Архив:

История костанайского инвалида, который не желает считать свои возможности ограниченными

У каждого советского человека после жестоких испытаний 90-х годов своя история. Для одних это время стало прорывом к новым возможностям, других бросило на уровень полунищего существования. Причем добившиеся успеха обычно утверждают: если у тебя есть руки и ноги, да еще и голова на месте, то в этой жизни не пропадешь. А если человек – инвалид? Оказывается, и в таких случаях не все потеряно.

Ослеп в 17 лет

У Виктора Карнаухова врожденная глаукома. Только школу успел окончить, и мир для него утратил зримые очертания, оставив Виктору лишь звуки, запахи и что-то еще, ранее им не различаемое.

Быть обузой родителям не хотелось, и решил он отправиться из своего села в город. В Костанае при обществе слепых было предприятие, которое выпускало вещи не такие уж и мудреные, но людям с ограниченными возможностями давало ощутимую прибавку к пособию по инвалидности. Устроился туда работать. Шил рукавицы, делал кисти и в лучшие годы получалось:150-170 рублей зарплата, да еще 120 – пособие.

После работы оставалась уйма свободного времени. И Виктор поступил в музыкальную школу. Давно мечтал научиться играть на баяне.

В общем, жизнь налаживалась. Женился. Накопив немного деньжат, купили с женой двухкомнатную кооперативную квартиру в новой 9-этажке. Правда, хотелось детей, но так уж получилось, что своего ребенка иметь не могли, поэтому взяли на воспитание девочку.

Но тут затеяли «перестройку». И как-то все сразу не заладилось. 7-летняя дочь играла в подъезде, упала в лестничный пролет и погибла. Жена тяжело заболела, и вскоре ее не стало. Предприятие, столько лет дававшее стабильное существование местным инвалидам, тоже начало лихорадить.

Отчаянию не было предела, и чем бы все это закончилось – неизвестно. Если бы в жизни Виктора не появился еще один человек.

Когда была жива его жена, медсестра Ольга приходила к ним домой делать процедуры. Так и познакомились. Как сошлись? Если б люди могли точно выразить, почему их тянет друг к другу. На мой вопрос, чем ей так приглянулся этот мужчина, Ольга ответила:

- Мне понравилось, как он ухаживал за женой. Она уже тяжелая была, умирала, а он от нее не отходил.

Сблизились они уже после смерти жены. Медсестра забыла у них свой инструмент, приехала его забрать, и Виктор пригласил попить чаю. Ольга вспоминает тот день с такой теплой улыбкой, что эту историю с инструментом никак не хочется считать женской уловкой. В конце концов, мы имеем не тот случай, когда девушка из бедной семьи обольщает несчастного олигарха.

Ольга предложила мужу переехать в деревню:

- У него пособие было маленькое, у меня зарплата тоже маленькая, поэтому мы решили переехать в деревню и завести хозяйство.

Из города в деревню

Это был 1992 год. Советского Союза уже не стало, что такое независимый Казахстан - еще никто не знал. Все увлекались политикой, попутно продолжая разваливать прежнюю государственность, поэтому лозунг «каждый выживает, как может» становился очень популярным. Впрочем, лозунги были и другие. Их было очень много. Проблема только в том, что их на хлеб не намажешь. А Виктор и Ольга - оба родом из деревни, они хорошо знали, что действительно нужно класть на хлеб, чтобы не умереть от истощения.

Поехали в поселок Владимировка, что в 40 километрах от Костаная. Там жили родители, и была надежда, что они на первых порах помогут. Сегодня кто-то скажет, что, продав двухкомнатную квартиру, есть с чего «стартануть». Это - сейчас, при теперешних ценах на жилье. А Виктор свою «двушку» продал в 1995 году за 400 «зеленых». Поэтому первый год жили у родителей. Потом купили дом и начали обзаводиться хозяйством. Вначале была корова, подаренная родителями. Так появилось свое молоко. Сейчас они держат трех коров, шесть свиней, кур.

- Я тут учился, поэтому знакомых много – они потихоньку помогали, - вспоминает то время Виктор. - Года через два, когда хозяйство пошло, стало легче. Жена работала медсестрой в школе, у меня – пособие, молоко начали сдавать. Хотели завести крестьянское хозяйство, но тяжело. Не потянем.

Не забыли они «завести» и детей. Старшая сейчас учится в профессиональном лицее. Получит среднее образование и собирается поступать в педагогический колледж. Младшая пока с родителями – перешла в 9 класс. Их тоже надо было одевать, кормить.

- Мясо, молоко и яйца – все у нас свое, экологически чистое, - с гордостью говорит хозяйка. – Но молоко сейчас начали скупать всего по 35-40 тенге за литр. Это невыгодно, и часть скота придется забить.

Вообще, тема кормов для частного подворья очень злободневна. Люди вроде бы живут в деревне, но чтобы обеспечить себя зерноотходами, Карнауховы специально купили вначале старый «Москвич», потом поменяли его на бэушные «Жигули». На них они возят корма из Костаная. Могли бы завести больше свиней, чтобы получать дополнительный доход от сдачи мяса, но в такой ситуации это не выгодно.

- Я бы с удовольствием завел овец, но у нас нет для них пастбищ, - сетует Виктор.

Чтобы прокормить своих коров зимой, им на покупку сена ежегодно нужно 150 000 - 200 000 тенге. А зарплата у Ольги – 44 000 тенге, пособие у Виктора – 26 000. Вот и выкручиваются.

С мужем повезло

- Я вообще не замечаю, что у меня муж незрячий, - говорит Ольга. – Он все делает. Мне на работе часто говорят, мол, с мужем повезло.

А Виктор утверждает, что это ему повезло с женой. Она для него самая большая в жизни опора.

- У нас нет разделения: это делает только она, а это – я. Если кому-то что-то трудно, мы помогаем друг другу. Я только огород не пропалываю. Если возьму тяпку, то я тут им наполю…

Сейчас Виктор загорелся идеей провести в дом питьевую воду. В поселке с водой сейчас проблема: колодцы мелеют, а он пробурил у себя во дворе скважину глубиной 28 м, на днях закупил насос с автоматическим режимом подачи воды и теперь будет все монтировать. Чтобы даже стиральную машину-автомат можно было подключить.

Во дворе стоит циркулярная пила. Виктор сам распускает доски на рейки. И электросваркой он орудует уверенно. Все делает на ощупь, но настолько точно, что забываешь об отсутствии у него зрения.

Может он и машину выгнать из гаража и поставить на место. А рядом с потрепанным «жигуленком» стоит недавно собранный автомобильный прицеп. Только дышло к нему приваривал сосед. Потому как узел этот очень ответственный. Все остальное – дело рук самого Виктора. И все это настолько ладно пригнано, что похоже на заводское производство.

Карнауховы встают в 5 утра, ложатся в 12 ночи, разве что часик вздремнут днем, а так все копошатся и копошатся. Могли бы, наверное, и в городе себе найти занятие.

- Нам в деревне нравится, - сказала Ольга. – Мы ведь от земли вышли, как без нее. Вообще, жизнь городская такая… стремительная, а у нас здесь умеренная, потихоньку живем.

- Тут вполне можно городские условия создать, - продолжает Виктор. – И времени здесь свободного тоже много. Куда его девать? Все равно чем-то заниматься надо. Если постоянно в деле – интересно жить. Особенно, если что-то задумал и получилось. Не получилось – думаешь, как сделать. Сделал – доволен, что получилось.

И мог бы он сделать еще больше. Но, например, даже на плохонькие доски, которые нужно купить для пола в сарае, денег нет.

- Что купишь на мое пособие? – риторически спрашивает инвалид. – Нам его понемногу прибавляют, но цены растут в разы – не угонишься.

Хотелось бы ему надеяться, что государство начнет по-другому относиться к инвалидам, но, похоже, веры в это становится все меньше. Зато помогает вера в Бога. Виктор и Ольга – люди религиозные и дочек своих воспитывают в таком же духе.

- Это в жизни помогает, - сказал на прощанье Виктор Карнаухов. – Если что-то не получается, помолишься, и на душе как-то легче становится.

Евгений Шибаршин

Источник: ng.kz

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ