Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Реабилитационный обман

Начать ходить или даже говорить – в этом детям-инвалидам помогают государственные реабилитационные центры. Два года назад краевые власти изменили их работу. Если раньше чиновники сами направляли инвалида в тот или иной центр, то теперь – выдают сертификат, с которым ты якобы можешь пойти в любое учреждение. Вот только учреждений этих становится всё меньше. А получить заветную бумагу – всё труднее. По идее, с сертификатом можно отправиться на курорт или в санаторий. Но, как показывает практика, они не готовы к тому, чтобы принять инвалида.

Сертификат получают в соцзащите. Как? Приходим с мамой инвалида Ольгой Викторовной в соцзащиту Индустриального района Перми. Сотрудница оттуда даёт нам заветный документ, но предупреждает, чтобы мы об этом никому не говорили.

– Почему? – уточняет женщина.

– Они (реабилитационные центры. – ред.) сейчас ко мне всю толпу отправят. А у меня нету им давать.

Хочу – дам сертификат, хочу – нет. Чем не новое слово в реабилитации инвалидов?

Сотрудница отдела министерства соцразвития по Индустриальному району (так официально называется соцзащита) добавила, что направления появятся «в следующем квартале»: «У меня-то есть один-два, на всякий случай». Это на какой?

Походив в центр, перестал обучаться на дому

По случайности реабилитационный центр, куда хочет попасть Ольга Викторовна, находится в том же обшарпанном двухэтажном здании, что и районная соцзащита.

Его работа похожа на другие такие учреждения: здесь есть и дневное, и временное (с ночёвкой) пребывание; многие ребята проходят реабилитацию с родителями. Курс длится двадцать один рабочий день. Сюда обращаются аутисты, больные ДЦП, синдромом Дауна и другие. Это место – одно из самых посещаемых, сюда ходят больше сорока человек. О центре слышу только хорошие отзывы. Один мальчик, к примеру, только после того, как стал сюда ходить, начал учиться в школе, а не на дому.

Раньше людей сюда направляло бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ). В индивидуальной программе реабилитации (ИПР) оно писало тот или иной адрес.

Новая система появилась для инвалидов всех возрастов. Её преимущество – можно самому выбрать учреждение, в которое пойти. В ИПР лишь пишут количество сертификатов, которые надо получить за год. Причём кроме государственных центров инвалид может обратиться и в некоторые курорты и санатории. Говоря официально – «организации различной формы собственности». Всего таких организаций – тридцать семь, сообщили нам в министерстве социального развития Пермского края. И хорошо, казалось бы.

«Рассматривается вариант…», «Ведётся работа…»

Из ответа минсоцразвития на наш запрос: «Объём средств, получаемых реабилитационными службами, стал зависеть от выбора инвалида, востребованности данной службы, качества услуг. При системе выдачи сертификатов появилась адресность в предоставлении реабилитационной услуги».

Под видом всей этой «адресности» реабилитационные центры стали один за другим закрываться.

Как, например, центр в Ключах Суксунского района. Его деятельность приостановил райсуд – по требованию пожнадзора. Но учредитель – краевое агентство по управлению соцслужбами – будто не знал, что в центре есть проблемы с противопожарной безопасностью. К сожалению, уже после того, как центр закрыли, в агентстве нам сказали: «Рассматривается вариант размещения учреждения в другом имущественном комплексе. Ведётся работа по подбору помещений на территории Суксунского района». Сколько ещё она будет вестись, не уточняется.

Скорее всего, также – по требованию надзорных органов и при попустительстве властей – скоро закроется и центр в Осе. Ещё, кроме пермского, такие учреждения работают в Березниках, Чайковском и Юсьвинском районах.

А лишь два года назад их было семь.

«Сейчас собираюсь опять хорошо поругаться»

Из того же ответа: «По сравнению с 2007 годом, в 2011-м охват реабилитационными услугами инвалидов и детей-инвалидов увеличен в шесть раз. В 2007 году прошли реабилитацию 1597 инвалидов, в том числе 1048 детей. В 2011-м получили сертификаты 9651 инвалид, из них 4390 детей».

Может, оно и так, но мои собеседницы говорят, что им попросту не дают сертификаты. Наталье Алексеевне из Верещагино в год их должны дать четыре, пока дали только один. «В соцзащиту мы пришли ещё весной, – рассказывает мама. – Нам сказали, что вышло новое постановление. И теперь дети с четырёх до восемнадцати лет будут получать сертификаты в соответствии с ИПР, а те, кто младше, – хотя бы раз в году уедут».

Как так? Ведь в Федеральном законе №181 говорится: «Индивидуальная программа реабилитации является обязательной для исполнения соответствующими органами государственной власти <…>».

В этом месяце мама получила письмо из министерства социального развития. Про возрастные ограничения там уже ничего не говорится. Но уточняется, что заветные бумаги выдаются «в зависимости от бюджетных средств,

Есть и другие предлоги, чтобы не дать сертификат. Например, у родителей просят всевозможные справки от психиатра, даже справку о том, что ребёнку не противопоказано заниматься музыкой.

Некоторые мамы уже знают: хочешь реабилитацию – надо поругаться. Ребёнку Натальи Владимировны из Осы тоже полагается четыре направления: «В соцзащиту я пришла в конце мая. Мне сказали, что сертификат я получу только в ноябре – декабре. И предупредили, что не больше двух раз. Я говорю: «Где написано, что я должна стоять в очереди? Куда мне позвонить, чтобы решить эту проблему? Вот – указание МСЭ!» Пугаю прокуратурой. Ничего, пока дают. Сейчас собираюсь опять хорошо поругаться».

Видимо, на случай ругани в отделах министерства соцразивития и держат парочку сертификатов. Все остальные остаются без реабилитации.

Не реабилитация - одно питание

Что касается курортов и санаториев, то в минсоцразвития утверждают, что они проходят «квалификационный отбор»: «Территориальное управление контролирует их работу: сверяет соответствие оказанных услуг с мероприятиями, указанными в ИПР, проводит проверки организаций на соответствие оказанных услуг требованиям государственного стандарта».

При этом все родители, с которым я пообщался, знают: на курортах и в санаториях нет психологов и других специалистов, занимающихся самой реабилитацией. Там есть лишь «питание и лечебные грязи».

Та же Наталья Алексеевна из Верещагино как-то уже съездила в санаторий «Зорька» в Лысьве. «Специального детского питания там не было, – уточняет она, – кормили по-взрослому. Три дня моя дочь (ей почти два года. – ред.) ничего не ела. У неё поднялась температура – неделю она пролежала в больнице». «Зорьку» тоже контролировали?

Так или иначе, «организации различной формы собственности» пока не могут заменить специализированные центры. А тех – всё меньше.

«Выкинули в рынок»

Меньше их становится и вот почему. Финансирование центров теперь зависит от количества сертификатов, которые к ним принесут. Каждый сертификат стоит более десяти тысяч рублей. Причём ещё в прошлом году был на тысячу дороже. «Это ещё ничего, – рассуждают здесь. – Говорили, что снизят до семи тысяч».

В некоторые центры люди были бы и рады пойти, но, как уже говорилось, им не дают этого сделать. Центру в Индустриальном районе это пошло на руку: сюда стало ходить в два раза больше детей: значит, зарплата сотрудников хоть чуть-чуть, но выросла. Но это только с одной стороны.

С другой – стало теснее. (Тем более что появились соседи – та самая соцзащита Индустриального района, занявшая половину здания.) Актовый зал сейчас заставлен тренажёрами: мероприятие здесь уже не проведёшь. «Вот кабинет психолога, совмещённый с комнатой релаксации», – открывают одну из дверей сотрудники. На полу – мешки-кресла. Это от комнаты релаксации: на них можно сесть или лечь и смотреть в потолок. По нему, если выключить свет, будут бегать огни.

Рядом – мягкое кресло, чтобы расслабиться и беседовать с психологом. «Всё, что кроме, – вообще-то отвлекает ребёнка», – говорят здесь. Но ничего не поделаешь – приходится ютиться. Нет своих комнат для физиопроцедур. Столовой – и той нет, обедают прямо в комнатах для занятий.

По этому поводу писали письмо учредителю. Руководитель агентства по управлению соцслужбами Светлана Вострикова ответила, что у центра есть и другие отделения: «расположенные в разных районах города: Свердловском, Индустриальном, Дзержинском, Кировском, Орджоникидзевском». Но родители хотят именно сюда.

Это, в конце концов, «адресность». Но так уж она обеспечена.

Да и из чего выбирать? Центров становится всё меньше (те, что остаются, совершают настоящий подвиг), а попасть в них – всё сложнее.

«Выкинули в рынок», – выразилась директор закрытого центра в Ключах в Суксунском районе. Ещё как выкинули.

Михаил Данилович

Источник: beriki.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ