Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Жизнь в замкнутом пространстве или Инклюзивное образование

Проблема совместного обучения детей, нормальных и особенных, назрела давно. Право быть равным для российских ребят вроде бы декларируется на всех уровнях. Но до сих пор инклюзивное образование у нас ютится на задворках школьной системы. Тем временем в Европе уже 50 лет никто не удивляется, когда здоровые дети учатся и играют вместе с ребятами, имеющими проблемы со здоровьем. А нам-то что делать? Менять существующее положение или еще полвека терпеть, будто бы детей-инвалидов нет? Впрочем, в Челябинской области за последние 20 лет накоплен свой оригинальный опыт социализации детей с ограниченными возможностями. Но и у него до сих пор не открыта дверь для широкого внедрения. Почему?

Прорываться к инклюзивному образованию в нашем регионе власти решили по-настоящему. На днях в областном центре диагностики состоялся круглый стол, на котором специалисты коррекционного обучения, чиновники от образования и других ведомств, руководители специальных учреждений, ученые собрались, чтобы обсудить существенные стороны внедрения инклюзивного образования. А для этого нужно многое учесть. Во-первых, в каком состоянии это обучение у нас в регионе находится. Во-вторых, с какими рисками могут столкнуться особенные дети в обычной школе. В-третьих, какие перспективы имеются у интегрированного обучения. Понятно, что каждый крупный вопрос рассыпается на десятки частных, но конкретных, связанных с жизненной практикой. И от этого не менее трудных для решения.

Чугунная инерция

А люди уже требуют, они хотят, чтобы их дети находились среди обычных, а не в «резервациях» специальных учреждений или дома. Выбора у них нет. Или социализация, что значит жизненный успех, или остановка в развитии. И тогда крушение родительских надежд. Одна мама все-таки добилась, чтобы ее ребенка, страдающего аутизмом, взяли в обычный детский садик. Ее логика — «Пусть кто-то его толкнет, ущипнет, растормошит, зато он научится быть в коллективе». Но это редко. Чаще всего в садик детей с отклонениями не берут. Не знают, как с ними работать. А еще пугает отчетность.

По существующим федеральным стандартам дошкольная подготовка имеет строгие параметры. И вдруг кто-то выпадет из общего ряда? Зарплату снимут? В общем, получается, что родители и специалисты оказываются по разные стороны баррикад. В школах тот же страх и сомнение. Дескать, общество здоровых детей не готово встречать слепых, глухих, передвигающихся на колясках, говорящих с трудом. Пугают детской жестокостью. С другой стороны раздаются голоса, что списывать со счетов особенных детей глупо, безнравственно и даже экономически невыгодно для общества.

А между тем особенных детей с каждым годом становится больше. И, когда кому-то из них выпадает возможность встретить настоящих педагогов, все получается. Растет самооценка, уверенность в себе, вырабатывается походка, выпрямляется осанка. Глухие начинают петь, слепые танцуют и играют в театре. Проекты реабилитации существуют. Но, как всегда, частности ставят подножку, порой буквально. Только представьте, что по суматошным коридорам обычной школы передвигается маленький человек с помощью костылей. Говорят, нужен сопровождающий наставник — тьютор, который и защитит ребенка, если надо, и индивидуальный подход поможет обеспечить.

Как пишет известный ученый Татьяна Ковалева, если говорить о целесообразности введения тьюторства, то вводить его стоит только тогда, когда в школе реально создается богатая среда, в которой по-настоящему могут существовать выбор и самоопределение. В случае отсутствия таковых тьютор является излишним. В школе все регламентировано, есть расписание. При этом школа может очень хорошо обеспечивать процесс обучения, но само по себе это находится вне тьюторства, и введение новой позиции не нужно.

Госдума знает про детей

«Социальная инклюзия постепенно становится магистральным направлением общественного развития во многих странах мира. Именно образование является фактором инклюзии и открывает перспективы для развития общества». Откуда это? Из свежего доклада комитета по образованию Госдумы! В том же документе, который цитировали на круглом столе, прямо говорилось о неравенстве прав в обеспечении условий, необходимых для социализации. Что же тормозит процесс инклюзии?

Нам объясняют, что это во многом инерция педагогов и родителей, непонимание в обществе важности инклюзивного обучения. Но внимание! Опять беда — отсутствие необходимой правовой базы, что, к сожалению, правда. Допустим, в обычную школу пришли особенные дети. И учиться они будут по-особенному, и успехи у них, само собой, должны быть своими, индивидуальными. А аттестат какой давать по окончании? Сколько денег и из каких фондов должны идти за учеником? Кто возьмется пробивать барьеры различных ведомств?

И еще. Реализовать право детей на инклюзивное образование не значит бездумно и скоропалительно ликвидировать специальные коррекционные учреждения. Сначала необходимо создать специальные условия в школах. Депутаты Госдумы признают: «Инклюзивный подход не является нормой для нашей страны. Нет нормальной правовой базы в защиту прав детей. Плохое финансовое обеспечение тех, кто занимается обслуживанием и поддержкой инвалидов. А ведь их важно интегрировать в общество».

И вот какие даются рекомендации: «Разработать правовую и учебно-методическую базу для внедрения в систему ранней психологической помощи детям. При определении нормативного расчета в учреждениях необходимо создать условия для всех категорий лиц с ограниченными возможностями. Ввести изменения образовательных стандартов для подготовки педагогов, работающих с такими детьми. Пилотные проекты развивать на основе грантов».

Кто возьмется за дело?

Директор 73-й школы Леонид Шевчук уже лет 20 занимается инклюзивным обучением. Накоплен гигантский бесценный опыт. Взять хотя бы его знаменитые 19 педагогических условий, на которых принимаются особенные дети в школу. Только бери и распространяй повсеместно.

— Меня ранит в сердце, — говорит Леонид Ефимович, — когда я слышу «инерция мышления педагогов и родителей». А где же руководители и организаторы образования?

Вопрос верный. Хотя сегодня все в один голос говорят: нужны кадры. Ну не поставишь классического филолога преподавать азбуку Брайля. Значит, без коррекционных учреждений не обойтись. Они должны стать ресурсом, подспорьем для процесса интегрирования детей в общеобразовательное пространство. Главное, что на круглом столе обозначилось желание преодолеть межведомственную разобщенность. А уж выработать необходимый административный регламент не бином Ньютона.

Ведущий специалист отдела Светлана Потапчук подвела итоги:

— Сегодняшний круглый стол нам позволил обозначить проблемы, существующие в системе образования, наметить пути для реализации интегрированной формы обучения. Риски, возможные при обучении особого ребенка в обычной школе, должны быть четко обозначены. Необходима ранняя коррекция недостатков развития, если они обнаружены у ребенка. Нужны специализированные условия в дошкольном образовательном учреждении, чтобы ребенок мог обучаться в школе. А если все-таки необходимо обучение в коррекционном учреждении, то и здесь обязательно создавать условия, при которых дети вырастали бы самостоятельными.

На повестке дня — подготовить педагогический коллектив, способный работать в рамках коррекционного образования, понимающий проблемы ребенка.

Сергей Таран

Источник: vecherka.su

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ