Архив:

Готовь сани летом

На зимних Паралимпийских играх 2018 года в корейском Пхенчханге возможен дебют двух новых дисциплин. Международная федерация бобслея и тобоггана (FIBT) настойчиво продвигает свои виды. Председатель паралимпийского комитета FIBT американец Дэвид Куртц впервые для российской прессы рассказал о перспективах развития бобслея и скелетона как паралимпийских дисциплинах.

– Господин Куртц, какие отношения у вашей федерации складываются с Международным паралимпийским комитетом (IPC)?

– На зимней Паралимпиаде всего пять видов спорта. Международный паралимпийский комитет стремится расширить программу. И мы сотрудничаем в этом направлении. В наших общих планах включить бобслей и скелетон в программу Паралимпийских игр в Пхенчханге-2018. Сегодня IPC рассматривает наш вид спорта в качестве первого кандидата на участие в зимних Играх.

– Как возникла идея продвижения бобслея и скелетона на Паралимпийские игры?

– Впервые разговор об этом зашел на Конгрессе в 2010 году. Тогда мне довелось делать доклад на эту тему. Мы подумали, а почему бы не расширить границы нашего вида спорта? Почему не дать возможность спортсменам с ограниченными возможностями попробовать свои силы на бобслейных трассах? И мы стали работать в этом направлении.

– Президент FIBT итальянец Иво Ферриани заметил, что разница между олимпийцем и паралимпийцем всего одна секунда. Что он имел в виду?

– Это не имеет отношение к спортивному результату. Жизнь человека может круто измениться в считанные мгновения. Один нелепый несчастный случай может перечеркнуть все планы человека. Для этого порой хватает всего одной секунды.

– Такой случай, к сожалению, произошел с российской спортсменкой Ириной Скворцовой...

– Верно. Это очень прискорбно.

– Что из себя сегодня представляет паралимпийский бобслей и скелетон? Где они наиболее успешно развиваются?

– В первую очередь – в США и Канаде. Там идет активная подготовка паралимпийцев. Правда, пока в тренировочном режиме. Недавно норвежские спортсмены-паралимпийцы тоже получили допуск на бобслейную трассу. В следующем зимнем сезоне 2012–2013 годах в пяти странах: Австрии, Германии, Канаде, Латвии и США пройдут недельные курсы для пилотов. Наша федерация финансирует эти тренировки.

– По каким правилам будут соревноваться спортсмены? Какими будут экипажи?

– Это очень непростые вопросы. В паралимпийском спорте существует много различных классов. Они зависят от тяжести травмы. Есть спортсмены с различной степенью поражения опорного аппарата, есть – слабовидящие. И нам надо сделать единую классификацию. Сейчас мы как раз вырабатываем такие правила.

– Количество классов пока не определено?

– Рассматриваем два варианта. Первый – для спортсменов, у которых парализована нижняя часть тела. Для них будет несколько изменена начинка боба, сделаны специальные сиденья, крепеж. Второй вариант – для тех, кто потерял верхние конечности, но может бежать и запрыгнуть в боб. Они будут выступать на обычных бобах. В скелетоне аналогичное разделение на два класса. Кто может бежать, будет выступать на обычных санях. С парализацией нижних конечностей, для отталкивания используют специальные ручки, как у саночников. А для крепления ног будут предусмотрены специальные ремни.

– Существующие сани и бобы претерпят некоторые конструктивные изменения?

– Да. Для парализованных спортсменов спортинвентарь будет существенно переделан. Мы максимально учитываем требования безопасности пилота. Сиденья будут оборудованы специальной защитой и ремнями для фиксации спортсмена.

– Сколько стран уже сейчас развивают или заявили о своих намерениях популяризировать бобслей и скелетон?

– По требованиям IPC, чтобы вид спорта стал членом паралимпийской семьи, его должны развивать восемь наций на двух континентах. И необходимо провести два чемпионата мира, прежде чем попасть в программу Игр. Мы сейчас помогаем продвигать наш вид в одиннадцати странах, на пяти континентах. Это добавляет нам оптимизма и уверенности, что бобслей и скелетон в ближайшее время займут свое место на паралимпийском Олимпе.

– В вашей федерации, согласно докладу казначея, даже существует бюджет на развитие паралимпийского бобслея и скелетона.

– Это сэкономленные деньги, которые федерация может пустить на благородное начинание. Но в этом деле мы надеемся на спонсорство, на партнерство. В частности, на поддержку ООН для развития бобслея и скелетона на африканском континенте, в Южной Америке, где этот вид спорта не является традиционным….

– Вы сказали ООН, я не ослышался? Какое отношение эта организация имеет к бобслею?

– Оказывается, ООН может здесь помочь. Для меня эта информация тоже была неожиданной. IPC уведомил нас, что эта уважаемая международная организация имеет бюджет на развитие спорта. Но им не особо умело пользуются. Спортсменам из Африки и Южной Америки очень не просто приехать на соревнования, купить дорогостоящий инвентарь, проводить регулярные тренировки на бобслейных трассах. Деньги ООН здесь весьма пригодятся.

– Господин Куртц, ваша федерация в принципе должна заниматься развитием обычного бобслея и скелетона. Почему вы добровольно взяли на себя бремя продвигать паралимпийские виды вашего спорта?

– Во-первых, это отличная возможность расширить границы нашего вида. Бобслей и скелетон весьма экстремальный спорт. И многие хотели бы здесь попробовать свои силы, в том числе – люди с ограниченными возможностями. Мне приходят электронные письма от этих людей, где они рассказывают, как изменилась их жизнь. Это лучшая мотивация для меня, чтобы делать свое дело ответственно. Кроме того, из пяти зимних видов спорта, которые представлены в программе Паралимпийских игр, только керлинг имеет самостоятельную федерацию. Это здорово. Остальные виды находятся под патронажем Международного паралимпийского комитета. И может случиться так, что паралимпийский бобслей и скелетон получат свою федерацию….

– И вы, Дэвид, будете ее президентом?

– Меня не интересуют титулы и посты. Моя задача, как можно больше людей вовлечь в данный процесс. Которые знают суть проблемы и способны принимать конкретные решения. И мы находим большую поддержку и понимание в Международном паралимпийском комитете.

– Когда можно будет увидеть первые соревнования паралимпийцев на бобслейных трассах?

– Мы намерены организовать первый Кубок мира в сезоне 2013–2014 годов. Место пока не определено. Но хотим этот паралимпийский старт провести в те же сроки и на той же трассе, где пройдет обычный этап Кубка мира. Чтобы была телетрансляция. Кроме того, мы собираемся отметиться в олимпийском году. Во время Паралимпиады в Сочи-2014 хотим провести показательные заезды спортсменов-инвалидов на сочинской трассе. Мы на это надеемся, хотя переговоры с Оргкомитетом Сочи-2014 только начались.

– Есть надежда, что они завершатся успехом?

– Предстоит решать ряд проблем. Сочинская трасса будет работать во время Олимпиады. А наши показательные заезды мы проводим на Паралимпиаде, где трасса не задействована. Она будет закрыта. И придется специально к нашему старту вновь готовить трассу, и всю обслуживающую инфраструктуру. Это серьезные вопросы, которые придется решать вашей стороне.

– Среди пилотов показательных заездов в Сочи могут оказаться российские спортсмены-паралимпийцы? Например, та же Ирина Скворцова...

– Мы планируем сделать заезды двоек. Среди мужчин и женщин. И если Ирина даст свое согласие, мы будем только рады. Это стало бы большим делом в пропаганде паралимпийских идеалов и, в частности, бобслея.

Валерий Разуваев

Источник: tribuna.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ