Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Взяли и отняли

«Ребята, мы вас оставляем на второй год», - говорит директор учащимся. «Ура!» - кричат в ответ учащиеся и визжат от радости. Так было. На днях, в Северодвинском ПУ-21. Потому что для части его выпускников это, действительно, очень хорошая новость. В частности, для Аси и Ивана – они пришли в училище из коррекционных школ. И для Насти, которой статус «сирота» тоже дает право получить вторую профессию бесплатно. Еще год ребятам можно пожить без взрослых проблем и поучиться там, где привыкли.

Девушки – без пяти минут швеи. Мастер особенно хвалит Настю за качество «шаговой штопки». Есть, оказывается, такая, так что не спешите штаны выкидывать, господа широкошагающие.

Ася похвалы не ждет. «По практике точно шесть с плюсом получу», - не скупится она на самооценку. Иван освоил профессию мастера столярно-плотничных и паркетных работ. Настолько, насколько десятимесячная программа позволяет. В следующем учебном году Асю, Ивана, Настю и других ребят должны так же быстро научить профессии мастера отделочных и строительных работ. А дольше нельзя тем, у кого нет аттестата хотя бы за девятый класс.

Взяли и отняли

«Ну, зачем мне эта литература и английский», - на дух не принимает обязательность общего образования девочка, у которой и без него уже получается шить подушки, «как покупные». «Для общего развития», - говорю я в данном конкретном случае, в общем-то, ерунду, возведенную государством в принцип. Потому что теперь в нашем государстве хотя бы как раньше - два года, не имеет права учиться на пролетария тот, кто, условно говоря, Чехова не читал и законов Ньютона не осилил. И не важно – лоботряс он при этом или старательный, но больной ребенок.

Как трудоустроить выпускника коррекционной школы, ребенка, из-за инвалидности не усвоившего программу, или того же лоботряса со «справкой» из школы?

- Почему при решении этой проблемы исключается основное звено: как научить ребенка профессии? - директора ПУ-21 Татьяну Пятовскую волнует вопрос государственного масштаба.

А никак – отвечают современные российские законы, если принять за ответ их молчание.

- В новом федеральном государственном стандарте начального профессионального образования нового поколения вообще не упоминаются выпускники коррекционных школ, - объясняет директор. - У детей с ограниченными возможностями здоровья просто отнято право на получение начального профессионального образования.

Ставила Татьяна Сергеевна этот вопрос перед министром образования и науки Фурсенко, письменно, с доставкой в канцелярию министерства. Министр с октября прошлого года до своей отставки так ничего и не ответил.

В прошлом учебном году открыть для таких детей группы, которые называют «разноуровневыми» разрешило ПУ-21 областное министерство образования. И только по двум профессиями. Теперь от депутатов Облсобрания училища области ждут принятия поправок в региональный закон, тогда правовая база будет надежнее. Но условия все равно останутся прежними: не больше десять месяцев учебы, которая осторожно называется «профессиональной подготовкой». И это для ребят, для которых особенно важна опека хотя бы до совершеннолетия, ведь нездоровье большинства, как правило, усугубляется еще и сиротством.

Пример хороший, но не наш

На дверях кабинета директора Пятовской висит текст международной Конвенции по правам ребенка. Особенно часто цитирует Татьяна Сергеевна статью 23, согласно которой государства-участники признают право неполноценного в умственном или физическом отношении ребенка на особую заботу и обязуются обеспечить ему возможность «эффективного доступа к услугам в области образования, профессиональной подготовки».

Пример хороший по этой статье есть, привезенный Татьяной Сергеевной из командировки к коллегам в город Хузум. Это в Германии.

- Одиннадцать месяцев там уходит только на диагностику и профессиональную ориентацию больных детей. 48 профессий на выбор. И учат по профессиям три года.

… Ася девчонка бойкая. Все у нее «прекрасно». И родной детский дом в Коряжме, и здешнее общежитие, и Татьяна Сергеевна. «Директора, - говорит, - всей силой люблю». Ей не понравился только мой вопрос про будущую зарплату, сказала назидательно: не в деньгах счастье, а в труде. А Ивана внимание смущает. Ребята похожи в одном и главном – в отношении к работе, без опозданий и прогулов, с желанием прийти пораньше и сделать побольше.

На новый учебный год в разноуровневые группы уже принято более сорока заявлений из ста, поступивших в июне.

А жить где?

«Вечерка» уже рассказывала о грядущих проблемах ПУ-21 с местом жительства для иногородних учащихся и сирот. Один договор аренды части помещений на Нахимова, 1а, заключенный с администрацией города, уже закончился, второму придет конец 28 июня. Продлевать их нельзя, нет теперь у муниципалитета права на предоставление аренды жилых помещений юридическим лицам.

Со времени публикации изменилось только одно: стопка ответов из разных инстанции на запросы директора училища стала еще толще. Разные инстанции отвечали отписками, конкретное предложение поступило только от администрации нашего города. В очередной раз училищу посоветовали присмотреться к несчастному дому 5 на Гагарина.

Среди желающих учиться в ПУ-21 иногородних ребят большинство. К вопросу о востребованности его выпускников: по итогам прошлого учебного года из 87 человек нетрудоустроенными остались только пятеро. Большинство ребят остаются в нашем городе. А в этом году училище открыло еще одну востребованную на рынке труда профессию – закройщик. И еще одна интересная новость: при ПУ-21 открыт филиал Московского института моды и дизайна для продолжения образования по специальности высшего профессионального образования «дизайнер одежды».

Ольга Ларионова

Источник: vdvsn.ru