Архив:

Болельщик "Зенита"

Последние четыре сезона одно из зрительских мест на "Петровском" из раза в раз занимал 34-летний юрист Виталий Васильев, член Адвокатской палаты Санкт-Петербурга и почетный адвокат Российской Федерации. Он страстно переживает за любимую команду, но даже на стадионе не имеет счастья видеть ее голы.

Васильев - полностью незрячий. Что не мешало ему по сезонным абонементам в любую погоду посещать почти все матчи "Зенита" - от "Баварии" до "Кубани", от "Вильярреала" до "Амкара".

- Доводилось бывать на "Петровском" и в снег, и в дождь, - говорит Васильев. - Пару лет назад в августе играли с "Кубанью" - зарядил такой ливень, что, когда пришел домой, мои джинсы, наверное, весили килограммов 50. Но жена не роптала. К моему увлечению она относится с пониманием.

Побеседовав с этим человеком после первой встречи "Зенита" со "Штутгартом", я потом пересказывал его историю знакомым, и кое-кто, с трудом веря своим ушам, восклицал: она тянет на "Оскар"! У многих как, признаюсь, и у меня - не раз подкатывал комок к горлу. И возникал традиционный для России вопрос: почему, к примеру, на лондонском "Эмирэйтс" есть сектор для слепых болельщиков, для которых нанимают специального радиокомментатора (!), а у нас люди, потерявшие зрение, обо всем этом и мечтать не могут? Судьба Васильева - доказательство, что даже в нашей стране они способны жить полноценной жизнью, делать успешную карьеру. И, обладая такими же увлечениями, как зрячие люди, стремиться ходить на футбол.

Первые восемь лет жизни Виталий прожил в маленьком поселке в Псковской области. Зрение у него тогда было стопроцентным. "Я рос нормальным сельским мальчиком, гонял мяч, как все дети, - рассказал мне он. - У меня брат на год старше, и я еще до школы все свободное время играл в футбол с его одноклассниками. И после потери зрения это ощущение игры во мне сохранилось. У незрячих есть такая игра - гоубол. Мяч в ней, во-первых, звенит, а во-вторых, катится исключительно по полу. Так я загубил бесчисленное количество этих мячей для гоубола, нанося ими удары верхом, по-футбольному".

Когда ему было три года, не стало отца, а четырьмя годами позже маму, рожавшую уже в новом браке, в роддоме сразил менингит - и, пролежав три месяца в коме, она умерла. Виталик остался жить с бабушкой, и спустя несколько месяцев его настигла новая страшная беда: опухоль мозга. Последней надеждой была операция в Санкт-Петербурге. За три дня до нее он полностью потерял зрение. Жизнь, к счастью, спасти удалось. Но это была уже совсем другая жизнь.

Виталия устроили в питерскую школу-интернат № 1 для слепых и слабовидящих детей. Там он проявил фантастические для ребенка в его обстоятельствах способности, сумев подготовиться и поступить на юрфак Санкт-Петербургского госуниверситета. А уже в студенческие годы тогдашний мэр Анатолий Собчак, сам по профессии юрист, узнал о молодом человеке и выделил ему из городского резерва однокомнатную квартиру, где Васильев живет и поныне. Вместе с Любовью Ногиной - учительницей той самой школы-интерната для слепых. Она рассталась с первым мужем - профессором математики, стала женой Виталия и помогает мужу со звуковой расшифровкой текстов многотомных гражданских дел - ради этого даже закончила тот же юрфак СпбГУ.

Ногина по-прежнему преподает в школе-интернате, а Васильев, работающий в юридической консультации на Васильевском острове, регулярно навещает улицу Шаумяна, 44, где когда-то ему дали шанс в жизни. Для детей он - бог, на его примере учителя вселяют в ребят надежду на будущее. А Виталий Анатольевич с удовольствием берет их с собой на футбол.

- Да там половина школы в зенитовских шарфах ходит! - рассказал мне юрист. - Дети обожают "Зенит", и поход на футбол для них - сказка, о которой ребята вспоминают потом многие годы. Чаще всего на футбол стараюсь брать сирот - таких же, как я.

Васильев - не коренной питерец и к "Зениту" пристрастился не сразу. В детстве переживал за "Днепр", и был счастлив, когда в 88-м, потеряв ушедших в киевское "Динамо" Протасова и Литовченко, днепропетровцы выиграли чемпионат СССР.

На стыке 80-х и 90-х он впервые очутился на стадионе имени Кирова - в матче первой лиги чемпионата СССР "Зенит" принимал "Буковину" из Черновцов. Пошли вдвоем с другом, который, по выражению Виталия, "видит плохо, но прилично". Но сказать, что с того дня "Зенит" и занял место в его сердце, было бы преувеличением: команда тогда находилась в плачевном состоянии.

А вот второе знакомство с "Зенитом", в конце 90-х, оказалось уже намного более счастливым. В Питере была создана благотворительная организация "Золотой пеликан", куда и пошел работать юристом Васильев. И так вышло, что ее президентом с момента основания стал Виталий Мутко - нынешний министр спорта и президент РФС, а тогда - "Зенита".

- Тесно общались с Виталием Леонтьевичем? - спрашиваю Васильева.

- Сказать так было бы преувеличением. Да, слышал его, рядом стоял. Но прямого общения не было. Кто он и кто я?

- А с последующими президентами клуба, тренерами, игроками когда-нибудь контактировали?

- К сожалению, нет. Хотя это было бы для меня очень большой радостью. А уж для детей из интерната - даже представить невозможно. Помню, разве что в начале 90-х, когда я еще школьником занимался музыкой, выступил в одном концерте с Татьяной Булановой. Но она тогда к Владиславу Радимову отношения еще не имела.

Зато именно благодаря Мутко молодой адвокат получил немалую в ту пору редкость - мяч с автографами зенитовцев. Мяч этот позже проследовал за океан - к страстному поклоннику "Зенита" стоматологу Михаилу Шулькину, уже много лет проживающему в Бостоне. Кстати, от его матери Натальи Шулькиной, председателя попечительского совета школы-интерната для слепых, я впервые и услышал о Васильеве.

С тех времен адвокат и прикипел к команде - уже навсегда. "Золотой пеликан", делая перед сезоном заявки, стал получать от "Зенита" определенное количество билетов на матчи, а впоследствии - и абонементов.

- На лондонском "Эмирэйтс" для слепых болельщиков нанимается радиокомментатор, практикуются и другие виды сервиса. А как на "Петровском"? - спрашиваю Васильева.

- Слышал, что и в Мюнхене на "Алльянц-Арене" для незрячих созданы все условия. На "Петровском" ничего подобного нет. Может, дорого, а может, просто никому до этого дела нет. Поэтому с нетерпением жду, когда построят новый современный стадион. А пока выхожу из положения своими силами. Во-первых, весь матч в ухе у меня наушник - слушаю репортаж по радио. А по соседству на 7-м секторе долгое время сидел народный артист России Иван Краско, который чаще всего меня и сопровождает: как вы понимаете, без чьей-то помощи я на стадион попасть не могу. Он красочно описывал мне все перипетии матча, а я благодаря хорошему зрительному представлению о футболе легко дорисовывал себе картины происходящего. Правда, потом Сергей Фурсенко с подачи Мутко дал Ивану Ивановичу абонемент в VIP-ложу, но на "Петровский" мы все равно добирались вместе и встречались сразу после игры.

Как у каждого уважающего себя болельщика, есть у Васильева и приметы, которые он свято чтит. Одна из них - не пить алкогольных напитков до финального свистка.

- В прошлом году играли дома с "Рубином" и уступили - 1:3. А все потому, что я по дороге на "Петровский" позволил себе выпить пива. Кроме того случая, при мне "Зенит" ни разу не проигрывал! Даже с "Амкаром" играли безобразно, должны были пару "банок" получить, но закончилось все ничьей - 0:0. Примета сработала! А после "Рубина" я обвинил в поражении лично себя, и с тех пор - ни-ни. В особо важных случаях даже перед телеэкраном пива себе не позволяю. Как во время домашней игры со "Штутгартом". Две баночки - но только после матча.

Сидеть на "Петровском" Васильев предпочитает со второго по четвертый ряды. Почему не на первом? Да, звуки с поля там слышны получше. Зато реакция трибун, эмоции людей в этом случае уходят в воздух и улавливаются куда слабее. А хочется ощущать и то и другое. И сочный звук удара по мячу, и юмор болельщиков, который тоже дополняет для незрячего человека картину игры. По словам адвоката, невозможно даже сравнивать восприятие футбола на стадионе и по телевизору: в первом случае гамма чувств несравнимо шире.

Тем не менее домашнюю встречу со "Штутгартом" Виталий смотрел дома. И вот почему:

- Дело не только в холоде - в конце концов, год назад на "Вильярреал" и "Марсель" он мне сходить не помешал. В предыдущие годы "Зенит" бесплатно предоставлял нашей благотворительной организации абонементы, по специальной терминологии называя их "нулевыми". А в этом году - не дал. Сослался на кризис. Мне больше всего детей из интерната жалко, которые теперь на матчи не попадут. У нас ведь благодаря заступничеству Ивана Краско был еще и пропуск на машину прямо на стоянку "Петровского". Нет пропуска - значит, нужно идти через общий вход, где не всегда адекватно ведет себя милиция. И по отношению к слепым людям в том числе. А один из наших сотрудников с трудом ходит, и ему преодолевать такое расстояние - вообще невозможно.

Такая вот история, которая, как нередко это бывает в России, приняла грустный оборот. И так ясно, что инвалиды у нас в стране - изгои общества, по сравнению с цивилизованными странами для них не делается почти ничего. Но когда под предлогом кризиса (сколько же всего сейчас делается под этим предлогом!) богатейшие клубы, способные покупать игроков за 30 миллионов евро, начинают экономить на самых слабых... Интересно, понятие стыда у кого-то в России осталось?

Надеюсь все же, что адвокат еще сходит на Адвоката. Вместе с детьми из интерната. Васильев не забыл о том, что пережил в детстве, и находит время регулярно проводить бесплатные юридические консультации в рамках программы поддержки малоимущих. И в том же "Зените" (да и в других российских клубах) такими болельщиками, мне кажется, должны гордиться, приглашать на самые престижные клубные мероприятия и создавать наилучшие условия - чтобы после матча под дождем его джинсы не весили 50 килограммов. Где-нибудь в Лондоне или Милане это, без сомнений, было бы именно так. У нас же незрячий человек, регулярно ходивший на матчи, ни разу не имел возможности пообщаться с игроками и тренерами. А теперь еще и лишился возможности посещать стадион.

А игрокам "Зенита" теперь, когда они узнали о существовании такого человека, не грех сыграть и лично для него, Виталия Васильева. А когда выпадет свободная минута - съездить в интернат, где десятки детишек ходят в сине-бело-голубых шарфах, хотя и не могут разглядеть их расцветку.

Игорь Рабинер

Источник: sport-express.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ