Архив:

Можно ли сделать городскую среду безбарьерной?

Отчётливо помню своё первое заграничное впечатление десятилетней давности – как у них много инвалидов! Люди в колясках ездили в автобусах, сидели в уличных кафе, прогуливались по паркам и музеям… Не сразу осознала, что у нас их не меньше, просто не гуляют они по улицам с той же степенью свободы, как там – в Швеции, Германии, Франции – везде.

Недавно снова вернулась из Германии. В эту поездку мой взгляд на проблему обострился в силу того обстоятельства, что берлинская моя подруга, перенеся операцию на ноге, тоже стала колясочницей. Теперь к умозрительным впечатлениям прибавились, как говорится, чувственно-зримые. Я возила Зою в магазины, в банк, располагающийся на втором этаже торгового центра, в аптеку, прогулялись мы и на блошиный рынок в нескольких автобусных остановках от дома. В парикмахерскую навить кудрей она прокатилась до моего приезда со своей помощницей от службы помощи инвалидам (это отдельная не менее поучительная тема). Всё – на коляске.

Рассказываю по порядку. Несколько ступенек от квартиры до выхода из подъезда Зоя преодолевает, держась за перила, смонтированные специально для неё. Кстати сказать, в нашей городской программе тоже предусмотрены такие мероприятия. Перила устанавливают по заявлениям жильцов – или обслуживающая компания, или ОЖКХ. В 24 стерлитамакских домах такие дополнительные перила уже установлены, в 15 – запланированы.

Катиться по берлинским улицам – никаких проблем. Бордюры, и так-то не очень высокие, сводятся под ноль при пересечении с проезжей частью на ширине, достаточной для проезда коляски. Вход в любой магазин (кафе, аптеку и прочее) – тоже на уровне с тротуаром, вообще без перепадов высоты! Понимаете, никаких ступенек! Было бы правильно перенять это ещё и потому, что, извращаясь на тему супер-пупер-крутых во всех смыслах ступенек, наши владельцы магазинов и магазинчиков доставляют неудобства всем, а не только людям с ограниченными физическими возможностями. На холоде эти якобы красивые крылечки становятся настолько очевидно непроходимыми, что хозяева покрывают их чем попало – от ковролина до сосновой доски. Эстетика – в минусе. Безопасность сомнительна.

В магазинах Германии установлены удобные лифты. Там и разворачиваться не нужно. Въехал, нажал кнопку, выехал по прямой. Внутри магазина, даже если это небольшая сувенирная лавочка, везде свободно проходит инвалидная коляска. Сравните: у нас даже с детской коляской, которая значительно уже, и даже в детских магазинах доступ к стеллажам ограничен – всё заставлено.

В магазине «Бегемот» (ТЦ «Байрам») не то что с коляской, пешеходно к полке затруднительно протиснуться. Там почему-то заставили проходы велосипедиками и кукольными колясками.

Если ехать было далеко, мы с Зоей садились в автобус. Обычные пассажиры входят через переднюю дверь, предъявляя билеты. Когда водитель видит на остановке коляску, он открывает среднюю дверь и наклоняет автобус набок. Да! Все автобусы могут менять угол наклона в сторону входа-выхода. Легко можно вкатиться. А напротив этого бокового входа нет сидений, там место для колясок и велосипедов. Если место не занято колясками, можно опустить откидное сиденье. Та же картина в метро, городской электричке. Очень впечатлило меня зрелище у уличного лифта на Александер-плац. Женщина без сопровождающих в автоматизированной инвалидной коляске вела ещё и двух собачонок на поводках. Они все вместе спускались в этом лифте, чтобы сесть в метро. Плакать хотелось от обиды, что для нас это – за пределами мечтаний. Мы всё ещё мечтаем, чтобы наш колясочник мог хотя бы из дома во двор выбраться.

Наверное, говорить про пандусы даже и не стоит. Понятно, что они также присутствуют повсюду, где только можно. Ими охотно пользуются не только колясочники.

Кстати сказать, на берлинских улицах самое обычное дело – встретить человека с роллером-ходунком. У нас их вообще нет, поэтому объясняю. Это такая тележка на небольших колёсиках, оборудованная удобными ручками. Человек ходячий, но старенький, или ноги больные, тогда для перемещения по городу (и по квартире тоже) используется такой роллер. Обычно на нём приспособлена корзиночка, куда можно класть сумку с покупками, а если устал и нет поблизости скамеечки, на него можно присесть. Очень мне понравилось такое устройство, подумала даже, не купить ли. Да опомнилась – у нас же с ним нигде не пройдёшь! Из подъезда не выйдешь.

Не успела вернуться домой, на свежие-то впечатления, везу внучку в детскую поликлинику. На коляске. Коляска у нас хорошая, удобная. Но и она не умеет перепрыгивать уличные бордюры, которые стоят в полную свою высоту даже там, где размечена зебра и установлен светофор. Догадываюсь, что инвалиду-колясочнику здесь точно не перебраться. Неровности, препятствия и ненужные ступеньки так и лезут под ноги, когда ты с коляской. Идём по улице Худайбердина напротив автовокзала, мимо «Оптик-экспресс». Позаботившись об удобных подъездах к входам, хозяева этой фирмы устроили большие неудобства для тех, кто хотел бы воспользоваться тротуаром. Здесь тротуар многократно разрезается бордюрными вставками. Коляску то и дело приходится приподнимать на руках. Хорошо, пассажир у нас годовалый, а не взрослый.

Не скажу, что так везде. Например, по берёзовым аллейкам проспекта Октября вполне удобно гулять. Потому что на них никакие магазинчики не выходят. А посмотрите, везде, где прилегающую к магазинчикам территорию «благоустраивают», благоустроители только портят тротуары, громоздя на них бугры и рытвины и называя это укладкой плитки, пропади она пропадом.

Кто всё это должен контролировать?

В городе разработана программа «Доступная среда» на 2011-2015 годы. В исполнителях здесь числятся отделы городской администрации и жилищные организации. Курирует программу заместитель главы администрации Тимур Шамилевич Мурзагалин. Для него это только часть большой работы по социализации инвалидов, их интеграции в здоровое общество.

Основные разделы программы – обеспечение для инвалидов физической доступности объектов системы здравоохранения, образования, торговли, а также жилых помещений (в основном имеется в виду установка пандусов и перил). Половина зданий лечебно-профилактических учреждений уже оборудована пандусами, остальные оснащены специальными кнопками для вызова персонала. На эту работу предполагается потратить 29 миллионов рублей. Наверное, сделают. Где – хорошо, где – тяп-ляп для отчёта о сделанном. Не по умыслу даже, а по бестолковости исполнителей. Переделывать будут. Это уж как обычно. Но в программе совсем не нашла отражения мысль о том, как же наш среднестатистический предполагаемый колясочник сумеет добраться от одного «физически доступного» ему объекта до другого.

Смею утверждать, что путь – недоступен. Наш город не оборудован для свободного передвижения по нему не только на инвалидной коляске, но зачастую и для колясок детских, да и просто для передвижения не очень здоровых и молодых людей.

Дорожники, устанавливая бордюры, руководствуются строительными нормами. Их работу принимают специалисты ЖКХ. У специалистов и спрашиваю: «Как вы понимаете, что работа выполнена правильно и надо её оплатить, а не заставлять переделывать?». Хочу услышать, что вот, мол, есть такая строительная норма, высота бордюра в сантиметрах, мы меряем и подписываем акт приёмки работ. Но мне говорят, что понижение высоты и так видно.

Ищу строительные нормы и правила по благоустройству территорий, нахожу – СНиП III-10-75 от 1975 года: «3.1. Бордюрный камень на проездах и площадках следует устанавливать после завершения планировочных работ на прилегающих к ним территориях на расстоянии не менее 3 м». И дальше: «3.25. В местах пересечения внутри-квартальных проездов и пешеходных дорожек с тротуарами, подходами к площадкам и проезжей частью улиц бортовые камни должны заглубляться с устройством плавных примыканий для обеспечения проезда детских колясок, санок, а также въезда транспортных средств». Про сантиметры действительно ничего не сказано. Вот я считаю (по чужому опыту), что заглубление должно быть вровень с проезжей частью. Начальник ПТО СС РСУ ДОР Владимир Александрович Кузьмин говорит, что требуемое понижение бордюра они выполняют – уменьшают на съездах к дороге высоту вдвое. А сколько полагается? Может, были какие-то поправки и дополнения к СНиПу? Кузьмин несколько озадачен моим вопросом. Вроде что-то где-то было. Обещал поискать, но,
очевидно, так и не нашёл.

Может, и не надо искать поправки к СНиПам сорокалетней давности, а как-то в рабочем порядке держать в голове человека в инвалидной коляске и стараться сделать городские улицы доступными для прогулок всех горожан, независимо от возраста и состояния их здоровья. Тем более что, по выкладкам Т.Ш.Мурзагалина, до 50 процентов наших горожан в разные периоды жизни нуждаются в безбарьерной среде.

Я вам потом ещё про городские туалеты расскажу.

Татьяна Морозова

Источник: srgazeta.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ