Архив:

Девушка с характером

Мудрые люди утверждают: всё, что не убивает, то делает сильнее. Но иногда в жизни случается так, что она разделяется на «ДО» и «ПОСЛЕ». И тогда всё, что когда-то казалось таким важным - обесценивается, а то, чему раньше не придавал значения, выходит на передний план. Такие испытания выдерживают только сильные духом. Гостье нашей редакции Светлане Каневой судьба послала испытание, которое под силу выдержать не каждому: в 18-летнем возрасте её ноги оказались полностью обездвижены, а неотъемлемым средством передвижения стала инвалидная коляска. Но, несмотря на всё это, она не сдалась: родила и воспитала прекрасную дочь, обрела женское счастье в браке и трудится на любимой работе, согретая теплом и заботой близких людей.

- Светлана, извините, что сразу спрашиваю об этом, но всё-таки: что с вами случилось?

- Это был несчастный случай - падение с высоты, с пятого этажа. От гибели меня спасли только деревья, за которые я старалась цепляться. Тогда ходило много легенд, что, якобы, падение произошло целенаправленно, из-за несчастной любви. Мне было 18 лет, и я была красивой девушкой, вот люди и судачили. Отшучиваюсь, что на этом возрасте я и остановилась - в душе осталась вечно молодой. Правда, до сих пор боюсь высоты, выходить на балконы. В офисе долго не могла подходить к окну. Сейчас уже немного преодолела свой страх. В результате несчастного случая - травма позвоночника с повреждением спинного мозга. Сначала врачи скрывали от меня диагноз, оставляли мне надежду, что когда-нибудь буду ходить, но когда я увидела пенсионное удостоверение, где было написано «пожизненно», то всё поняла.

- Что же было «ПОСЛЕ»?

- Когда со мной это случилось, я долго сидела в четырёх стенах и не понимала, как жить дальше. Всё моё детство состояло из походов, костров, рыбалки, а зимой – лыжных прогулок. И вдруг всё это в прошлом - образ жизни изменён радикально. Во сне я себя до сих пор в коляске не вижу! А тогда мучительно привыкала к себе новой, было досадно и страшно! Поплакала, конечно, не скрою, и были моменты, когда жить не хотелось. И, если бы я сказала, что привыкнуть к этому просто, это было бы неправдой. Все люди должны иметь возможность передвигаться нормально, а у меня её не было. Естественно, шла внутренняя психологическая борьба. Одно время я замкнулась в себе, и, чтобы не сойти с ума, писала стихи. Потом стала работать на дому: вязала на заказ, печатала на машинке. Но озлобленности на людей не было никогда! И сейчас, когда я вижу красивую девушку, я никогда не завидую ей, я любуюсь ею как восхитительной картинкой. Доброе отношение к людям помогает в жизни, потому что зависть и злость разъедают изнутри.

- Кто вам помогал адаптироваться к новой жизни?

- После травмы мы стали особенно близки с мамой. Она была для меня всем. По молодости я не понимала, что пришлось ей испытать, когда со мной случилось несчастье. И только когда сама уже стала матерью, поняла, как это страшно, когда ты возлагаешь надежды на ребёнка, и неожиданно случается беда, которая всё перечёркивает. Мама потом уже призналась, что, когда возвращались из больницы домой, в Ижму, она боялась, что я не выдержу, ведь совершенно не было условий для реабилитации. Сейчас мамы уже нет с нами, но я унаследовала от неё главную черту своего характера – оптимизм. Он меня и сейчас спасает по жизни!

- Скажите, Светлана, отношение к людям с такими особенностями изменилось с тех пор?

- Несчастье со мной произошло в 1988 году. В то время в обществе подобных мне старались прятать. Заплатят минимальную пенсию по инвалидности, и живи, главное - не высовывайся! А чтобы учиться или работать - об этом даже речи быть не могло. Сейчас, если сравнивать с тем временем, в этом смысле просто прогресс! Мы являемся лидерами в продвижении государственной программы «Доступная среда», в Госдуме есть люди на колясках. А люди, которые и сейчас продолжают говорить, что и без инвалидов, мол, проблем хватает, просто не задумываются, что с каждым может такое случиться.

- Какой же характер нужно иметь, чтобы не «сломаться» после такого испытания?

- Некоторые говорят, что он у меня стальной, называют меня «девушкой с характером». Честно сказать, я этому рада. Иногда смотрю, сидят возле магазинов инвалиды на колясках и попрошайничают. Вот они - слабые люди, поэтому и оказались на самом дне. Мне за них стыдно, они принижают имидж инвалида. А для меня важно, чтобы нас воспринимали как нормальных людей, но с особенностями, чтобы смотрели на нас без унизительной жалости, без противного соболезнования Дело ведь не в том, как ты передвигаешься, а в том, какой ты человек и какой образ жизни ведёшь.

- Удивляюсь, как вам удаётся всегда так замечательно выглядеть? Ведь и со здоровыми ногами не всегда находишь время и силы на макияж, причёску.

- Помню, как-то в разговоре с Марией Троханович (руководитель Ухтинского городского общества инвалидов, создатель Центра реабилитации инвалидов, после автокатастрофы передвигалась на коляске - прим. автора) я призналась ей в своём комплексе, что стесняюсь выходить из дома на коляске. Она тогда мне сказала, что даже в таком положении надо всегда оставаться красивой и выглядеть отлично, несмотря ни на что.

- Как же после травмы складывалась личная жизнь?

- Я приехала из Ижмы в Ухту, будучи молодой, глупенькой и доверчивой девчонкой. Когда мне исполнилось 23 года, и на свет появилась дочь, я поняла, что рядом со мной всё это время был «не мой человек», и сама инициировала расставание. Мы остались вдвоём с дочкой. Сейчас я уже понимаю, что только сильная женщина может решиться на такое - воспитывать ребёнка самостоятельно. Ведь многие продолжают жить с нелюбимыми мужьями из страха одиночества. Я же не испугалась!

- А как вы встретились со своим нынешним супругом?

- С Дмитрием мы познакомились в пионерском лагере. Я тогда училась в третьем классе. Он приехал из Воркуты, я - из Ижмы. Подружились, потом писали друг другу письма. Как это обычно бывает, через некоторое время переписка прервалась. В 6-м классе я поехала в Воркуту к родственникам, и мы встретились вновь. Переписка на время возобновилась. И потом судьба свела нас в третий раз, чтобы мы уже не расставались. Решающая встреча состоялась, когда мы оба уже были взрослыми и одинокими людьми. Вспомнилась детская влюбленность. Сначала, когда Дима меня увидел на коляске, у него был шок. Мы никак не могли наговориться, казалось, что времени не хватит, чтобы обсудить всё, что произошло с нами за это время. Было ощущение, что встретились два родных человека.

- Как к Дмитрию отнеслась ваша дочь, ведь она, я так понимаю, тогда была уже довольно взрослая?

- Катюша как раз была в подростковом возрасте. Когда в нашей с ней жизни появился Дима, она сказала: «Давайте пройдёмся по улице вместе, я хочу, чтобы все видели, что у нас есть папа». Я поняла, как ей всегда хотелось жить в полной семье. Сейчас у Димы есть хобби – автомобиль, и Катя разделяет это увлечение. Они могут часами разговаривать, спорить о чём-то. В праздничных открытках дочка обращается к нам «Дорогие родители!». Мне нравится, что она нас не разделяет. Дмитрий, действительно, моя вторая половинка - мы всё время вместе. Если бы не он, я не смогла бы работать, потому что каждый день он отвозит меня в офис и обратно. Надо всегда помнить: дети вырастают и отделяются, и необходимо, чтобы рядом был понимающий человек. Он у меня есть.

- Где сейчас ваша дочь?

- Катя учится в Санкт-Петербурге на агента по внутреннему туризму - переходит на четвертый курс.

- Не страшно было отпускать дочку учиться так далеко?

- Нет, совершенно! Она очень рано стала самостоятельной. Я всегда говорила дочери: «Катя, мама у тебя не такая, как у всех, и поэтому помни: мы всегда на виду. И мне очень не хочется, чтобы о нас говорили плохо. Надо быть на хорошем счету». Вот она и старается, не подводит!

- Расскажите подробнее, где и кем вы сейчас работаете?

- После травмы я переживала от того, что хотелось приносить пользу обществу. С детства была потребность заботиться о ком-то, за кемто ухаживать. Сейчас я социальный педагог Управления по учебно-воспитательной работе и досуговой деятельности в УГТУ. Также являюсь студенткой четвертого курса ФГО специальности «Связи с общественностью».

Я работаю и учусь, потому что мне категорически противопоказано сидеть дома. Никак не ожидала, что попаду работать в университет. К тому времени у меня был уже богатый опыт работы в общественной организации инвалидов.

Сейчас в вузе новое направление - «Доступная среда», которое я курирую, и опыт пригодился. Решаю проблемы студентов на колясках, помогаю людям, оказавшимся по причине обстоятельств оторванными от общества. Моя мечта приносить пользу людям сбылась!

- Светлана, дайте совет тем, кто находится в аналогичной ситуации. Быть может, он кому-то изменит жизнь, стимулирует на принятие важного решения!

- Не должно быть потребительского отношения к жизни! Не надо ждать помощи со стороны. То, как сложится жизнь, зависит только от самого человека. Никто не придёт и не скажет: «Давай-ка мы тебя возьмём на работу!» или «Иди и учись!». Нужно самому изъявлять желание и помнить, что под лежачий камень вода не течёт. Преград будет множество, но надо взаимодействовать с людьми. Не надо плакаться и обвинять всё и вся, а надо самому протянуть руку, и обязательно навстречу протянется чья-то рука!

Яна Мацкив

Источник: gazetauhta.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ