Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

ЦЛП научит

Центр лечебной педагогики – старейшая московская организация, занимающаяся помощью детям с различными особенностями развития – в декабре 2011 года получил субсидию от Минэкономразвития на распространение собственного опыта. О том, как осуществляется задуманное, в интервью «Филантропу» рассказала Анна Битова, президент РБОО «Центр лечебной педагогики».

Анна, расскажите, как Вы находите некоммерческие организации, которым нужно оказать помощь, информационно-методическую поддержку? Вы делали какой-то анонс или информация распространяется по личным каналам?

Мы, конечно, разместили информацию о нашем проекте во всех возможных СМИ. Кроме того, она есть на сайте Минэкономразвития. Но первое, что мы сделали: по своей базе данных – а мы ведь уже много лет ведем работу в регионах, там уже больше 1000 организаций, – всем разослали информацию о той работе, которая начата. И к нам сразу пошел поток запросов. В общем, на данный момент заявок уже в два раза больше, чем мы можем осуществить по гранту. Выстроилась очередь на семинары. Но я при этом таю слабую надежду, что нас и на следующий год как-то подсоединят к этой истории, и мы будем и дальше работать. А если нет, то регионы, в принципе, могут искать средства и сами. На уровне региона – это копеечные деньги, – на приезд специалистов, которые прочитают лекции, проведут семинары.

Уже есть регионы, которые находят деньги сами. Пока не массово, единично, но, тем не менее, они уже есть. Надо сказать, что условия Минэкономразвития – софинансирование пополам. И от этого никто не отказывается, все вполне готовы.

Сколько семинаров уже прошло?

Порядка 40 в 19 регионах. Мы и раньше этим занимались, но не так массово – сейчас постоянно куда-то ездим…

Какие из них наиболее запомнились?

Был очень интересный семинар во Владикавказе, потому что этот регион пока не занимался вопросами особых детей. У них масса более важных для них проблем – выживание… Оказалось, что и эта проблема тоже очень актуальна. В январе мы там проводили семинар, и у меня было, конечно, грустное впечатление, – казалось, что большое количество семей не может найти помощи и сидит по домам. А сейчас в июне к нам на очередной семинар приехала мама из Владикавказа и говорит, что какое-то началось движение, она его видит. И ощущение очень хорошее, что есть результат.

Еще меня сильно задел проект, связанный с обучением волонтеров, которые ходят в интернаты – это мы вместе с Милосердием делали. Мне кажется, это очень интересно. Новое абсолютно, не понятно пока, как это все делать, как изменить ситуацию, но очень приятно, что там много молодых людей хотят помогать детям в очень тяжелой ситуации.

Вы их консультируете?

Да, мы проводим обучение.

А было, чтобы где-то очень удивил уровень специалистов?

Это сложный вопрос. Мне кажется, что в разных регионах все очень по-разному. В каком-то регионе, например, лучше выстроена помощь маленьким, в каком-то – нет, но зато есть мастерские…

Я думаю, что часто это зависит от конкретных людей. Если есть заинтересованность в какой-то области, это может и развиваться в отдельно взятом месте.

Да, наверно. Мы были в Оренбурге, там очень продвинутая команда Оренбургского Центра, в котором мы работали. Было в этот раз просто удивительно много людей со всей Оренбургской области, и они все были очень заинтересованы. Там специалисты начали брать на занятия тяжелых детей, а как с ними заниматься, они пока не очень понимают. А с другой стороны, было много вопросов от родителей, которые всегда – активные участники таких мероприятий. Они говорят: «Что нам делать? Наших детей не берут в школы». И мы долго это обсуждали. Я рассказывала, как бороться, чтобы брали. А в результате кончилось все тем, что они решили сделать свою частную школу, – когда мы уже уехали, мне об этом написали. И это тоже хорошо.

Очень сильные команды в Туле, в Питере…

Скажите, а вы потом сохраняете связь с теми людьми, с которыми проводите семинары?

Да, конечно. У нас есть база организаций, мы всех туда вносим, и потом приглашаем на разные наши мероприятия. Многие из них открытые. Каждую неделю – открытый семинар, постоянно приезжают иностранцы и мы вокруг этого тоже устраиваем семинар или лекцию. У нас всегда этого было много, сейчас стало еще больше.

Есть и такое направление – платные услуги. Мне кажется, это тоже очень важно – люди могут приехать в любое удобное время, заплатить деньги и поучиться, пройти тренинг и т.д. И, если три года назад все это делали за счет, в основном, организаций и доноров, то сейчас уже многие платят сами. Потому что все-таки меняется ситуация в стране понемножку. И это приятно. И для меня это интересно.

То есть все могут и дальше с вами продолжать общение?

Да. Вот сейчас, например, мы участвуем в форуме фонда «Обнаженные сердца» – как одни из организаторов. И всем, кто с нами общается, мы постараемся добыть туда бесплатные приглашения, и дорогу им тоже оплатят.

В ваших материалах описан случай, когда в семинаре участвовали представители власти – департаментов здравоохранения и образования. Это было в Смоленске. И, более того, сама идея сотрудничества с ЦЛП по программе информационно-методической поддержки НКО исходила от руководителя Департамента Смоленской области по социальному развитию. Есть ли другие удачные случаи взаимодействия с властью?

Мы хорошо работаем с Тульским регионом, там представители власти очень заинтересованы. Открыли в прошлом году первую лекатеку в городе, сейчас у них начинается инклюзия и мы, конечно, с большим удовольствием участвуем в их мероприятиях. Осенью планируем там провести небольшой семинар, направленный, в первую очередь, на вопросы адаптации детей с аутизмом.

Ведем сейчас переговоры с Калугой. И, в принципе, уже договорились, но точное время еще не определено. Мы обсуждаем несколько разных направлений – в каком виде мы могли бы где-то посоветовать, где-то подучить, где-то литературой помочь. Калужский регион я воспринимаю как очень продвинутый. Мы нашли 2 центра – в Обнинске и Калуге, где занимаются с детьми-аутистами. Это ведь не так распространено, к сожалению, в нашей стране, только началось это движение, а работа очень важная. Сейчас в Калуге начинают брать детей-аутистов в школы, первых уже взяли, и появился вопрос: как лучше их там устроить? Мы это бурно обсуждали, было интересно, сейчас готовим соглашение.

Это государственные школы?

Да, государственные. Но мы будем сотрудничать и с некоммерческими организациями, которые занимаются с такими детьми.

Насколько, на ваш взгляд, реалистичны изменения в госструктурах? В описании одного из ваших семинаров был рассказ о том, что даже соотношение детей и специалистов на занятиях ЦЛП вызвало удивление и нарекание у людей, работающих в госучреждениях. Если в ЦЛП на любом занятии в группе из 5-7 детей обязательно, как минимум, 2 специалиста, то в государственном центре нормативом предусмотрен один воспитатель на группу до 12 человек…

Все сильно зависит от госцентра. Конкретный госцентр, о котором шла речь, – это было только начало диалога, первая поездка. Я считаю, что диалог – вещь не быстрая.

Есть прецеденты, когда приживаются ваши способы работы в госструктурах?

Бывает. Мне кажется, что по всей стране сейчас появилось много разных вариантов. В Перми, например, много всего продвинутого. Я знаю, что в Красноярске очень много интересных моментов. Ситуация меняется. Изменения, может быть, не кардинальные, а точечные, но, поскольку этих точек много…

А у вас были такие истории, когда сотрудничество с чиновниками складывалось, и вы были бы очень довольны тем, что в этих конкретных госструктурах происходит?

У нас есть довольно неплохой опыт общения с Карелией. Мы видим, что там идут большие изменения. Не то чтобы мы прямо над ними нависали, но очень много сотрудничаем. В Москве произошли большие изменения за последние годы. И много детей попадают сейчас в школы, сады, становится лучше. Проблемы, конечно, есть, но есть движение.

Ну, судя по детской очереди в ваш центр – иногда приходится ждать полгода, – это движение пока еще не охватило всех, кто нуждается в помощи.

Да, это проблема, и нас она тоже очень мучает. Мы продумываем, как с этим бороться, чтобы дети могли получить помощь. Но, вы знаете, раньше бывало, что и по 2 года очередь… И, наверно, мы улучшаем свою экспертизу – больше появляется разнообразных возможностей. Если раньше, например, с какими-то детьми мы не занимались, то теперь можем. И увеличивается поток детей.

Одна из задач проекта – просветительская. Вы пропагандируете подход, что особые дети и особые взрослые должны вести такой же образ жизни, как и обычные – учиться как все, работать как все, обслуживать себя и общаться как все, на максимально доступном для них уровне. Чтобы расширить представление о возможностях людей с нарушениям развития, очень полезны истории успеха. Вы представляете такие истории?

Есть 30-минутный фильм о девочке с тяжелыми врожденными нарушениями, снимавшийся на протяжении многих лет ее занятий в Центре. Там показано, как ребенок, обреченный на растительное существование, шаг за шагом осваивает обычные для нас действия, сколько усилий затрачивает он и педагоги. В финальных кадрах, Ната, уже девушка, сама пишет свое имя.

Есть и другие фильмы. Например, недавно у нас был аукцион, и специально к нему снимали чудесный фильм про мальчика.

Последний вопрос. Если статью прочитают люди из каких-то некоммерческих организаций и тоже захотят поучаствовать в вашей работе, что вы можете им посоветовать?

Мы всегда открыты. К нам можно и в гости приехать, списавшись предварительно. У нас и информационные ресурсы есть – кроме сайта, и электронная библиотека, и родительский форум, юридическое консультирование – все абсолютно открыто. Книги, которые мы издаем на гранты, мы распространяем бесплатно. Всегда рады видеть.

Лидия Тихонович

Источник: philanthropy.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ