Архив:

Вынуть из кокона

Ребенок-аутист не умеет смотреть в глаза. Но этому, оказывается, его можно научить

В последние годы в Самаре увлеклись западными методиками коррекции детей с отставанием в умственном развитии. Недавно к нам из Израиля приезжала Юлия Эрц, консультант одной из таких реабилитационных терапий, имеющая международный сертификат на обучение российских специалистов.

Отвоевать ребёнка у болезни

Ничего не просит, закатывает истерики. Ему уже три года, а он так и не научился выражать свои желания, не говорит «хочу», «дай»...

Ещё десять лет назад считалось, что такой диагноз — приговор. Такого ребёнка впереди ждет растительная жизнь, он необучаем. Сегодня у наших специалистов более оптимистичный настрой. А всё потому, что такими детьми они наконец-то занялись. Инклюзия, интеграция, адаптация, социализация — эти умные слова частенько звучат с экранов телевизоров, из уст чиновников и педагогов.

И всё же, несмотря на все достижения, с каждым годом детей-аутистов становится всё больше. Юлия Эрц привела статистику: если до конца 2011 года таких детей было один на сто десять человек, то сейчас это соотношение - один на восемьдесят восемь. Специалисты называют несколько причин: ранняя диагностика заболевания (например, скрининговые программы), особенности течения беременности мамы, плохая экология.

Юлия провела в Самаре курс семинаров для родителей и специалистов по так называемой ABA-терапии. Эта развивающая методика для работы с детьми-аутистами известна на Западе давно. Появилась в 60-х годах прошлого века в Америке. В Израиле ABA-терапией занимаются последние 15 лет. В России о ней узнали лет десять назад, за это время появились её последователи. В Самаре в работе с детьми-аутистами применяются лишь некоторые её технологии.

Катя Жесткова, которая пригласила Юлию в Самару, сама об ABA-терапии узнала всего несколько лет назад. Начав изучать методику, поняла, что ей и тем мамам, кто хочет помочь своим детям, необходимо встретиться с профессионалом. Через Интернет Катя узнала, что есть только два русскоязычных специалиста, имеющих международный сертификат на право обучения этой поведенческой программе, и одна из них - Юлия Эрц.

Как у них

Я так себе представляю лечение детей ABA-терапией. Ребёнка долго учат какому-то одному действию, к примеру, спокойно сидеть на стуле. Научился - начинается обучение следующему навыку: мыть руки. Потом учат говорить слово «дай» или показывать на предмет, которому предназначено это слово. Или запоминать предмет по карточке. И так из месяца в месяц. На Западе ABA-терапистов называют поведенческими аналитиками. Первое, что сказала Юлия, когда я спросила, в чём главный принцип такой методики, с ребёнком-аутистом нужно начинать заниматься как можно раньше, только в этом случае будет результат. Другое правило - интенсивность уроков. Занятия с педагогом идут пять-шесть часов в день, до сорока часов в неделю.

Узнала и то, что в Израиле, как только ставится диагноз «аутизм», ребёнка сразу же отправляют на корректирующую терапию, которая включает в себя работу с логопедом, специалистом по моторике, обучение жизненно важным навыкам. До трёх лет эти занятия проходят на дому. Для родителей это разорительное мероприятие, но ради выздоровления ребенка они идут на траты...

- У меня был мальчик, - рассказала гостья. - В год и восемь месяцев у него были диагностированы аутистические черты в тяжёлой форме. В начале занятий он не говорил, не сидел, не понимал, что ему говорят. А ещё у него была такая особенность — он всё время открывал и закрывал двери, если видел, что с ними что-то не так - начинались крики, истерики. Вот с этим ребёнком и занималась команда специалистов по интенсивной программе — 25 часов в неделю. Через три месяца малыш научился выражать словами свои желания, выполнять задания, раскрашивать рисунки, различать предметы и спокойнее реагировать, если кто-то оставлял открытой дверь на балкон.

И у нас

В Самарской области несколько лет назад была принята целевая программа по интеграции детей с умственными отклонениями в общество. Сегодня в Самаре с детьми-аутистами занимаются на базе центров «Семья» Промышленного и Железнодорожного районов. Коррекционная группа детей-аутистов есть в детском саду №188. Ребята с таким диагнозом занимаются в группах для детей с задержкой психического развития. Кроме того, каждый учебный год набирает коррекционную группу малышей-аутистов и реабилитационный центр «Варрель». Обычно 30-35 человек. Занятия с ними проходят курсами и индивидуально. Занимаются с детьми два психолога, психиатр и дефектолог. Одновременно с коррекционной работой дети проходят физио- и рефлексотерапию, медикаментозное лечение.

На занятиях таких коррекционных групп используются и некоторые приёмы ABA-терапии. Кстати, об этой западной методике в Самаре впервые узнали, когда в начале 2000-х годов у нас побывал профессор из Москвы Сергей Морозов. Он делал обзор по всем образовательным методикам, которые применяют в реабилитационной работе с детьми-аутистами, и дал первые практические уроки.

Впрочем, наши дефектологи тоже говорят: если детки попадают к ним до двух лет, то эффект от занятий хороший. Одни после курса реабилитации уходят в логопедические, другие - в обычные детские сады. Такой ребёнок уже может делать то, что и любой другой его здоровый сверстник.

- Я давно работаю с аутистами, - поделилась опытом работы заместитель директора по медицинским вопросам, врач-психиатр социально-педагогического отделения реабилитационного центра «Варрель» Марина Логинова. - И хочу сказать, что у нас неплохие результаты. Самый показательный, когда ребёнок после занятий ушёл учиться в обычную школу. Но здесь успех во многом зависит от того, как настроены родители. Они должны работать вместе со специалистами. Им даётся раздаточный материал и они продолжают заниматься с ребёнком дома.

Что касается семинаров Юлии Эрц, то Марина Логинова считает, они были полезными и познавательными для самарских специалистов: «Мы получили более глубокий анализ, посмотрели, как работает методика. Технологию, которую нам показали, можно сразу применять в педагогической практике. И не только с аутистами, со всеми детьми, у которых есть нарушения в умственном развитии».

Единственное, о чём жалеют наши специалисты, то, что гостья показала только основы методики, а им бы хотелось пройти полный курс обучающих семинаров.

Я бы поспорила насчёт чудодейственных свойств ABA-терапии. Давайте сравним: на Западе с ребёнком-аутистом занимаются 25-40 часов в неделю, у нас же занятия - не больше 3-4 часов. Эффект же достигается, - если повторять с ребёнком изо дня в день одно движение, слово и пока не научится тому, что требует от него педагог, новое задание не даётся. Далее. У них с ребёнком занимается большая команда. У нас самих специалистов не хватает, платят им немного, поэтому работают с такими детьми действительно настоящие энтузиасты. А ещё напомним, что аутизм у детей в России, как правило, диагностируется после трёх лет. Каких результатов ждать в этом случае? И пока мы этих проблем не решим, никакие, даже самые лучшие в мире, методики нам не помогут.

Справка


Прикладной анализ поведения (Applied Behavioral Analysis - ABA) является системой лечения аутизма, которая утверждает, что поведение может преподаваться через систему поощрений и последствий. Идея метода заключается в том, что социальные поведенческие навыки могут быть привиты даже детям с тяжелой формой аутизма. Причем в результате длительного и квалифицированного применения методики АВА часть детей вполне может не только смягчить симптомы расстройств аутистического спектра, но и вовсе избавиться от болезни.

Ева Скатина

Источник: sgpress.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ