Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

На асфальте: Город с препятствиями

В 2009 г. Мосгордума приняла закон «Об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной, транспортной и инженерной инфраструктуры Москвы». Проблемой занялись и на федеральном уровне: с 2011 г. реализуется госпрограмма «Доступная среда», цель которой — обеспечение к 2015 г. равного доступа инвалидов (наравне с остальными гражданами) к физическому окружению, транспорту, информации и связи, объектам и услугам.

К подобным обещаниям многие относятся скептически. О том, насколько в Москве «недоступная» среда, знают не только инвалиды, но и мамы маленьких детей, велосипедисты, роллеры да и обычные пешеходы. «На мой взгляд, это связано с философией коммунизма: “Человек служит идее”, — считает Ирина Мошева, гендиректор JV RDI Group и Limitless. — Отсутствие конкуренции и вариативности в проектировании также не способствовало улучшению среды проживания. О человеке и его потребностях мало кто думал, были другие приоритеты: план, сроки, метры».

О том, что все-таки делается в Москве для создания безбарьерной среды, рассказал Александр Перфильев, зампредседателя Общественного совета родителей детей-инвалидов: «Сейчас город активно закупает автобусы и троллейбусы, адаптированные для инвалидов. Для слабовидящих людей переходы оборудуют звуковым сопровождением, а границы тротуаров и проезжей части выкладывают специальной плиткой». Но этих мер явно недостаточно, считает Перфильев. «По-прежнему в общественных местах мало специальных табличек для слепого чтения. Контрастная подкраска ступеней для слабовидящих встречается не везде, а должна быть повсеместно. По-прежнему многие люди отрезаны от города, так как в подъездах нет грузового лифта, ступени не оборудованы подъемником, а подъездный пандус зачастую просто опасен. По-прежнему ограничено передвижение в метро — большинство станций совершенно не приспособлено для тех, кто перемещается на колясках», — перечисляет он.

Транспорт: на автобусе можно, на метро нельзя

С метро ситуация особенно печальна. Вслед за обещанием Сергея Собянина создать к 2016 г. «безбарьерную» среду на всех транспортных и социальных объектах Москвы последовало заявление главы департамента строительства Андрея Бочкарева о том, что «слишком высокая интенсивность работы московского метрополитена пока не позволяет адаптировать его для людей с ограниченными возможностями». В частности, большинство станций метро так и останется без специальных лифтов. Их оборудуют только на вновь строящихся объектах (на сегодняшний день это 13 из 185 станций).

Проще с наземным транспортом. Город сейчас закупает только низкопольные машины с отведенными местами для колясок. К 2016 г. все автобусы, троллейбусы и большинство трамваев Москвы будут приспособлены для колясочников. Правда, как сетует Ирина Ясина (общественный деятель и инвалид-колясочник), даже в специальные автобусы инвалид часто не может попасть — из-за припаркованных на остановках автомобилей.

«Зато все московские аэропорты полностью оборудованы по принципу “доступной среды”, — сообщил Александр Перфильев. — А вот с железнодорожными вокзалами ситуация прямо противоположная. Подземные переходы, лестницы, выходы на перроны совершенно не приспособлены для инвалидных колясок». Правда, недавно началась реконструкция Рижского вокзала, после которой он должен стать полностью «безбарьерным». Появятся пандусы, новые ступени, подъемные платформы для посадки-высадки, тактильные полосы вдоль края платформ, указатели шрифтом Брайля и т. п. Вслед за Рижским чиновники обещают реконструировать все столичные вокзалы.

Здания: учиться можно, работать нельзя

Как сообщили в департаменте соцзащиты, в Москве насчитывается 50 000 зданий, признанных социально значимыми объектами (учреждения образования, соцзащиты, культуры, спорта и здравоохранения), из них 74% к концу 2012 г. приспособят для маломобильных групп населения. Правда, ничего не говорится про магазины и бизнес-центры, т. е. про возможность для людей с ограниченными возможностями работать и делать покупки.

«Подавляющее большинство офисов не приспособлено для колясок, — отмечает Александр Перфильев. — За входом обычно идет несколько ступенек к лифтовой зоне или ресепшену, что делает въезд на коляске трудноосуществимым». Лучше всего, по его мнению, ситуация в новых торговых центрах. Там оборудованы не только пандусы, но и удобные двери, лифты, специальные санузлы. В некоторых ТЦ есть указатели для слабовидящих посетителей. А вот в небольших магазинах и ТЦ районного масштаба мероприятия по доступности сделаны зачастую для галочки, считает Перфильев. «Нередко можно видеть, что пандус есть, но въехать по нему на коляске невозможно, так как угол наклона слишком крутой, либо доступен только 1-й этаж, а для посещения других уровней нет ни лифта, ни травалаторов», — сетует он.

Как рассказали эксперты рынка недвижимости, «безбарьерность» зданий в России независимо от назначения и местоположения регулируется СНиП 35-01-2001 «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населений». Среди нормативных требований — пандусы, специальный туалет на 1-м этаже (широкая дверь, поручни), лифты с голосовым оповещением, фиксаторы дверей, парковочные места для инвалидов у входа в здание и т. п. Проблема в том, что этот СНиП носит рекомендательный характер и выполняется крайне редко.

«За рубежом, в частности в США, нормы практически такие же, только там они обязательны и выполняются повсеместно, — подчеркнула Наталья Якименко, заместитель управляющего директора компании СBRE. — К примеру, занять место для инвалидов может только автомобиль со специальным пропуском (синий — для инвалидов, красный — для людей с временной потерей здоровья). Для остальных — штраф $250».

Жилые дома: без барьеров только дорогие новостройки

Старые жилые дома в Москве, по мнению экспертов, крайне плохо приспособлены для маломобильных граждан. В хрущевках, например, лестницы в подъездах насколько крутые, что въехать на инвалидной коляске даже на 1-й этаж самостоятельно невозможно. В брежневских высотках бывают настолько тесные лифты, что в них не помещается даже детская коляска.

Как сообщили в департаменте соцзащиты, в настоящее время ведется установка в подъездах жилых домов подъемных платформ, в 2012 г. их будет установлено около 150. Кроме того, ежегодно будет переоборудоваться по семь отселенных квартир на первых этажах — с адаптацией также и входных групп. Очевидно, что такими темпами может быть переоборудована лишь малая часть старого жилфонда.

Кроме того, по заказу департамента градостроительной политики ведется разработка архитектурно-технических решений перепланировки и переоборудования квартир на первых этажах жилых домов сравнительно новых, типовых серий — П3М, П44Т, П46М, КОПЭ-2000 и ГМС-2001. Основная задача — обеспечить инвалидам-колясочникам беспрепятственный въезд-выезд, а также передвижение и самообслуживание внутри жилища.

Что касается строящихся жилых комплексов, то, как сообщил советник президента ФСК «Лидер» Григорий Алтухов, застройщики сейчас обязаны согласовывать мероприятия по обеспечению доступа инвалидов с органами социальной защиты. Проверяются такие параметры проекта, как уклон пешеходных дорожек (не более 5%), перепад высот бордюров, покрытие пешеходных дорожек (устойчивость к скольжению) и т. п. Тем не менее даже новые дома экономкласса не всегда приспособлены соответствующим образом. Автору, например, довелось пожить в доме 2008 года постройки серии П44Т с настолько узкими пандусами, дверями и проходами к лифту, что действительно еле коляску пропихнешь.

Девелоперы проектов бизнес- и элитного класса иногда идут дальше и создают дополнительные условия для маломобильных жителей сверх обязательных нормативов. Так, Ирина Мошева рассказала, что в ЖК «Загородный квартал» все лифты, глубина тамбуров, ширина коридоров и дверных проемов на 5-7% больше нормативных. Но и существующих нормативов достаточно, считает управляющий партнер Tekta Group Андрей Биржин, чтобы сделать проживание в доме удобным для всех групп населения: «Достаточно четко и планомерно эти нормативы соблюдать».

Отели: сидим дома

В каждом отеле в России не менее 5% номерного фонда должны составлять специальные номера: с расширенной дверью, широкой низкой кроватью, большим санузлом, крепкими поручнями, кнопкой вызова помощников (сотрудников отеля) в комнате и ванной, низкой раковиной и мебелью такого размера, чтобы человек в коляске мог дотянуться до вешалок, рассказала Елена Лысенкова, гендиректор компании Hospitality In.Comm.

«Но в России мало путешественников из числа маломобильных групп населения, поэтому большинство инвесторов до сих пор игнорировало данные требования, — продолжает она. — Российские инвалиды в целом малоактивны, да и возможностей для комфортного туризма для них нет ни в Москве, ни в других регионах России. А для иностранных туристов-инвалидов отсутствие в России соответствующей инфраструктуры усугубляется другими проблемами: плохое знание иностранных языков, отсутствие квалифицированного персонала, качественной навигации и т. д. Только сейчас стали появляться проекты гостиниц с номерами для инвалидов».

«Несколько лет назад в “Лужники” приезжал канадский цирк “Дю солей”, так у них даже в быстровозводимом шапито предусмотрели приличное количество специальных удобных мест для инвалидов и их сопровождающих. За рубежом это является нормой социальной ответственности, — сравнил Александр Перфильев. — У нас же пока все делается из-под палки, по указке городских и федеральных властей. Но лучше так, чем закрывать глаза на проблему, как это делалось раньше».

Анна Моисеева

Источник: vedomosti.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ