Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Ольга Богачёва: "Моё жизненное кредо - не сдаваться!"

Когда-то мастерская художника-ювелира Ольги Богачёвой находилась в Сыктывкаре в подвале дома №48 по ул. Коммунистической. Оля была героиней одного из первых моих интервью. Уже тогда меня удивило, что в этой хрупкой с виду молодой женщине было столько воли и твёрдости. Это только кажется, что ювелир – работа для хрупких эстетов. На самом деле это весьма трудоёмкое и кропотливое мастерство. И рабочее место ювелира больше походит, пожалуй, на мастерскую сапожника: точильный станок, тиски, пассатижи. Руки ювелира-женщины обычно без маникюра, зато с мозолями...

Мастерская была с маленьким окошком под потолком. Я не могла понять, как здесь можно было творить, и приставала со своими наивными вопросами к мастеру. Ольга снисходительно улыбалась, а потом, заварив чай с вербеной, терпеливо растолковала мне, откуда что берётся...

Потом она уехала в Австралию, и лишь спустя года три до меня дошло её аудиописьмо, в котором Ольга, всё ещё прикованная к постели после страшной аварии, рассказывала своим сыктывкарским друзьям, что с ней произошло. Оказалось, что через год после иммиграции в Мельбурне она попала в страшную аварию. По немыслимой иронии судьбы, её сбила русская девушка Маша, недавно севшая за руль автомобиля...

В 2001 году Ольга Богачёва последний раз приезжала в Россию и в Сыктывкар. В Национальной галерее РК состоялась выставка её работ… Сегодня, благодаря социальной сети «ВКонтакте», мы время от времени переписываемся. Иногда я прошу её поучаствовать в опросах нашей газеты, а теперь вот Ольга любезно согласилась рассказать о том, как живётся в Австралии людям с ограниченными возможностями.

– Ольга, для начала давай вспомним, как ты попала в Австралию?

– Я, наверное, особый случай в истории иммиграции. Я вынуждена была уехать против своего желания. Уезжали мои родители, а я, их единственный ребёнок, не могла допустить, чтобы они одни – старые и больные – уехали в неизвестность, и вынуждена была ехать за ними. Иммиграция – не рай, особенно первое время. Эйфорией о райской жизни за «бугром» в отличие от очень многих россиян я не страдала. Это в гости или на отдых замечательно съездить в другую страну. А вот начинать там жизнь с нуля очень непросто. Всё совершенно другое: и язык, и менталитет, и обычаи... Я, москвичка, прожила в Сыктывкаре 15 лет, очень полюбила этот край и этот город и не собиралась уезжать из Коми. Ностальгия – тяжкое чувство. И тоскую я не о родной Москве, а именно о Сыктывкаре. О местечке Лемью, о природе Коми края...

Я мечтала вернуться в Россию, жить и работать на родине, но поездка десять лет назад со своей выставкой отбила у меня это желание напрочь. Сидеть в четырёх стенах, как все российские инвалиды? Нет уж... Остаётся только с любовью вспоминать о друзьях в Коми.

– Как ты сегодня себя чувствуешь? Продолжаешь ли творить и кто помогает тебе в этом?

– О здоровье не люблю говорить, неинтересная и невесёлая для меня тема. Стараюсь жить, а не просто биологически существовать. Творчески работать я никогда не прекращала, иначе сама жизнь для меня смысл потеряет. Это – прежде всего. А ещё, возникающие в голове и в душе новые идеи, они же покоя не дают, пока их не реализуешь. Всегда удивлялась людям, которые жалуются на скуку. Мне времени не хватает, чтобы сделать задуманное, попробовать что-то новое, докопаться до сути какой-то проблемы, закончить начатое... В живописи, графике или художественной росписи, как и в любой ручной работе, необходима практика, как гаммы для музыканта. Часто бывает, что одновременно начаты две-три работы. Одна в ювелирке, другая – в живописи, а третья – в прозе. Я пишу эссе. Да и домашних дел всегда хватает. Скучать некогда. Творческие идеи, как обычно, возникают совершенно неожиданно. Главное – успеть зафиксировать. В ювелирной работе мне помогает мой муж Андрей. У нас с ним хороший творческий тендем. Когда возникает возможность, участвую в выставках. Сейчас несколько моих ювелирных работ выставлены, например, в галерее города Гамельтон. Начинаю готовить работы для персональной выставки, которую мне предложили провести в этой же галерее. Хочу показать свои работы разных профилей. И художественные ювелирные изделия, и картины, и художественную роспись по дереву, и расписные пасхальные яйца, и резьбу по яичной скорлупе...

– Как ты передвигаешься по городу? Насколько городская среда в Австралии доступна для людей с ограниченными возможностями?

– У меня почти нет проблем с передвижением по городу. Австралия – прекрасная страна в социальном отношении. Во всех государственных учреждениях, супермаркетах, общественном транспорте, парках, театрах и музеях, даже в зоопарке имеются необходимые приспособления для инвалидов и престарелых людей. Существует государственная программа заботы о людях с ограниченными физическими возможностями. Вне дома я передвигаюсь на специальном электрическом скутере. Часто в вагонах загородных электричек и метро я вижу собратьев по несчастью в гораздо худшем физическом состоянии, нежели я. Бывает, что человек, полностью недвижимый, ездит по городу на специальном скутере, управление которым происходит с помощью того органа, которым этот человек может двигать. Это может быть поворот головы или движение подбородком или даже языком. Невероятно? Но это факт! Машинист метро подставляет специальный пандус, помогает пассажиру-инвалиду заехать в вагон, выясняет нужную станцию, а потом, по приезде, так же помогает выехать из вагона. Во всех учреждениях предусмотрены въездные пандусы, перила, подходы и подъезды, а также туалеты для инвалидов и престарелых. Здесь физически ограниченные люди не чувствуют себя обособленными и могут вести полноценный активный образ жизни. Я благодарна Австралии за грамотную заботу об инвалидах и стариках.

– Чему России было бы нелишне поучиться у Австралии?

– Например, системе страховок. Так как беда со мной произошла на автодороге, то материальная забота обо мне автоматически легла на автодорожную страховую компанию – ТЕС (Nransport Accident Commission). Денежный капитал этой компании складывается в основном из налогов автовладельцев, штрафов и государственных дотаций. Заботу о пострадавших в ДТП эта страховая компания осуществляет сразу же после происшествия. Помимо выплаты денежной компенсации за увечье и моральное потрясение, пострадавший получает также помощь в оплате лечения, в оплате содержания для одиноких в специальных пансионатах-госпиталях, оплате всех необходимых инвалиду приспособлений для жизни дома и необходимого реабилитационного комплекса (физиотерапия, бассейн). Благодаря этой помощи я смогла получить вне очереди государственную квартиру, что гораздо дешевле, чем арендовать, а позже – даже купить небольшой дом. Раз в неделю ко мне приходит человек помогать убираться в доме. И также у меня есть помощник, который помогает мне посещать фитнес-зал и бассейн, делать покупки, посещать врачей и т.д. У меня есть электрический скутер, не говоря уж о необходимых для жизни иных приспособлениях. Переоценить эту помощь трудно, я с ужасом думаю о том, что было бы, если бы эта авария случилась со мной дома, в России. Я бы сейчас, как и большинство инвалидов, была бы заперта в четырёх стенах и вела бы убогий во всех отношениях образ жизни. Забота об инвалидах и людях престарелого возраста в Австралии – это не просто красивый лозунг, это реальный стиль жизни страны.

В России же, где немало инвалидов после Отечественной войны, после Афганистана и Чечни, не говоря уж о инвалидах по болезни и ДТП, ничего для них не приспособлено, будто их вообще нет в стране.

– Есть ли в Австралии русская диаспора?

– Довольно большая. В штате Виктория, в Мельбурне имеется своё Русское Этническое Представительство. Русская иммиграция здесь очень разнообразна. Первая волна – послереволюционная, большей частью из Китая. Вторая волна – послевоенная, из побеждённой Германии. Третья – еврейская, по утверждённой в ООН квоте выезда евреев из Советского Союза. И четвёртая – это профессиональная. Когда желающий уехать в Австралию на ПМЖ получал в посольстве подтверждение о необходимости в Австралии его профессии. Русская диаспора Австралии – это выходцы из разных республик Союза. Но национальные различия никак не мешают объединяться бывшим россиянам. Есть русские школы, клубы по интересам. Есть театральная студия и клуб для тех, кому за 50, детский спортивный клуб скаутов, развлекательно-образовательный клуб для малышей, клуб любителей бардовской песни и даже свои клубы КВН. Кроме того, есть также австралийские русскоязычные радио и телепрограммы, издаются газеты. В Мельбурне есть четыре Русские Православные Церкви, которые объединяют многих выходцев из Советского Союза. При одной из них есть дом престарелых, а при другой – детская воскресная школа. Есть в Мельбурне русские поликлиники и, конечно, русские магазины.

Живут сейчас в Австралии и выходцы из Коми. Интересно и забавно то, что, живя с некоторыми из них в одном городе, имея даже общих друзей, мы не были знакомы. Встретились здесь, на пятом континенте.

– Есть ли у тебя друзья среди местных жителей и как долго они к вам приглядывались?

– Австралия – многонациональная страна. Конечно же, мы больше общаемся с русскоязычными иммигрантами, но у нас тут появилось немало знакомых и друзей из других этнических диаспор. Из Англии, Германии, Италии, Израиля, Индии. Оказывается, у нас много общего, несмотря на многие различия в культурах и в традициях. Знакомые из Шри-Ланка и Ливана, например, учились в России, всегда с любовью вспоминают нашу страну и радуются возможности поговорить с нами по-русски. В Мельбурне есть даже районы, в которых доминирует та или иная национальная диаспора. Купить хорошие и недорогие овощи и фрукты можно в китайском районе, сладости – в греческом, пиццу – в итальянском, а продукты, знакомые по вкусу с детства, – в русском.

– Что ещё удивило и приятно порадовало вас в Австралии?

– Здесь мы впервые реально узнали и оценили такое явление, как благотворительность. Постоянной или разовой благотворительностью занимаются и специализированные общественные организации, такие как Армия Спасения (Salvation Army), церкви, большие или малые фирмы и бизнесы, а также отдельные граждане. Внести свой вклад в благое дело – это в Австралии само собой разумеющееся будничное дело. Во многих супермаркетах и торговых центрах стоят копилки для пожертвований в пользу детского госпиталя или пансиона для бездомных собак и кошек. В общественных местах, чаще прямо на людных улицах, проводятся благотворительные акции сбора средств. В Православной церкви, прихожанами которой мы являемся, часто собираются пожертвования детским домам в России или пострадавшим от каких-либо травм.

Когда мы только приехали и начинали жизнь с нуля, нам очень помогли в приобретении необходимых бытовых вещей благотворительные магазины. Люди с низким достатком могут купить в них за символическую цену всё, что нужно: посуду, одежду, обувь, мебель, электрические приборы, игрушки. Такие магазины есть во многих странах, где процветает благотворительность, а некоторые предприимчивые россияне, я знаю, скупая здесь вещи за гроши, открывают в России магазины «Second Hand» и делают на этом свой бизнес...

– Ты следишь за тем, что происходит на родине?

– Конечно же, мы следим за тем, как и чем сейчас живёт Россия. Последние годы, когда стало доступно русское телевидение и Интернет, это не проблема. Благодаря Интернету я активно общаюсь с родственниками, со старыми и новыми друзьями. Муж почти каждый год летает к маме в Астрахань, встречается с друзьями в Москве и в Питере. А после подробно рассказывает о новостях и о своих впечатлениях.

– Что бы ты пожелала россиянам?


– Хотелось бы от всей души пожелать всем россиянам, и сыктывкарцам в частности, больше оптимизма и добросердечности. Берегите друг друга! Берегите и благоустраивайте наш замечательный город! Пусть ваша жизнь будет радостна, уютна и комфортна во всех отношениях! Пусть ваши дети, внуки и правнуки с большой благодарностью будут вспоминать вас за то, какое богатое наследство вы им оставили, – красивый, удобный город и роскошную природу!

Справка:

Ольга Богачёва - художник-ювелир. Родилась в Москве, окончила институт Художественной обработки металлов (КУХОМ) в г. Красное на Волге. С 1974 по 1993 годы жила и работала в Сыктывкаре. В 1993 году с мужем и дочерью
уехала в Австралию, куда чуть ранее перебрались на ПМЖ её родители. В 1995 попала в тяжелейшую аварию и сейчас передвигается в основном в инвалидной коляске. Главное в жизни, по её мнению, – это красота и искусство. В людях – ум и креативность. Её кредо – не сдаваться!

Елена Шелест

Источник: komikz.ru