Архив:

Лошадь как лекарство

Официальная медицина иппотерапию не очень-то жалует, оставляя ей место в ряду вспомогательных процедур. А иппотерапевты, как и лошади, не ропщут, просто делают своё дело – помогают жить взрослым и детям, страдающим страшными, порой неизлечимыми заболеваниями.

Сказание о том, как Олег Боснию покорил, а она его за это полюбила

Девятилетний Олег Деккер считает, что Босния – это, пожалуй, самое лучшее, что есть на свете. После мамы, папы, бабушки и будущего братика, которого в семье Деккер ждут со дня на день. А ведь ещё год назад ни Олег, ни Босния друг о друге ничего не знали. Их знакомство произошло благодаря Интернету. Нет, маленький Олежка не открывал географическую карту мира и не искал на ней маленькую страну, осколок бывшей Югославии. Он, к сожалению, пока этого делать не умеет.

Он родился в Туле, городе оружейников и пряничников. Но гладкой и сладкой его жизнь не была. Олег страдает одновременно несколькими тяжёлыми заболеваниями, которые не дают малышу полноценно развиваться. Однажды во всемирной паутине родители наткнулись на информацию о липецкой школе-интернате III-IV вида для слепых и слабовидящих детей и о Центре дистанционного образования для детей-инвалидов, открывшемся здесь. И поняли: вот он – единственно верный шанс проложить своему малышу правильную дорогу в будущее. Продали всё, что могли, и перебрались в Липецк. Сегодня Олег закончил уже второй класс по программе дистанционного обучения.

А год назад, став липчанином, Олег начал заниматься иппотерапией. Правда, в седло мальчик сел ещё в Туле. Но яснополянские лошади не лечили, просто катали желающих. В Липецке с Олегом начали заниматься всерьёз. И, как говорится, надолго.

– Это моя любимая лошадка Бося, – говорит Олежек (Бося – это уменьшительное имя Боснии, лошади, участвующей в программе иппотерапии).

– А меня можешь научить ездить верхом? – интересуюсь я.

– Да, хоть сейчас, – улыбается юный наездник.

– Ой, вы знаете, у нас за этот год такой прогресс! – присоединяется к разговору бабушка Олега Александра Тихоновна Деккер. – У Олежки порок сердца и нарушение координации, поэтому он раньше часто падал. А сейчас, тьфу-тьфу-тьфу, он нормально двигается, бегает и на равных играет с детьми в футбол! У нас теперь совсем другой ребёнок. Мы уже и в школе дистанционной учимся с удовольствием, и иппотерапией занимаемся, и музыкой, и речь развиваем с логопедом. И твёрдо верим, что сможем окончательно перебороть болезнь. Это нам обещала и профессор из Петербурга. Правда, предупредила, что всё зависит от нас, от того, сколько мы сможем с ним заниматься. И если всё будет сделано правильно, то к пятнадцати годам наш Олежек станет таким, как все!

Мы разговаривали, а Босния из своего вольера склонила голову почти в ручки маленького Олега и спокойно смотрела, как он её гладит.

– Внук очень любит эту лошадь. И она, по-моему, его полюбила, – тихонечко добавляет Александра Тихоновна. – Здесь, вообще все друг друга любят: инструкторы и лошади наших детей, а мы и дети – дарим им ответную любовь. Наверное, оттого и получаются такие превосходные результаты.

– Безусловно, очеловечивать лошадь не стоит. Но это животное особенно хорошо чувствует человека, – со знанием дела рассказывает зооинженер, специалист по разведению и подготовке лошадей Инга Вандышева. Именно она «разогревает» лошадь перед сеансом иппотерапии и тренирует её, то есть превращает представителя отряда непарнокопытных в будущего «терапевта». – Прежде, чем на лошадь сядет ребёнок, её нужно разогреть в течение сорока минут или часа. Наши животные понимают, что их «пациенты» – дети особенные. И демонстрируют это своё понимание. Например, лошадь со своим юным наездником всегда остановится перед низко склонившейся веткой дерева, «вставшей» у них на пути. Но абсолютно спокойно пройдёт под ней, если верхом будет ехать взрослый здоровый человек. Лошадка, если видит, что ребёнок в силу своих физиологических особенностей не может дотянуться до неё и погладить, сама наклоняется к его рукам. И такое поведение свойственно лошадям, наверное, всех пород. Наша Босния, кстати, – русская рысистая. А Птаха – вообще беспородная.

Взаимная атака на болезнь

Иппотерапию, то есть «лечение лошадью» официально как один из методов борьбы с некоторыми недугами впервые начали применять в Дании в 1953 году. Хотя о «лекарских» способностях лошадей люди знали или догадывались уже давно. Да и, следуя киплинговской версии, конь был одним из первых диких животных, приручённых древней женщиной. И если в эмоциональной связи человека и лошади можно не сомневаться, то в «лошадиной терапии» ещё много недосказанного. Но, так или иначе, такое понятие как иппотерапия существует, и оно работает! Попробуем представить её себе, как некий поток, воды которого сносят на своём пути все препятствия, мешающие его ровному продвижению вперёд (под препятствиями можно предположить болезни и недуги, не позволяющие человеку развиваться полноценно). Так вот один рукав этого потока – психогенный фактор, когда ребёнок получает массу положительных эмоций от общения с лошадью, учится ухаживать за ней и получает в ответ тепло лошадиного сердца. Второй рукав – фактор биомеханический, когда на организм ребёнка воздействуют колебания лошадиного тела при ходьбе. А когда лошадь идёт, то, по мнению специалистов, человек волей-неволей должен удерживать своё тело в трёх взаимно перпендикулярных плоскостях. И это, как считает учитель адаптивной физкультуры Центра дистанционного образования детей-инвалидов Липецкой области, инструктор-методист, кандидат биологических наук Алексей Бруйков, уже даёт положительный лечебный эффект.

А ещё нужно учитывать, что у этого символического потока есть и подводное течение, кстати, тёплое (ну почти Гольфстрим). Температура лошади на два градуса выше температуры тела человека. И при занятиях иппотерапией происходит естественное прогревание органов таза, ведь «пациенты» сидят на своих «терапевтах» без седла. Так что сеанс иппотерапии может напоминать и физиотерапевтическую процедуру, которая особенно показана деткам с ДЦП, потому что снижает мышечные спазмы.

– Сразу мы детей на лошадь, конечно, не сажаем, – говорит Алексей Александрович. – Всё начинается с подготовительного этапа. В течение месяца ребёнок в зале на фитболе (большом мяче) имитирует верховую езду. Одновременно с малышом работает психолог, ведь зачастую именно у нас дети впервые видят лошадку и, что естественно, пугаются её. И потом только на пятнадцать минут мы сажаем пациента верхом. С каждым новым занятием время общения ребёнка и лошади увеличивается до сорока минут.

В Россию иппотерапия официально пришла в 1991 году. В Липецкой области с детьми-инвалидами в лагере «Звёздный» начали работать два года назад, когда и организовался Центр дистанционного образования. В нынешнем учебном году курс «лечения лошадью» прошли восемь маленьких пациентов. Только, мне кажется, что иппотерапии тесно в рамках «лечения». Это ещё и обучение, и воспитание. Потому что в ходе занятий ребёнок узнаёт много нового как о самой лошади, так и о мире животных вообще, учится ухаживать за ней, кормит её, разговаривает с ней, они вместе преодолевают детскую боль, часть которой лошадь, и пусть в меня бросят камень, всё-таки берёт на себя.

– Иппотерапия – вещь неболезненная, но очевидно полезная, – уверен Алексей Бруйков. – У нас в Центре проводились исследования: мы разделили детей на две группы, в одной ребята занимались только лечебной адаптивной физкультурой, а во второй – ещё и иппотерапией. Так вот результаты у второй группы были лучше. К нам приходят детки с очень серьёзными болезнями. Например, ДЦП – прогрессирующее заболевание, ребёнок с этим диагнозом должен постоянно заниматься, иначе при любой остановке начнутся обратные процессы. Поэтому даже если мы не наблюдаем у таких наших подопечных быстрого улучшения состояния здоровья, а лишь стабилизацию – это уже прогресс и положительный результат. Но чаще случаются настоящие прорывы. Например, братья-близнецы Данила и Ярослав Спиридоновы полтора года назад практически не сидели. А после интенсивных занятий иппотерапией мальчишки даже верхом способны выполнять различные упражнения. Безусловно, «лечение лошадью» стало частью большой работы по восстановлению ребят. Поэтому мы говорим о коррекционном воздействии иппотерапии, но подразумевая лечебный эффект.

– Взять на себя функции «терапевта» способна любая лошадь? – интересуюсь у специалистов.

– В принципе, общение с животными, с любыми, уже даёт положительный результат, – отвечает Алексей Бруйков. – Но на роль «иппотерапевта» больше всего подходят кобылы четырёх-пяти лет…

– Потому что сами матери? – нетерпеливо перебиваю.

– Просто у них психика более уравновешена, они сами по себе спокойнее. А жеребцы в иппотерапии вообще не используются. Во время подготовки лошади «работают» только мягкие методы дрессуры и ни в коем случае не применяются насильственные средства. Лошадь же всё запоминает. А она должна быть спокойна и лояльна как к ребёнку, так и к взрослому человеку.

Ценники и ценности

В спортивно-оздоровительном лагере «Звёздный», где разместилась конюшня, за два года, что здесь проводятся сеансы иппотерапии, сложилась уже своя субкультура. Зимой – родители, детки, инструкторы и конюхи устраивают чаепития. После занятий все собираются за общим столом, пьют горячий чай, кушают разные домашние вкусности и разговаривают. В тёплое время года собирают небольшие пикнички, опять же все вместе. И снова ведут беседы, делятся своими бедами и победами. Они уже всё друг про друга знают, взрослые про детей, дети – про себя и лошадей. А ещё про людей, которые помогают им расти. И надо заметить, что сообщество это достаточно молодо. Особенно инструкторы и учителя адаптивной физкультуры Денис Стюфляев, Вячеслав Иншаков, Женя Козырева, Света Андросова. Они – из поколения, как это принято сейчас говорить, настроенного на успех. Только он у всех разный. Эти молодые люди прилагают свои знания в той сфере, которая деньгами не измеряется. Здесь включаются иные измерения, человеческие, нравственные (хотя зарплату специалистам, конечно, никто не отменял). То есть по совести отрабатывают средства, вложенные в их обучение государством, нами с вами…

Но деньгами здесь всё-таки тоже многое меряется. И хотя «лечение лошадью» для детей, занимающихся в Центре дистанционного обучения, бесплатное, иппотерапия – дело достаточно дорогое. Сама по себе лошадь – не из дешёвых приобретений. А её ещё нужно правильно подготовить, уход за животным тоже затратен. Да к тому же с одним ребёнком занимаются одновременно шесть специалистов: три инструктора, обеспечивающие его безопасность со всех сторон, тренер, специалист по подготовке животного, психолог… Только этим, пожалуй, можно объяснить, что сегодня в России иппотерапия ещё только едва-едва учится ходить, только набирает вес, только делает первый робкий вдох… Это, будем надеяться, только начало.

Евгения Ионова

Источник: lpgzt.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ