Архив:

Ужин в другом мире

Возможностей провести досуг в столице хоть отбавляй. На разный вкус, интерес и кошелек. Было бы время и возможности. Кто-то выбирает ресторан «В темноте?». «Необычный ресторан», - уточняет директор заведения Виталий Смирнов. Трудно не согласиться, узнав о том, что среди персонала ресторана есть незрячие официанты. То есть, совсем слепые. Но здесь не они протягивают руку с просьбой стать их проводником, все наоборот.

Мы продвигаемся сверху вниз. В Светлом зале уютно, но традиционно, затем - по крутой полукруглой лестнице спускаемся в холл, где глаза привыкают к полумраку. Здесь – небольшая выставка вещей, связанных с жизнью человека, который не видит. Печатная машинка 50-х годов с азбукой Брайля, футбольный мяч-погремушка, которым играют слепые спортсмены, фотографии с соревнований, конкурсов, рояль… Звуки инструмента не будут зависеть от того, насколько человек, играющий на нем, видит окружающий мир. Вам словно говорят: «Посмотрите, как живут эти люди, окунитесь в их будни. Вы думаете, их жизнь ужасна? Вы боитесь даже взглянуть на них? Вы ошибаетесь. Смотрите, здесь мы победили на Всероссийском турнире среди незрячих футболистов. Удачный фотоснимок, все ликуют, действительно дорого досталась победа. А вот наша официантка Дана поет на фестивале «Белая трость». Кубки, призы, медали, статуи... Все это – не просто «красивости», а часть пережитого, волнующего, по-особенному памятного».

Мы уже на пороге в Темный зал, на пороге новых ощущений – и совершенно другого мира. Мира, в котором живут слепые. То, что в следующий момент увидит человек, пришедший сюда - продумано до мелочей. «Слева от вас буду секции для хранения вещей. Вы должны все имеющиеся у вас предметы оставить там», - проводит со мной инструктаж администратор. Прощай, диктофон, и другие вещи из ряда необходимых для интервью. Надежда только на память и ощущения. «Это нужно для того, чтобы у вас не было возможности что-то увидеть с помощью диодной подсветки, сохранение нашей тайны должно быть абсолютным. Кроме того, вы не должны переживать за сохранность ваших вещей, оказавшись в полной темноте», - объясняют мне. У двери с темными бархатными портьерами меня встречает ослепительно улыбающаяся девушка в темных очках. Ее зову Дана. «Сейчас я повернусь в сторону зала, вам нужно положить руки мне на плечи и двигаться за мной, - говорит она. - Иначе не дойдете. Не волнуйтесь, я рядом с вами, если будут трудности – всегда помогу». Однако страшновато. Наверное, даже глубокой ночью, мы, открыв глаза и приглядевшись, можем различить очертания предметов. А тут попадаешь в пространство, где даже не можешь толком понять, открыты у тебя глаза или закрыты. «Я здесь», - слышится мягкий голос девушки, и это успокаивает. Шаг, еще шаг, кажется, что просто плывешь. Где-то звучит легкий джаз, слева – приглушенные голоса нескольких гостей.

Воображение отчаянно пытается нарисовать картинку происходящего, но безуспешно, я полностью дезориентирована. «Мы подошли к вашему столик», - слышу я. Да где же он? Мне бы не упустить плечо моего проводника. «Вот, протяните руку», - Дана берет мою ладонь и уверенно протягивает вперед. Ага, хоть какая-то точка опоры. Цепляюсь за угол стола и неожиданно балансирую, будто выполняю цирковой трюк на тонком канате. Мелкими ищущими движениями рук нащупываю и край стула. Только тактильные ощущения знакомых предметов возвращают к реальности, в остальном – полное ощущение нахождения где-то во Вселенной на пересечении орбит. Девушка заботливо меня усаживает, дает мне пощупать салфетку и приборы, чтобы запомнить, где они находятся, и уходит. Без нее совсем туго, хоть и сижу, хоть и знаю, где салфетка. Локоть левой руки наткнулся на что-то твердое. Ага, здесь стена, значит, я в где-то уголке. Интересно, эта стена проходит через весь зал или заканчивается у моего стола? «Простите, вы можете не вглядываться, все равно ничего не увидите», - слышу я знакомый голос. Ну и пусть, главное, что она – рядом.

Как-то понимают слепые люди значение слова «вглядываться». Успокаивают нас, незрячих на время, что все скоро закончится, и мы увидим свет, все будет как раньше. И мы, выходя, говорим: «Вот это да. Непередаваемые ощущения». - «Рады, что вам понравилось», - отвечают и уходят в свой привычный темный мир.

Директор ресторана – Виталий Смирнов рассказывает:

«Наш коллектив состоит из зрячих людей и незрячих, часть официантов, музыканты, а также наш системный администратор – слепые люди. Убежден, что эти рабочие места уникальны. В первую очередь тем, что у нас – жизнь. Скажите, есть ли у нас в стране возможности для адаптации слепых? Посмотрите вокруг при выходе из ресторана. Много ли вы видите слепых людей или просто инвалидов? Особенно молодых и красивых? Нет, они дома. Когда мы только открылись в 2006 году, то столкнулись с неожиданными сложностями. Например – приезд и отъезд персонала. Представьте, слепая девушка спрашивает у прохожих, где находится стоянка такси, а они ее отправляют, к примеру, в противоположную сторону и с интересом смотрят, как она выпутается. Во Франции, где похожий ресторан существует с 1996 года, таких проблем нет, официанты добираются к месту работы и обратно совершенно без опасений. Но мы поняли, что в нашей стране – это риск. В общем, нескольких диких случаев хватило, чтобы мы выделили для ребят служебные автомобили, их провожают до самых дверей».

Сотрудников администрация ресторана отбирает с помощью Всероссийской организации слепых. Первое требование – чтобы человек был психически уравновешенным. «Отбор – самое трудное», - признается руководитель. Претендентов много, и из них нужно выбрать лишь нескольких. Но уж если взяли, то слов «ты уволен» слепой человек не услышит.

«Я сделал выбор, я несу ответственность за этого человека, - объясняет он. - Сами сотрудники, бывало, уходили, когда открывались новые возможности: кто-то стал юристом, кто-то ушел в профессиональный спорт. Мы не глянцево-идеальный коллектив, есть свои минусы. Возникают и нарушения дисциплины, и прогулы, есть и интриги… Но работают здесь с радостью».

Учредителем ресторана «В темноте?» является заслуженный врач России, доктор медицинских наук, врач-офтальмолог Игорь Медведев. Немалая часть выручки поступает во Всероссийскую федерацию слепых. Целью открытия ресторана было не накормить людей в темноте, а показать, как живут другие, как слепые умеют работать, радоваться и интересно жить.

«Часто бывает: люди приходят к нам на «горяченькое зрелище», а уходят глубоко потрясенными, - рассказывает директор. - Даю гарантию, что наши посетители, увидев на улицах города незрячего, не будут в него тыкать пальцем, а предложат свою ненавязчивую помощь. Вы приходите в темный зал, к вам за столик, если вы не против, могут кого-то и подсадить. И здесь стираются границы, все – в равных условиях, здесь никто вас не встретит по одежке, совершенно неважно, как вы выглядите. Не имеет значения, выспались вы или нет, успели ли нанести макияж, страдаете ли излишней полнотой. Уходят все так называемые комплексы. И очень интересно наблюдать за реакцией людей друг на друга, когда они выходят из зала. Потихоньку, еле заметно, каждый залезает опять в свой панцирь, как черепаха, спешит снова спрятаться в своем мирке. Но все-таки этот опыт был - опыт свободы!»

«Что касается лично меня, - продолжает Виталий Владимирович, - то в каком бы настроении я ни был, но прихожу сюда и слышу, как ребята шутят, как официантка Лариса рассказывает, что она больше всего любит одеваться в белое, а дома делает ремонт и хочет, чтобы на стене была нарисована картина, то понимаю, что не имею права опускать руки, что любые мои неприятности – суета».

Елена Вербенина

Источник: miloserdie.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ