Архив:

"Полет над гнездом кукушки"

Сегодня — «нормальный», а завтра ты — «псих»,
Закон отменили, для нас иль для них?

Роман культового американского писателя Кена Кизи «Полет над гнездом кукушки» и отснятый на его основе одноименный художественный фильм чешско-американского кинорежиссёра Милоша Формана – притча о конфликте личности и репрессивного общества, где психическое расстройство может стать основанием для лишения человека прав и свобод.

В России численность пациентов психиатрических клиник по сравнению с 90-ми годами прошлого века почти удвоилась, и в регулярной психиатрической помощи нуждается около 25 процентов населения страны.

По мнению психиатров, основными причинами являются массовая бедность, безработица, алкоголизм и наркомания, отсутствие уверенности в завтрашнем дне, разрушительное воздействие на психику, особенно детей и молодежи, агрессивного отупляющего телевидения и обезличенной, зомбирующей компьютерной и интернет-среды.

Но независимо от того, кто или что являлось побудительной причиной для психического расстройства личности, Уполномоченные по правам человека готовы прийти ему на помощь.

Так, к Уполномоченному по правам человека в Республике Алтай обратилась женщина, которая по заявлению мужа была признана судом недееспособной по причине психического заболевания, а он, муж — назначен ее опекуном. В итоге заявительница не могла распоряжаться заработанными ею деньгами и пенсией, зато супруг был, что называется, «в шоколаде». Женщина была против такого решения своей судьбы и просила Уполномоченного по правам человека в Республике Алтай помочь ей вернуть себе свои конституционные права и свободы.

Приняв к рассмотрению заявление женщины и разобравшись в нем, мы пришли к выводу, что по отношению к ней допущена несправедливость. После этого стали долго и настойчиво обращаться в различные инстанции, мотивированно доказывая свою точку зрения с учетом общепринятых норм о правах и сводах человека. Вскоре справедливость восторжествовала, и женщина была признана дееспособной. Она приобрела отнятые у нее конституционные права и свободы.

Было выяснено, что подобные случаи, как у нас в республике, так и в целом по стране — довольно распространенное явление. Фактически до последнего времени по желанию заинтересованных лиц (родственников, мошенников, органов и т.д.) практически любой человек мог быть признан недееспособным — и «добрые» опекуны получали карт-бланш на управление его имуществом, собственностью, доходами, наследством и т.д.

27 июня 2012 года Конституционный Суд РФ поставил точку в этом процессе. Своим Постановлением №15-П «По делу о проверке конституционности пунктов 1 и 2 статьи 29, пункта 2 статьи 31 и статьи 32 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И.Б.Деловой» он подтвердил, что взаимосвязанные положения пунктов 1 и 2 статьи 29, пункта 2 статьи 31 и статья 32 Гражданского кодекса РФ не соответствуют Конституции России.

Поясним для читателей: пункт 1 статьи 29 гласит, что над гражданином, признанным судом недееспособным, устанавливается опека; пункт 2 этой же статьи предусматривает, что от имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает опекун; пункт 2 статьи 31 подразумевает, что опекуны выступают в защиту прав и интересов своих подопечных в отношениях с любыми лицами, в том числе в судах, без специального полномочия; статья 32 утверждает, что опека устанавливается над малолетними, а также над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства, опекуны являются представителями подопечных в силу закона и совершают от их имении и в их интересах все необходимые сделки.

Основанием для решения КС РФ послужило, как было уже сказано, дело Ирины Деловой (1964 года рождения), которая является инвалидом с детства и проживает в специализированном психоневрологическом интернате в Санкт-Петербурге. В 2010 году она по заявлению интерната была признана судом недееспособной (судебно-психиатрическая экспертиза выявила у нее психическое расстройство в форме легкой умственной отсталости) и лишилась возможности самостоятельно распоряжаться своим имуществом, в частности, пенсией. Опекуном женщины была назначена администрация интерната.

В нашей стране действующее правовое регулирование, в частности Гражданский кодекс, предполагает признание гражданина, страдающего психическими расстройствами, либо недееспособным в полном объеме, либо дееспособным. Такой упрощенный подход никак не отвечает провозглашенным в международных актах принципам гуманизма и справедливости. Российское законодательство определяет дееспособность или недееспособность страдающих психическими заболеваниями граждан, не учитывая «пограничных» ситуаций и не предусматривая «дифференцированных последствий».

Такой подход противоречит Конституции РФ, в которой высшей ценностью провозглашены человек, его права и свободы, при этом недопустимо какое бы то ни было их умаление, в том числе и в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами.

Как следует из Постановления КС РФ от 27 июня 2012 г., гражданско-правовые последствия, обусловленные психическими нарушениями, должны различаться в зависимости от характера расстройства.

Признание гражданина недееспособным вследствие психического расстройства существенно меняет его правовой статус. Он на формально не определенный период считается утратившим возможность совершать гражданско-правовые сделки, исполнять обязанности и отвечать за свои действия. Между тем психическое расстройство может по-разному отражаться на интеллектуальном и волевом уровне человека. Суды нередко признают недееспособными людей, чье заболевание не достигает той степени тяжести, при которой они не способны отдавать отчет своим действиям. Тем самым для них полностью исключается возможность самостоятельно осуществлять гражданские права. Отсутствие у данной категории граждан такой возможности ставит их в худшее положение даже по сравнению с малолетними в возрасте от 6 до 14 лет, которые могут сами совершать некоторые сделки.

Конституционный Суд РФ обосновал свое решение международными актами. В них ясно прослеживается позиция: страдающие психическими расстройствами лица должны иметь возможность осуществлять свои гражданские и политические права. Ограничения этих прав допускаются строго в соответствии с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и не могут основываться на одном лишь факте наличия у лица психического заболевания.

В частности, как следует из рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 23 февраля 1999 года, государствам предлагается руководствоваться принципом максимального сохранения дееспособности. В них также указывается, что меры защиты не должны быть автоматически связаны с полным лишением гражданской дееспособности, а там, где это возможно, совершеннолетнее лицо должно иметь право заключать юридически действительные сделки повседневного характера.

В 2008 году Европейский Суд по правам человека обратил внимание Российской Федерации на нарушении статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а российские уполномоченные по правам человека последовательно добивались все это время реализации данных прав.

Упомянутым постановлением Конституционный Суд РФ предписал федеральному законодателю до 1 января 2013 года внести изменения в действующий механизм защиты прав граждан, страдающих психическим расстройствами, которые позволяли бы суду учитывать степень нарушения способности таких граждан понимать значение своих действий или руководить ими.

Правда, до вступления в силу нового правового регулирования приведенные выше взаимосвязанные положения ГК РФ будет применяться в ныне действующей редакции. Но это, как говорится, вопрос времени.

Таким образом, можно констатировать, что совместными усилиями всех заинтересованных лиц восстановлена справедливость. Очевидно, что после данного решения Конституционного Суда РФ количество злоупотреблений правами и интересами людей, страдающих психическими заболеваниями, будет сведено к минимуму.

Семен Шефер

Источник: euro-ombudsman.org

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ