Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

"Наши пациентки, красивые очаровательные девушки, участвовали в историческом конкурсе красоты"

Программа "Дела городские". Программа о том, чем живёт Москва. Кто и как принимает решения, по которым живёт и развивается наш мегаполис. Сегодня мы будем говорить о реабилитации инвалидов. В гостях программы — главный врач, доктор медицинских наук, профессор Воловец Светлана Альбертовна, руководитель центра медико-социальной реабилитации инвалидов Департамента защиты населения города Москвы.

- Первый мой вопрос. Как вообще возникла идея такого центра? Какие организации, какие силы принимали участие в реализации этой идеи.

- Эта идея возникла, конечно, не на пустом месте, и связана она с достаточно печальным фактом. Только за последние 8 лет у нас увеличилось количество людей, получивших травмы опорно двигательного аппарата, практически в 8 раз. Большинство из них были люди до 30 лет,социально активные, получившие травмы либо в ДТП, либо во время занятий травмоопасными видами спорта, либо это производственные травмы.

За последние 8 лет у нас увеличилось количество людей, получивших травмы опорно двигательного аппарата, практически в 8 раз

- Светлана Альбертовна, я вот слышала цифру. Для меня она просто ужасающая. 22 тысячи человек с поражениями опорно-двигательного аппарата, которые нуждаются в реабилитации. Это действительно так?

- Да. Причём эта цифра несколько занижена. Реальная цифра гораздо больше. Это цифра регистра. То есть, количество пациентов, которые обратились либо к нам, либо в систему социальной защиты для получения каких-то льгот, и нам удалось их внести в регистр. Реально эта цифра намного выше. Я думаю, она достигает 30 тысяч человек по Москве.

- Вот вы говорите, что это люди молодые, в трудоспособном возрасте. Какую помощь они могут получить в вашем центре?


- В нашем центре они, как правило, получают комплексную реабилитацию. Причём комплексная реабилитация бывает не просто одним курсом, а именно многоэтапная. То есть, как только пациент получает травму, попадает в нейрохирургическое или травматологическое отделение городских больниц, из этих больниц идёт к нам информация о том, что есть такой пациент. Наши выездные бригады, как только он выписывается, приезжают на дом, смотрят пациента, определяют его прогноз, в каких условиях его лучше реабилитировать. Потому что реабилитироваться может и в круглосуточном стационаре, и даже на дому. После этого мы составляем индивидуальную программу реабилитации в нашем центре и приступаем к работе.

- Мне хочется уточнить один момент. Огромное количество больниц и клиник в Москве. У вас есть такая отработанная система взаимосвязи со всеми этими больницами, что вы знаете обо всех людях получивших травмы и находящихся на лечении в том или ином отделении той или иной клиники Москвы?

- На самом деле таких клиник немного. Мы тесно работаем в основном с клиниками Департамента здравоохранения города Москвы. Таких клиник с нейрохирургическими отделениями, которыми у нас максимально налажены взаимосвязи, всего лишь 12. Поэтому поток можно сформировать.

- А те люди, которые не охвачены вашим вниманием, могут иметь доступ к вашему центру? Есть такая возможность у них?

- Да. Безусловно. Они могут обратиться на наш сайт, заполнить анкету. Мы её проверим и пригласим человека, если необходима комплексная реабилитация, на лечение в наш центр.

- То есть ему не нужно проходить огромное количество комиссий, стоять в очередях?

- Нет. У нас механизм всё-таки более упрощенный. Мы понимаем, что большинство наших пациентов — это люди маломобильные. Конечно, приехать из другого конца Москвы несколько раз достаточно сложно. Поэтому нам вполне достаточно выписок, направления районного травматолога, либо районного невропатолога, где указан диагноз, по которому пациент нуждается в комплексной реабилитации. Для лечения в нашем центре у пациента должны быть последствия травм для опорно-двигательного аппарата, либо черепно мозговых травм, либо последствия инсульта, либо последствия полиомиелита. Такие люди у нас тоже лечатся.

- Где расположен этот центр?

- Не могу не похвастаться. Наш центр, в первую очередь расположен в парковой зоне. Находится эта парковая зона в Северо-западном округе между метро Тушинская и Сходненская. Официальный его адрес: улица Лодочная, дом 15, корпус 2.

- Насколько я знаю, там огромная парковая зона. Даже не один гектар. Это всё территория вашей клиники?

- Да. У нас довольно большая территория. Около 2 с половиной гектар. Она находится в парковой зоне недалеко от реки. Поэтому у нас не только хорошо лечиться, но и приятно гулять и отдыхать, что является тоже каким-то моментом реабилитации. Опять же не могу не похвастаться , у нас не только хорошо себя чувствуют люди, но и животные. У нас постоянно поют соловьи, встречаются зайцы на территории.

- Мне очень нравится это, но,тем не менее, я хотела бы к услугам вашего центра обратиться. Что включает в себя комплексная реабилитация инвалидов? Сколько человек может одновременно находится в вашей клинике амбулаторно и стационарно? Как устроена работа вашей клиники?

- Наверное, давайте сразу поймём, что такое комплексная реабилитация. Это система мероприятий, включающих в себя и медицинскую реабилитацию, и психологическую, и социальную, и профессиональную. А вот осуществляться реабилитация может в разных формах. Либо в условиях круглосуточного стационара — у нас он на 60 коек. Либо для работающих людей в условиях дневного стационара, когда пациент приезжает, проходит какие-то процедуры и возвращается домой - таких коек у нас 16. Можно получать лечение и в нестационарной форме. Аналог — это поликлиника восстановительного лечения.

Для более тяжёлого контингента на ранних стадиях реабилитации у нас есть так называемый стационар на дому

Также для более тяжёлого контингента на ранних стадиях реабилитации у нас есть так называемый стационар на дому. Это выездные бригады. Когда врачи всех специальностей ведут пациента в его домашних условиях. Туда же приезжают массажисты и инструкторы ЛФК. Такая вот бригада многофункциональная готовит пациента к активной реабилитации. Потому что травмы бывают крайне тяжёлые, а активная реабилитация требует предварительной подготовки. Эту подготовку берут на себя как раз специалисты выездных бригад.

- У вас много таких бригад?

- У нас их три. Конечно, полностью потребности города мы этим не покрываем. Планируем увеличение количества бригад. Но ни один пациент у нас не остаётся без медицинской и социальной помощи.

- Если сопоставить цифры — я уже беру чистую арифметику, то 22 тысячи человек, нуждающихся в помощи, и какое-то такое незначительное количество койко-мест, которым обладает центр. Планируется ли его расширение?

- Да. Безусловно. Нам передан ещё один корпус, который сейчас встаёт на реконструкцию. Я надеюсь, что нам удастся увеличить число коек до 250, может быть, 300. В принципе, по нормативам ВОЗ, мы закроем потребности Москвы в этом виде помощи.

- То есть каждый москвич, который нуждается в помощи именно вашего центра социально-медицинской реабилитации будет охвачен?

- Да, но даже сейчас мы стараемся охватить всех, кому мы нужны. То есть, наша задача какая: как только человек попал в тяжёлую ситуацию, когда ему нужна помощь, мы ему протягиваем руку и наблюдаем его весь период, пока ему эта помощь нужна. Мы информируем его, какие виды социальной защиты существуют, какая медицинская реабилитация существует, как лучше заниматься дома, как подготовить квартиру к приёму пациентов.

- Да. Я вот хотела сказать, что социальная реабилитация включает в себя и обучение родственников умению жить рядом с человеком с ограниченными возможностями, умению ухаживать за ним. Это ведь не только бытовые навыки, это ещё и психологические навыки. Вы этим занимаетесь?

- Вы совершенно правы. Психологическая помощь родственникам нужна не меньше, чем нашим пациентам. Действительно, пациента и его родственников надо научить жить вне больничного учреждения. Потому что когда человек попадает с травмой в больницу, то тут всё относительно понятно: есть врачи, есть собратья по несчастью, есть некоторое непонимание тяжести своего состояния, поэтому в стационаре проще. Как только человек возвращается домой, он остаётся один в четырёх стенах и ему нужна помощь на ранних этапах.

- Насколько высокотехнологичным оборудованием оснащён ваш центр? Какие уникальные процедуры вы можете предложить тем, кто в этом нуждается?

- Наш центр оснащён достаточно хорошо. Надо сказать, что, когда наш центр открывался, мы уже с первых минут представляли, какие у нас технологические линейки надо выстроить, чтобы добиться максимальной реабилитации. Поэтому у нас всё оборудование построено именно по принципу этапов. То есть, пациент поступает к нам лежачим, на коляске. Первая наша задача — его посадить. Посадить его так, чтобы это было максимально комфортно для него, и не было никаких тяжёлых осложнений. Поэтому есть у нас и столы-вертикализаторы. Есть у нас специальные приборы, которые восстанавливают двигательную активность - такой популярный прибор как локомат. Есть отдельные тренажёры, которые занимаются восстановлением либо поражённой конечности нижней, либо верхней, либо целиком укрепляющие тренажёры. Заканчивая один этап, мы переходим на другой. Мы работаем не только с тренажёрами, которые осуществляют свою работу в помещениях, но и в воде. У нас очень хорошо развито водолечение. У нас есть многофункциональный бассейн: это и зона обучения ходьбе в воде, это и зона свободного плавания. Для тех, кто не знает, по данным статистики, 90 процентов людей с поражением позвоночника можно научить плавать. Это поясничный и грудной уровень и где-то 75 процентов с шейным уровнем. У нас даже были такие пациенты, которые не умели плавать до травмы, но которых научили плавать мы. Это очень хороший вид реабилитации.

- Для реализации индивидуальных реабилитационных программ, о которых вы говорили, в центре, наверняка, должна быть современная лечебно-диагностическая база. Один диагноз поставлен, но всё же идёт в развитии.

- Конечно, без мощной диагностической базы не обойтись. Во-первых, мы должны определить степень имеющихся нарушений. Кроме того, проводя реабилитационные мероприятия, мы как-то должны контролировать эффективность того, что мы делаем. Поэтому у нас есть и отделение лучевой диагностики, у нас есть отделение функциональной диагностики, у нас хорошая нейрофизиологическая база, которая позволяет контролировать не просто, как восстанавливается организм в целом, а даже каждая отдельная мышца, насколько эффективно был нами проведён курс реабилитационных мероприятий. Имея такую картину, мы можем понимать, когда провести следующий этап реабилитации, и даже спрогнозировать её эффективность.

- Департамент социальной защиты уже много лет реализует программу "Безбарьерная среда". Означает ли это, что в вашем центре, который является центром Департамента, учат навыкам самостоятельного проживания в обычных бытовых условиях. У вас есть такие разработки?


- Да. Мы большое значение придаём реализации этой программы. Наш центр оснащён всеми приспособлениями, которые позволяют пациенту самостоятельно передвигаться. У нас есть специальная потолочная система, которая позволяет пациенту самостоятельно передвигаться по палате без помощи персонала. Он может принять ванную, сходить в туалет и выполнить какие-то гигиенические процедуры опять же без привлечения посторонних. Это и повышает самооценку, и является определённым укрепляющим фактором. Мы не только сами разработали эту безбарьерную среду в своём центре, но мы активно делимся своим опытом и с окружающими лечебными учреждениями, и учреждениями социальной защиты.

Мы не только сами разработали эту безбарьерную среду в своём центре, но мы активно делимся своим опытом

К сожалению, в Москве эта программ не всегда реализуется так, как бы нам всем хотелось, поэтому наша методологическая помощь очень важна. Потому что другие учреждения, которые занимались проблемами инвалидов, не всегда готовы к реализации этой программы. Должен быть кто-то, кто подскажет. В этом нет ничего страшного. Когда мы строили свой центр, мы строили его в тесном сообществе вместе с московским отделением Всероссийского общества инвалидов. Наши пациенты уже на тех этапах говорили, как лучше построить, чтобы человек себя чувствовал уютно.

- То есть, вы действовали в соответствии с их рекомендациями?

- Да.

- Они уже на собственном опыте понимали, как им удобнее и полезнее. Была я в одной из зарубежных клиник. Конечно, поражает степень оснащения. Лифты, на которых поднимают людей и переносят их в ванну. У пожилой женщины было такое приспособление. Вы можете посоветовать, как оснастить свою квартиру. Ведь у всех у нас разные уровни достатка и разные квартиры. Как приспособить максимально квартиру к тому, что в ней будет проживать инвалид. Есть у вас какая-то программа, которой вы делитесь со своими пациентами.

- Если мы с вами вернёмся немножечко назад и вспомним, что мы говорили, что обучаем пациентов и родственников. Мы их обучаем не только уходу, но и тому, как функционально оборудовать квартиру. Для этого у нас создана специальная школа "На жизненном пути ты не один". Эта школа проводит свои занятия в специально адаптированном помещении. У нас есть помещение, которое является как бы макетом квартиры для человека с ограничением мобильности. На каком уровне повесить поручни. Как лучше использовать специальные приспособления. Их сейчас очень много. Медицинская наука и промышленность не стоит на месте. Есть специальные хваталки, специальные приборы, чтобы пациент мог сам себя накормить, мог сделать себе бутерброд, мог приготовить себе пищу. Очень важно в плане реабилитации уметь жить самостоятельно. Поэтому мы готовим и пациентов и их родственников именно к этому. К сожалению, родственники наших пациентов иногда занимаются такой гиперопекой, не соответствующей нормальной реабилитации и интеграции пациент в общество.

- Да. Если есть здоровый дядька, который принесёт и унесёт. Ещё две мамки с ложечки накормят. Это не будет способствовать самостоятельной реабилитации человека малоподвижного. Это как раз затруднит его вход в социум. Мы же говорили в начале программы, что это люди молодого возраста, а, значит, они мотивированы и на труд.

- Должны быть мотивированы на труд.

- Что делается в вашем центре для того, чтобы кроме того, что оказать реабилитацию медицинскую, комплексную терапию, психологическую помощь, ещё и мотивировать на труд?

- Выработка мотивации на труд – это одна из задач нашего центра. Человек, оторванный от социума, в какой-то момент замыкается в условиях своей квартиры. В принципе, у него пропадает потребность выйти в свет, заняться чем-то. Тут как раз задача и психологов наших и социальных работников – подготовить и проинформировать их о том, что есть возможность получения новой профессии. Понятно, что после травмы некоторые люди не смогут вернуться к своей прежней профессии. Должна быть система, которая позволит ему осуществить переподготовку и получить какую-то новую специальность. Это могла бы быть работа на дому. Это и веб-дизайн, и бухгалтерский учёт. Это может быть целый ряд интересных профессий, о которых пациент раньше и не думал, но судьба распорядилась именно так.

- То, что вы назвали сейчас, это довольно высокооплачиваемые специальности, насколько я знаю.

- Безусловно. Поэтому мы работаем и с учебными учреждениями, и с Департаментом труда и занятости в этом направлении.

- Светлана Альбертовна, что ещё делается в направлении профессионального ориентирования людей, ставших инвалидами, ставших малоподвижными?

Большое количество московских вузов занимается обучением людей с ограниченными возможностями

- В первую очередь я хотела бы рассказать о том, что большое количество московских вузов занимается обучением людей с ограниченными возможностями, это серьёзные профессиональные программы, реализуемые в Москве. Наши партнёры – это около 5-7 вузов, которым мы в принципе даём информацию о том, что есть такие люди, которые желают поступить именно в этот вуз, на эту специальность. Наши специалисты помогают человеку сориентироваться, естественно, перед этим психологи тестируют: готов ли человек учиться вообще, есть ли у него такая потребность, может быть, есть необходимость, используя специальные методики, поработать именно над выработкой мотивации.

- То есть, пришло время или не пришло? Нельзя просто взять с бухты-барахты и сказать: "Так, ты должен работать, давай-ка мы сейчас с тобой начнём думать, кем". Человек должен понять и осознать своё новое состояние.

- Человек должен решиться, он должен для себя понять, что не работать он уже не может, а мы ему должны помочь. Мы это делаем. Рассказываем о тех вузах, которые занимаются профессионально переподготовкой инвалидов, о тех программах, которые существуют. Это и дистанционное обучение, и очное, мы готовим их по тем специальностям, которые необходимы именно человеку. И наша задача в дальнейшем именно не оставить его на произвол судьбы, а всё-таки позаботиться о том, чтобы он был рационально трудоустроен.

- А есть какая-то статистика: находят ли себя люди в таком тяжёлом физическом состоянии. Я так понимаю, что морально Вы ему помогаете в период его ориентирования на трудоустройство. А статистика есть какая-то, отражающая количество устроившихся на работу?


- Да, безусловно. Выделяются квоты, и все работодатели, которые занимаются организацией рабочих мест для инвалидов, имеют и определённые налоговые льготы, и другие льготы. В принципе, для предприятия это выгодно, но это непривычно, безусловно. Хотя могу сказать, что нашим партнёром было и серьёзное учреждение такое, как Министерство по чрезвычайным ситуациям. Мы совместно с Академией гражданской защиты участвовали в реализации программы по профессиональному обучению и подготовке операторов для службы 112. Получили мы хорошие результаты, хотелось бы, конечно, ещё лучших.

- В каждой же серьёзной организации существуют call-центры, и вполне люди, которые владеют навыками общения по телефону и элементарными компьютерными навыками, могли бы быть задействованы на таких работах.

- Согласитесь, что это очень интересно помогать людям, попавшим в беду, а люди, которые сами бывали в тяжёлой жизненной ситуации, кто как не они смогут откликнуться на чужую боль. Могу сказать, что практически все ребята, которые закончили курсы операторов, были трудоустроены, и с большим успехом работают. От этого выиграли все и ребята, которые поступили туда на работу, и Министерство по чрезвычайным ситуациям, наверное, мы все выиграли, потому что появились ещё люди, которые влились в наше общество.

- Хотела бы поговорит с Вами о психологической адаптации, ведь работа психологов, наверное, идёт раньше, чем работа, направленная на трудоустройство человека. Как построена работа в Вашем центре?

- У нас существует мощная психолого-психотерапевтическая служба. Каждого пациента у нас ведут психологи, которые помогают пациенту понять его новое положение в мире, приспособиться к тем условиям, которые есть. Если пациенту нужна психотерапевтическая, а не дай Бог, и психиатрическая помощь, и в этом нет ничего страшного, этот естественное течение заболевания, последствия травмы, то у нас есть и психотерапевты, и психиатры, и большой штат психологов, подготовленных специально для работы с пациентами, перенесшими какие-то катастрофы, имеющим тяжёлые травмы.

- То есть нужно научить человека сначала мысленно жить с этим.

- Перестроить себя, свои мысли и менталитет и настроиться на выздоровление. Это очень важно. Мы всё время говорим, что мы реабилитируем, это не совсем правильно: реабилитирует себя пациент, а мы ему помогаем. Если мы говорим, что мы тебя реабилитируем, то мы лукавим – без активной работы пациента, без истинного понимания того, что он хочет преодолеть свой недуг у нас ничего не получится, как бы мы не старались, несмотря на все высокие технологии, о которых мы говорили раньше.

- Светлана Альбертовна, а какие ещё услуги, недоступные людям с ограниченными возможностями, оказывает Ваш центр?

- Я хотела бы немножко уточнить терминологию, не недоступны, а те услуги, к которым доступ немного ограничен, потому что для москвича практически нет каких-то недоступных услуг. Есть люди, которые в силу своей ограниченности не могут полностью воспользоваться этими услугами. Наверное, в первую очередь, это информирование наших пациентов о том, какие социальные льготы им полагаются, какие права у них есть и какие обязанности, потому что прав без обязанностей не бывает. Своевременному информированию мы уделяем очень большое внимание. У нас была пациентка, молодая девочка с хорошим реабилитационным прогнозом, которая, получив травму, 4 года пролежала дома, и, не имея информации, не пользовалась своими правами. Только после того, как она случайно попала в реабилитационный центр она поняла, что эти 4 года практически были выброшены из жизни, а она могла бы воспользоваться активной реабилитацией, получить через систему соцзащиты специальные приспособления, облегчающие жизнь и ей, и её родным, которые за ней ухаживали. Она могла бы также воспользоваться активной медицинской реабилитацией, могла бы понять, где ей получить образование. Всё это она поняла, но 4 года уже не вернёшь. Это очень грустно, поэтому мы соей задачей ставим своевременное информирование.

- В Вашем центре можно получить целый спектр услуг, начиная от юридической консультации, и заканчивая информацией, как принято у нас говорить: "Мы будем обращаться в общество защиты прав потребителей". То есть люди малоподвижные тоже должны знать о том, что они тоже защищены этим же законом наравне со всеми, Законом о защите прав потребителей, просто люди должны знать права и уметь за них бороться, независимо от того, может он ходить на сегодняшний день или передвигается в инвалидной коляске. Я правильно понимаю?

- Это действительно так. Кроме того, мы пытаемся с помощью нашего сайта, с помощью наших специалистов объединить людей и познакомить друг с другом. У нас есть очень хорошая программа именно социокультурная. У нас в центре создано отделение социальной и бытовой адаптации, и одним из направлений является именно культурная составляющая. К нам по приглашению и наших пациентов, и наших сотрудников часто приезжают писатели, люди, которые пережили какую-то трагедию и смогли выбраться – это и известные спортсмены, и творческие люди и политические деятели, и депутаты Государственной Думы.

Наши пациентки, красивые очаровательные девушки, участвовали в историческом конкурсе красоты

Такой положительный пример оказывает хорошее психологическое воздействие. Мы часто устраиваем праздники: провели первый фестиваль, посвящённый Дню театра, очень этим гордимся, Мисс театр, где наши пациентки, красивые очаровательные девушки, участвовали в историческом конкурсе красоты, то есть они были в специальных костюмах, они танцевали на колясках. Каждая из них показывала не только внешнюю привлекательность, но и свой глубокий духовный мир. Мне кажется, праздник удался. Нас активно поддержали и Вениамин Борисович Смехов, за что ему огромное спасибо, и общественные деятели, и артисты, и праздник удался. Это был не единственный праздник.

- Светлана Альбертовна, а что делается в Вашем центре для расширения социальных связей Ваших пациентов?

- Я рассказала об одном из праздников, проведённых в центре, который имел большой резонанс в городе. Хочу сказать, что такие праздники позволяют нам объединить молодёжь в целом, потому что на таких праздниках присутствуют и люди с ограниченными возможностями, и люди без ограничений физических возможностей. 27 июня в очень красивом месте мы планируем провести праздник, посвящённый Международному дню молодёжи, там также с помощью конкурсов, каких-то танцевальных и других мероприятий мы планируем объединить и студентов вузов, и наших пациентов, в том числе с ограниченными возможностями.

- Вы говорили, что создали специальное отделение, которое называется "В трудном пути ты не один". Сколько человек в этой школе могут проходить обучение ежемесячно?

- Ежемесячно там проходят обучение где-то 50-60 человек вместе с родственниками, то есть каждый пациент приводит с собой 1-2 родственников, которые либо за ним ухаживают, либо духовно близки к нему и способны разделить его идеи и цели.

- С вашей точки зрения, я так поняла, что для успешной социализации пациенту нужно, помимо всего, что мы раньше перечисляли, расширение социальных связей, мы говорили о различных мероприятиях, которые у Вас проводятся, но совершенно очевидно, что одним из средств реабилитации инвалидов, развития у него новых коммуникативных связей является спорт.

- Да, безусловно. Надо сказать, что и паралимпийское движение зарождалось именно среди пациентов-спинальников .это было в 47-ом г. Тогда уже перед Людвигом Гуттманом встал вопрос о социализации тех пациентов, которые были у него. В основном это были люди, которые пострадали во Второй мировой войне, и тогда первый раз встал вопрос о том, что эти люди очень много дали государству, и государство должно о них позаботиться и помочь им социализироваться в общество. И была выбрана система, которая потом реализовалась в Паралимпийское движение. Мы активно сотрудничаем с Паралимпийским комитетом, у нас организованы секции адаптивных видов спорта, я надеюсь, чтьо мы наконец реализуем нашу мечту – э то танец на колясках.

- А есть же Федерация колясочников?

- Да.

- Они проводят соревнования, у них всё довольно серьёзно.

- Это очень красивая и серьёзная работа, к ней, естественно, тоже надо быть готовыми.

- В ваших планах сотрудничество с этой федерацией.

- На самом деле это у нас не в планах, мы сотрудничаем уже с этим обществом довольно часто, приглашаем их на наши праздники, Ирина Гордеева участвовала в нашем Конкурсе красоты.
Мы надеемся на то, что те секции, которые мы сейчас создали, станут базой для того, чтобы часть наших пациентов профессионально занялась спортом. И Вы сами понимаете, что те спортивные награды, которые наши пациенты, я надеюсь, получат – это один из лучших способов самореализации и достижения личностного успеха. Одна их наших пациенток заняла призовое место в чемпионате России по боче, хотя когда мы с ней познакомились, он была практически лежачей. Мы очень гордимся ею.

- Какой срок реабилитации потребовался пациентке для того, чтобы стать призёром соревнований?

- У нас она провела 30 дней, но она же длительное время реабилитировалась до нас. Её успех – это не наша заслуга, это заслуга всех специалистов, которые с ней работали. Говоря об уникальности нашего центра, хочу подчеркнуть, что те возможности, которые мы имеем, это заслуга того, что в Москве создана система межотраслевая, практически все департаменты участвовали в создании нашего центра: и Департамент физкультуры и спорта, и Департамент культуры, и Департамент здравоохранения, и даже Департамент труда и занятости. Все нам помогали, когда мы создавались, и все не бросают нас на протяжении всей работы.

- Очень важное значение сейчас имеет именно интеграция в общество лиц с нарушением опорно-двигательного аппарата. Должна же существовать какая-то методологическая основа, какие-то разработки для профилактики травматизма в обществе, для выработки толерантности. Одно дело, вы помогаете людям, но надо же помогать и коллегам, разрабатывать какие-то методики, которые использовались бы потом в других клиниках и центрах.

- Да, конечно, мы уделяем этому большое внимание. Тем более, на базе нашего центра имеются и кафедры московских вузов, занимающихся реабилитологией пациентов с нарушением опорно-двигательного аппарата. Мы разработали стандарты ведения пациентов, критерии эффективности проводимых мероприятий, работает городской семинар, постоянно действующий для наших коллег, которые занимаются проблемой реабилитации. И, естественно, совместно с общественными организациями и кафедрами мы разрабатываем ещё и какие-то методологические подходы, которые позволяют уменьшить травматизм в нашем урбанизированном обществе. Конечно, хотелось бы достичь более высоких результатов, но даже то, что уже сделано, мне кажется очень важным. Профилактике уделяется достаточно большое внимание.

- И, конечно, мой традиционный вопрос о результатах в цифрах, это как-то выражается или нет.

- Да, конечно. Без статистики не работает, наверное, ни одно социальное учреждение, ни лечебное. Комплексная реабилитация практически в 80 % случаев заканчивается положительным результатом, то есть либо улучшается двигательная активность, либо человек приобретает какие-то бытовые навыки, у нас, как правило, какие-то элементарные бытовые навыки получают около 60 % пациентов

Комплексная реабилитация практически в 80 % случаев заканчивается положительным результатом

- Это большая цифра.

- Да. И где-то в средне до 20 % после получения нескольких курсов, конечно не одного, а нескольких, вырабатывают у себя навыки самостоятельной жизни, поэтому большое количество, я считаю, четверть наших пациентов восстанавливают двигательную активность, либо могут передвигаться с помощью каких-либо приспособлений: костыли, другие приспособления; а часть из них даже самостоятельно.

- Это замечательно, что пациент может попасть в Ваш центр и выйти оттуда практически здоровым человеком не только физически, но и что немаловажно психологически, мотивированным на труд, ему оказывается помощь в трудоустройстве. Я смотрела социологический опрос, проведённый социально-психологической службой центра, среди инвалидов с поражениями опорно-двигательного аппарата, он подтвердил, что большинство пациентов, а это 76,8 %, считают комплексную медико-социальную реабилитацию первым и самым важным шагом интеграции в общество людей с ограничениями жизнедеятельности, а дальше, я так понимаю, и в общество обычных людей, когда человек может совершенно спокойно жить, нет вспоминая о той трагедии, которая с ним произошла.

- Да, часть людей, могу, действительно, забыть о том, что такая трагедия была, а часть людей, и их немало, научится жить в новых условиях. Мы пытаемся создать новую субкультуру, в которой человек с ограниченными возможностями чувствует себя на равных с человеком, не имеющим физических ограничений. Наша основная задача – помочь людям интегрироваться в общество. Как только наша протянутая рука будет не нужна, для нас это очень хорошо, то есть мы свою задачу решили: человек может существовать без посторонней помощи, а к нам приходить либо в гости, либо на профилактические курсы.

- А это тоже предусмотрено в работе Вашего центра?

- Конечно.

- То есть, человек не однажды может обращаться к Вам в центр, и существует система отслеживания его состояния, и если Вы видите, что человек к определённому моменту достиг определённых результатов, Вы предлагаете ему перейти на следующий этап. И так до бесконечности?

- Наверное, да. Наверное, до бесконечности, потому что кроме активной комплексной реабилитации нужна и поддерживающая терапия, и общение. Поэтому, естественно, мы помогаем до тех пор, пока мы нужны.

- Спасибо огромное, Светлана Альбертовна, всего Вам доброго.

Источник: city-fm.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ