитывать тот факт, что вырванность человека из жизни государства и общества обходится гораздо дороже. И прежде всего потому, что он начинает вести маргинальный образ жизни. Люди с инвалидностью чаще болеют, чаще вызывают “скорую помощь”, требуют больше внимания социальных служб. А это тоже значительные финансовые расходы. Вот и выходит, что намного дешевле обеспечить человеку независимую жизнь, чтобы он не чувствовал себя изолированным от других людей и мог работать, учиться и общаться с друзьями.

Светлана Лоцманова

Источник: ng.by

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ