Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Инвалиды на экспорт

"Подайте, люди добрые, Христа ради, подайте, не проходите мимо!" - перекрестившись, умолял пассажиров московского метрополитена потерявший ноги бывший воин-"афганец" Александр Нестерук. Перебираясь на маленькой тележке из вагона в вагон, подставлял окоченевшие ладони без пальцев монетам и рублям, которые подавали сердобольные пассажиры.

Впрочем, не все москвичи жертвовали деньги. Некоторые, окинув инвалида сочувственным взглядом, говорили: не пожалели бы ничего, если бы старался для себя, а не для бросивших его в шумную подземку.

"Незнакомцы угостили меня сигаретой, от которой в голове зашумело, все мысли спутались"

- Как-то заглянули ко мне домой два похожих на цыган незнакомца, - вспоминает 45-летний житель села Мытинци Хмельникского района Винницкой области, инвалид первой группы Александр Нестерук. - Один представился Кириллом, а другой - Петром. Показались такими вежливыми, добрыми. Я удивился: они знали не только мое имя и фамилию, но и то, что обе мои ноги "съела" гангрена, что мы с женой воспитываем двоих сыновей и живем на мою небольшую пенсию. "Тебе ведь деньги нужны, вот мы хорошую работу и предлагаем! - уговаривал Петр. - У нас своя автостоянка. Будешь сидеть в теплом кабинетике и кнопочки нажимать, открывая въезд и выезд машинам. Тысячи гривен за такую работу хватит? И тебе хорошо, и нам - благодаря тебе, инвалиду, налогов будем платить меньше. Подарим тебе и мобильный телефон - чтобы с семьей мог связаться в любую минуту".

Я обрадовался, ведь давно мечтал о работе. Но решил посоветоваться с Лесей, женой. Она перед приходом Кирилла и Петра побежала в магазин за хлебом, вот и отослал за ней старшего сынишку, семилетнего Димку. Гости еще и 20 гривен мальчишке сунули - на конфеты. А меня тем временем сигареткой "Мальборо" угостили, да пообещали: всегда такие хорошие сигареты курить буду...

Похоже, именно от этой сигареты у меня в голове и зашумело, все мысли спутались. А тут и жена вернулась. Как услышала, что незнакомцы предлагают мне работу, стала меня отговаривать ехать с ними. Но я этих доводов как будто не слышал...

Жена отнесла Александра на заднее сиденье "опеля", на котором приехали незнакомцы. По дороге отважившийся на рискованное путешествие инвалид обратил внимание, что Кирилл, управлявший легковушкой, звал Петра то Николаем, то Панкратием. Когда же Александр спросил, как же его на самом деле зовут, тот недовольно зашикал: какая разница? А еще удивило, что по дороге они заезжали в больницы и, возвращаясь к машине, оживленно болтали по-своему, по-цыгански. "Видно, еще кого-то из инвалидов на работу хотят пригласить, но что-то у них не получается", - подумал Александр. Насторожился, только когда понял, что едут они не в Киев.

- Я поинтересовался, почему мы свернули с киевской трассы, и Петр, он же Николай-Панкратий раздраженно сказал, что в Киев вовсе не собирались, а все скоро сядем на поезд и отправимся в Москву! - продолжает Александр. - И моя работа будет заключаться в том, чтобы креститься и жалобно петь "Помогите, люди добрые!". Дескать, бизнес у них такой. Я начал возмущаться, спросил, почему же они дома скрыли, что отвезут меня попрошайничать, ведь тогда ни за что не согласился бы ехать с ними.

"Что скажем, то и будешь делать!" - зашипели "работодатели". Пошарив у меня по карманам, забрали паспорт, афганское удостоверение, инвалидское, даже листик бумаги, на котором я написал номер мобильного телефона Леси - никак не мог его запомнить. Мобильного-то у меня не было, взял номер на всякий случай - если уж очень понадобится, попросить кого-то позвонить жене...

...Прибыли в Москву. Как оказалось, цыгане снимали здесь квартиру. Супруга Кирилла Марина стала инструктировать Александра, как правильно просить подаяние: слова надо выговаривать четко, выразительно и жалостливо.

Больше всего Александр боялся на своей тележке упасть в подземке под колеса вагона

"Хозяева" коротко остригли Александра, одели в военную камуфляжную форму. Передвигался он на дощечке с колесиками, отталкиваясь от земли щетками. "Работодатели" "закрепили" за инвалидом две станции метро, строго наказав не соваться на "чужую территорию".

С раннего утра голодный Александр отправлялся работать на своих "хозяев". К метро добирался на маршрутке. Поскольку войти в салон самостоятельно не мог, просил пассажиров занести его, затем - вынести. На эскалаторе снова приходилось просить людей, чтобы подстраховали - боялся покатиться вниз. В вагон метро въезжал последним. Сколько раз било дверью по плечам! Когда же поезд, бывало, тормозил, инвалид, не удержавшись, летел в противоположный конец вагона, катясь по чьим-то ногам. Но больше всего боялся попасть под колеса электрички.

В метро Александра сопровождала взявшаяся "опекать" его Марина, жена Кирилла. Правда, даже виду не подавала, что они знакомы. Она же и предупредила инвалида: если милиция будет спрашивать, на кого работает, должен отвечать, что собирает деньги себе на лечение.

- Я лишь два круга на метро мотнусь, а цыганка уже тут как тут, - вспоминает Александр. - Делает вид, что бросает подаяние, а сама отбирает пакетик с деньгами. И так каждые полчаса, поскольку опасалась, что меня могут остановить милиционеры, и она тогда останется без "выручки". Условий по сбору какой-то определенной суммы не ставили, хотя "хозяин" уже начинал попрекать, что даром кормит меня. А еда-то! Пирожок и пара картофелин в день.

Александру объяснили: работаешь на Кирилла. А на Панкратия (это оказалось его настоящее имя) в московской подземке работали три инвалида. "Работодатель" нахваливался: бежать им некуда - ни кола ни двора, вот и трудятся на него уже два года. И Александра предостерегал: гляди, не убеги! Но бывший "афганец" спустя несколько дней таки сбежал.

Одернув за рукав проходившую мимо женщину, Александр спросил, как доехать до Киевского вокзала. Женщина объяснила, а услышав, что он задумал вырваться из плена, протянула 200-рублевую купюру и пожелала удачи. На вокзале беглец разыскал дежуривших милиционеров и поведал о случившемся с ним несчастье. Правоохранители потребовали паспорт, но он протянул лишь ксерокопию, которой цыгане снабдили, чтобы показывать по требованию сотрудников милиции.

Целые сутки Александру пришлось ждать поезда, который шел через его родной Хмельник. Когда же пожаловался правоохранителям, что денег на билет нет, те разрешили попросить у граждан, предупредив: за порог зала ожидания не высовывайся. Александру удалось быстро собрать необходимую сумму. Работавших на вокзале носильщиков милиционеры попросили присматривать, чтобы никто не беспокоил инвалида. Сердобольные женщины из вокзального буфета принесли поесть.

Радуясь свободе, беглец уже представлял, как, вернувшись домой, обнимет жену и детей. Но неожиданно увидел рядом с собой знакомых цыган. "Пошли домой, ведь все у тебя хорошо получается! - настойчиво уговаривала Марина. - А вернешься в село, ни жены, ни детей дома не застанешь. Я звонила Леське, рассказала, что тебя сильно избили бомжи, и если хочет увидеть тебя живым, пускай срочно едет в Москву. И она уже едет!"

Александр разволновался. Не поддавшись на уговоры вернуться, сел в поезд и попросил проводницу связаться с бригадиром шедшего навстречу состава, чтобы узнать, действительно ли его жена и дети едут в Москву. Их следовало предупредить: он возвращается домой! Каким же было удивление Александра, когда на железнодорожной станции Бахмач в его вагоне сначала показался младшенький сынишка, четырехлетний Назарчик, затем Димка, а вскоре и жена. Оказалось, что их поезд на эту станцию прибывал одновременно со встречным.

- Помню, как только мне сообщили, что муж едет во встречном поезде, очень обеспокоилась - живого везут или мертвого? - рассказывает Леся Нестерук. - Слава Богу, Саша оказался жив! Сколько нам пришлось пережить! Чтобы купить билеты в Москву, пришлось распродать хозяйство - кур, гусей. А детей прихватила с собой - не с кем было оставить. К тому же я ведь не знала, сколько времени придется пробыть в Москве.

А цыганам, которые грозились по телефону встретить меня на вокзале, я, не растерявшись, пообещала, что приеду вместе с милиционерами. После этого звонки прекратились. Теперь вот, уходя из дому в магазин или в школу за старшим сыном, я входную дверь закрываю на ключ, чтобы больше никто чужой Сашу не побеспокоил...

Заработанные "рабами"-попрошайками деньги цыгане переводили своим семьям в Молдову

- С помощью российских коллег на украинско-российской границе мы задержали одного из цыган, который вывез Александра в Москву просить подаяние, - рассказал начальник отдела по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми, УМВД Украины в Винницкой области полковник милиции Николай Байзан. - Им оказался 42-летний гражданин Молдовы Панкратий Стойко. Было установлено, что вот уже несколько лет вместе со своими сообщниками он вывозит инвалидов из Молдовы, России, Украины и Белоруссии попрошайничать в московском метрополитене и в других общественных местах.

Заработанные деньги цыгане переводили своим семьям в Молдову. Сообщник Панкратия по-прежнему в розыске. Нам известны его личные данные, знаем также, что он может проживать по поддельным документам. Всех, кто располагает информацией о преступлениях, связанных с торговлей людьми, если потерпевшими стали они сами или их знакомые, просим сообщать на наш телефон доверия (8-0432) 59-33-37.

В Хмельникском районном суде, в котором рассматривалось это уголовное дело, Панкратий сознался, что вместе со своим приятелем принуждал Александра Нестерука попрошайничать в московском метрополитене с целью личного обогащения. Он раскаялся в содеянном и попросил у инвалида прощения. Возместил иск, заявленный потерпевшим, о моральном ущербе в размере пять тысяч гривен.

Суд учел, что подсудимый впервые привлекался к уголовной ответственности, помогал следствию, а также то, что потерпевший просил не лишать Панкратия свободы, и признал Стойко виновным по статье 149, часть 2 Уголовного кодекса Украины (торговля людьми либо иная незаконная сделка по передаче человека). Стойко приговорили к пяти годам лишения свободы. Но, применив статью 75 УК Украины, предусматривающую освобождение от отбывания наказания с испытанием, суд освободил его от отбывания наказания сроком на 1 год и 6 месяцев, обязав не выезжать за пределы Украины без разрешения уголовно-исполнительной службы.

- Апелляционный суд Винницкой области оставил приговор Хмельникского горрайсуда без изменений, - добавляет принявший участие в рассмотрении этого уголовного дела в апелляционном порядке прокурор отдела поддержания государственного обвинения в судах прокуратуры Винницкой области Руслан Каленяк. - Мы обратились в Верховный суд с кассационной жалобой о том, чтобы отменить приговор из-за неправильного применения закона и несоответствия назначенного наказания тяжести преступления и личности Панкратия Стойко. Ведь из-за этого осужденный не отбывает реальное наказание в местах лишения свободы. После рассмотрения кассационной жалобы Верховный суд решит, направлять ли это уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

...С горечью вспоминая происшедшее, Александр сетует: даже в Афганистане в такие переплеты не попадал! И жена удивляется, что поддалась уговорам показавшихся ей подозрительными визитеров и отпустила с ними мужа. Вот уже десять лет Леся и Саша вместе. Когда они встретились, Саша еще был здоров. Теперь же, ухаживая за мужем-инвалидом, мужественная Леся ни на что не жалуется, считая, что вместе с любимым они преодолеют любые испытания.

После "прогулки" по морозной и заснеженной Москве Александр потерял даже остававшиеся четыре пальца на левой руке - отморозил их. Поэтому благодарен друзьям-"афганцам", которые время от времени навещают семью, чтобы выполнить мужскую работу - дров нарубить, воды принести...

Тамара Малиновская

Источник: facts.kiev.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ