Архив:

Недееспособный прецедент

Конституционный суд (КС) должен ответить на вопрос, должно ли ограничение дееспособности душевнобольных быть пропорциональным степени их душевного расстройства. К судьям обратилась пациентка петербургского психоневрологического интерната, которой опекуны не позволяют распоряжаться собственной пенсией для повседневных нужд.

В понедельник Конституционный суд (КС) РФ приступил к рассмотрению дела о механизме признания человека недееспособным в связи с психическими заболеваниями. Инвалид детства Ирина Делова просит разобраться, справедливо ли ограничивать дееспособность, не учитывая при этом тяжесть конкретного заболевания. Заявительница страдает тяжелой формой детского церебрального паралича, она не может передвигаться без инвалидной коляски, а также нормально общаться с окружающими. При этом, как указывается в жалобе, «она достаточно легко общается с теми лицами, кто привык к ее способу коммуникации… включая ее соседок по палате, мать, а также персонал интерната».

Уже тридцать лет Ирина Делова живет в психоневрологическом интернате. В 2008 году администрация интерната обратилась в районный суд с заявлением о признании Деловой недееспособной. После нескольких экспертиз у нее была диагностирована легкая умственная отсталость. Врачи признали, что Делова имеет адекватное представление об окружающей реальности и вполне способна распоряжаться деньгами для совершения мелких бытовых сделок. В то же время сфера более сложных операций, например сделок с недвижимостью, была признана «трудной для понимания» пациентки интерната.

На основании экспертного заключения Петродворцовый районный суд признал Делову недееспособной. Ее опекуном стала администрация интерната.

Суд отметил, что действующее законодательство не предусматривает частичного ограничения дееспособности. А потому Ирина Делова в одночасье потеряла право на любые самостоятельные действия.

Даже мелкие бытовые сделки (например, покупка печенья в торговой палатке) отныне могли осуществляться исключительно через администрацию интерната. До этого судебного решения Ирина Делова распоряжалась своей пенсией сама. Как правило, она просила что-либо купить свою мать, которая регулярно навещает ее в интернате. Ей же она выдавала деньги. Теперь деньги находятся у администрации. Как пояснила директор интерната Наталья Зелинская, Ирина Делова может либо сделать заказ на какие-то покупки, либо сама отправиться в торговую точку вместе с соцработником и там «показать, что ей надо».

«Заявительница не возражает, чтобы серьезные вопросы решал за нее опекун, — заявил на заседании КС адвокат Дмитрий Бартенев, представляющий интересы Деловой. — Но то, что связано с повседневными покупками, например с приобретением подарков или с поездками за пределы интерната, — это она должна решать сама. И это вполне ей доступно в силу ее психического здоровья».

Его оппонент, адвокат Ольга Лаврентьева, представлявшая интернат, подчеркнула, что данное дело может породить юридический прецедент.

Если КС признает не соответствующими Конституции положения Гражданского кодекса, на основании которых Делова была признана недееспособной, это может спровоцировать ситуацию, когда душевнобольные люди получат права на совершение сделок, которые сейчас попадают под «юридическое вето». Речь в первую очередь о недвижимости, собственником которой может оказаться умственно неполноценный человек. По мысли адвоката Лаврентьевой, ограничение дееспособности прежде всего направлено на защиту, а не ущемление интересов граждан, страдающих психоневрологическими расстройствами.

Эту позицию поддержал полномочный представитель президента РФ в КС Михаил Кротов.

«Не думаю, что общество к этому готово, — отметил он. — Если мы хотим дополнить перечень лиц, которые могут совершить юридические действия, то должны думать о возможных последствиях».

Разгоревшаяся дискуссия (а заседание КС длилось больше четырех часов) заставила вспомнить об еще одном деле, которое КС рассматривал в феврале 2009 года. Тогда суд принял целый ряд решений, напрямую касающихся прав душевнобольных. В частности, не соответствующими Конституции были признаны положения ГПК РФ и закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», которые разрешали суду принимать решение о признании гражданина недееспособным лишь на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы и без предоставления такому гражданину возможности изложить суду свою позицию или обжаловать решение. Тогда же КС запретил принудительно госпитализировать недееспособного гражданина в психиатрический стационар без судебного решения.

В решении 2009 года обращалось внимание на то, что, признавая человека недееспособным, судья обязан учитывать последствия своего решения и в случае любых сомнений назначить повторную психоневрологическую экспертизу. Адвокат Бартенев заметил, что сейчас это решение является, по сути, фикцией. Ведь судья имеет всего два возможных решения: признать человека недееспособным или не признать. По его мнению, введение категории частичной недееспособности в зависимости от степени душевного расстройства должно нормализовать ситуацию.

Что по этому поводу думают судьи КС, станет известно примерно через месяц. Решение по делу выносится на закрытом совещании.

Виктор Банев

Источник: gazeta.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ