Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

"Часто менеджеры сомневаются в своей способности работать с инвалидами"

В последнее время все чаще в некоммерческом секторе можно услышать слово «инклюзивное»: инклюзивное образование, инклюзивное трудоустройство. Речь идет о равнодоступном обучении и праве на труд для людей с ограниченными физическими возможностями. В региональной общественной организации инвалидов «Перспектива», которую возглавляет Денис Роза, с 2003 года целое направление занимается трудоустройством людей с ограниченными физическими возможностями. Всего за 9 лет, по данным самой организации, удалось трудоустроить более 2200 человек. О том, какие барьеры преодолевают люди с инвалидностью, чтобы найти работу, – в интервью менеджера проектов РООИ «Перспектива» Михаила Новикова.

- В 1990-х – начале 2000-х годов часто можно было увидеть рекламу бытовых товаров, произведенных обществами инвалидов. За последние 7-8 лет ничего подобного уже не слышно. С чем это связано? Инвалидов перестали брать в производственные компании?

- Дело обстоит не совсем так. Производственные предприятия, о которых вы говорите, созданы самими всероссийскими инвалидными организациями для трудоустройства людей с ограниченными возможностями. Разумеется, не взять инвалида на работу они просто не могут. Другое дело, что эти предприятия в условиях рынка испытывают очень большие экономические трудности. По большому счету, на полную силу работают сейчас только предприятия Всероссийского общества слепых (ВОС). А, например, Всероссийское общество глухих и Всероссийское общество инвалидов уже не имеют большого количества собственных производств, принадлежащие же им площади сдают в аренду сторонним коммерческим фирмам.

Предприятия ВОС обеспечивают сейчас работой 12 тысяч людей с инвалидностью по зрению (для сравнения: эта организация объединяет более 200 тысяч человек, а всего людей с инвалидностью по зрению в стране около миллиона). При этом ежегодно дотации со стороны государства на поддержку этих предприятий составляют сотни миллионов рублей. Безусловно, они выполняют важную социальную функцию, но экономически никогда не станут рентабельными, и всегда будут нуждаться в значительной финансовой поддержке.

- Производственный цикл, наверное, технологически сложнее происходит?

- Себестоимость продукции, которую изготавливают на предприятиях под патронатом ВОС, выше, потому что сложные технологические процессы приходится разбивать на более простые операции, доступные инвалидам по зрению.

Существует вопрос и о коммерческой целесообразности создания новых рабочих мест и новых предприятий для людей с инвалидностью. Профессиональную нишу для таких предприятий чаще всего выбирают искусственно и без учета реальной рыночной ситуации. Наиболее характерный пример – создание в городе Москве известного call-центра для людей с инвалидностью по зрению. Его открыли в 2008 году при участии правительства Москвы. По различным оценкам, столичные власти вложили в проект до 2 млрд. рублей. В этом call-центре должны были трудоустроить более двух тысяч людей с инвалидностью по зрению.

На деле же все оказалось не так радужно. По словам вице-президента Общероссийского союза организаций инвалидов Леонида Шорохова, общая задолженность по заработной плате перед работниками call-центра составила на середину 2011 года около 150 млн. рублей. Руководство компании покрывать долги не желало и стало отправлять сотрудников в вынужденные отпуска. В результате, чтобы урегулировать ситуацию с долгами, столичное правительство выделило прямые субсидии сотрудникам сall-центра. Этот пример еще раз демонстрирует невозможность создания рентабельного предприятия, которое специализированно использует труд людей с инвалидностью, а также опасность искусственного создания предприятий и отраслей, вроде как подходящих для труда людей с инвалидностью. В рыночных условиях, при отсутствии госзаказа такие предприятия рискуют остаться ненужными и невостребованными, как тот же call-центр в системе развитого и поделенного рынка телекоммуникационных услуг в городе Москве.

Экономическими причинами можно объяснить и то, что на телевидении нет рекламы продукции, производимой инвалидами. Естественно, сами предприятия всероссийских обществ инвалидов такую рекламу оплатить не могут. Это можно было бы рассматривать как социальную рекламу, но сейчас размещать её на центральном телевидении очень непросто, да и эффективность её представляется сомнительной. Во всяком случае, на сбыт продукции она точно никакого влияния иметь не будет, ведь сейчас это происходит через различные сети розничных магазинов, а сами предприятия напрямую торговлю не ведут.

- Куда сложнее сегодня устроиться человеку с ограниченными физическими возможностями: в производственную сферу или на офисную работу?

- Мы довольно успешно трудоустраиваем людей с инвалидностью и на производства, и на офисную работу. Все зависит от имеющегося образования, специальности человека с инвалидностью и его личных желаний. Конечно, бывают объективные барьеры. Например, понятно, что человеку на коляске сложнее себя реализовать на производстве, хотя мы знаем примеры, когда такие ребята при соответствующем оборудовании рабочего места успешно работают, например, на некоторых производствах инвалидных колясок.

- Чего, как правило, опасается работодатель, когда к нему на собеседование приходит инвалид? И чем они мотивируют отказ в приеме на работу?

- До сих пор в нашем обществе, а в среде работодателей соответственно тоже, очень сильны мифы о возможностях (в том числе трудовых) людей с инвалидностью: «они не могут работать так же, как сотрудники без инвалидности», «они будут много времени отсутствовать», «приспособление рабочего места будет очень дорого», «они несамостоятельны» и т.д. Эти и другие предубеждения не позволяют людям с инвалидностью получить хорошую работу. Безусловно, это происходит из-за недостатка информации и отсутствия реального соприкосновения с инвалидами, а когда о чём-либо не знаешь, то это представляется сложным и не решаемым. Преодоление страхов и стереотипов – важное условие успешного собеседования с соискателем-инвалидом. Часто менеджеры сомневаются в своей собственной способности работать с инвалидами и не знают как правильно себя с ними вести. Или боятся на собеседовании задавать людям с инвалидностью вопросы, которые должны быть заданы в связи с открывшейся вакансией. А это, в свою очередь, становится непреодолимым препятствием для их успешного трудоустройства.

- Государство как-то вмешивается в эту ситуацию?

- Государство индифферентно. Чтобы стимулировать работодателей принимать на работу инвалидов, государство использует только методы «кнута» и «пряника». «Кнутом» при этом выступает введение существенных квот на прием на работу людей с инвалидностью, а «пряником» – предоставление больших льгот тем организациям, где трудится значительное число людей с ограниченными возможностями. В любом случае подразумевается, что инвалид для работодателя – некая «обуза». И что просто так – без «кнута» и «пряника», – использование людей с инвалидностью как неохваченного трудового ресурса для работодателей не интересно.

У нас нет в стране организаций и специалистов, которые были бы профессиональными посредниками между бизнесом и людьми с инвалидностью. Именно они должны помогать коммерческим структурам успешно адаптировать сотрудников с инвалидностью на рабочих местах, консультировать работодателей по юридическим вопросам, связанным с трудоустройством людей с инвалидностью, и созданию для них специальных условий труда. Такая инфраструктура необходима. То, что ее нет – одна из основных причин того, что люди с инвалидностью не востребованы в нашей стране в качестве трудового ресурса.

- Знаете ли вы примеры, когда человек в случае немотивированного отказа в трудоустройстве обращался в суд и закон вставал на его сторону? Или работодатель полностью защищен?

- Нет, таких случаев не знаем, и в рамках нынешнего российского законодательства и судебной системы они вряд ли возможны. В Трудовом Кодексе продекларированы общие положения о запрете дискриминации, но применить их на практике в нашей стране невозможно. Чтобы это работало, нужно отдельное антидискриминационное законодательство в отношении людей с инвалидностью, как например это реализовано США и Великобритании.

У работодателей там нет обязательств трудоустраивать людей с инвалидностью (кроме государственных структур, выступающих в роли «образцового» работодателя, обязанных трудоустраивать в первую очередь людей с инвалидностью, а также компаний, получающих средства из государственного бюджета). Но при этом существует запрет дискриминировать людей с инвалидностью при приёме на работу и дальнейших трудовых отношениях. Эти правовые акты запрещают работодателям отказывать людям в приёме на работу, руководствуясь своими предубеждениями и отличительными особенностями соискателей, такими как пол, национальность, цвет кожи, конфессиональная принадлежность, сексуальная ориентация и наличие инвалидности. Это означает определённые процессуальные ограничения для работодателя, например, при проведении собеседования не могут задаваться специфичные вопросы в отношении здоровья соискателя, если подобные вопросы не будут задаваться другим претендентам. Также нельзя создавать дополнительные требования к вакансии, которые сознательно ущемляют возможности людей с инвалидностью по сравнению с другими гражданами, если только это не является необходимым компонентом служебных обязанностей (например, наличие водительских прав или умение быстро передвигаться по городу на общественном транспорте). Ну и, конечно, при проведении собеседования должны обеспечиваться равные возможности для доступа ко всем материалам и элементам общения с работодателем (приглашение сурдопереводчика, перевод материалов на язык Брайля и т.д.).

Такие меры в целом доказали свою эффективность. Но необходимо учитывать, что это будет работать только в условиях развитой правовой и судебной системы, когда соответствующие государственные, общественные структуры и граждане имеют возможность контролировать выполнение законов. В случае нарушения законов должна быть возможность обжаловать сложившиеся спорные ситуации в административном (в специально созданных комиссиях) и судебном порядке. При этом люди с инвалидностью могут претендовать не только на решение возникшей проблемы, но и на значительные финансовые выплаты за моральный ущерб и упущенную экономическую выгоду. Пока таких возможностей в нашей стране нет, судебная система громоздкая и очень неудобная для пользования гражданами, а моральный ущерб оценивается в копейки.

- Каким образом РООИ «Перспектива» помогает в трудоустройстве людей с ограниченными физическими возможностями?

- Проекты по трудоустройству людей с инвалидностью организация начала в 2003 году. За эти годы у нас накопился уникальный для Москвы и России опыт трудоустройства людей с инвалидностью на открытом рынке труда. Ежегодно мы помогаем найти работу до 150 людей с инвалидностью. В своей работе РООИ «Перспектива» использует модели и технологии, основанные на передовых международных методиках. Среди наших услуг – индивидуальное сопровождение людей с инвалидностью в процессе поиска работы на открытом рынке труда, а также сопровождение их в течение шести месяцев после трудоустройства – чтобы они удержались на рабочем месте.

В «Перспективе» есть социально-психологическая и профессиональная подготовка людей с инвалидностью к трудоустройству, включающая в себя цикл тренингов «Клуб ищущих работу». Мы организуем на предприятиях стажировки и «job shadowing» (обучение в процессе наблюдения за работой конкретного специалиста), участие людей с инвалидностью во внутрикорпоративных тренингах компаний.

Кроме того, в последние годы наша организация начала осваивать программы «поддерживаемого трудоустройства» для молодых инвалидов с нарушениями развития (синдром Дауна, аутизм, задержка в психическом развитии и т.д.), которое включает в себя подбор рабочего места, сопровождение в течении двух-трех месяцев к месту работы и обратно, обучение выполнению служебных обязанностей непосредственно на рабочем месте, привитие необходимых социальных навыков и вхождение в трудовой коллектив.

Дмитрий Хазиев

Источник: philanthropy.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ