Архив:

Сто рублей для счастья

В мировом рейтинге благотворительности Россия занимает пока 138-е место из 156 стран. Но несмотря на столь низкую позицию, эксперты утверждают - ситуация меняется к лучшему. По крайней мере, сегодня у россиян появилось четкое представление о том, каким должен быть и каким не может быть настоящий благотворитель. Например, по данным социологов, большинство (56 процентов) наших соотечественников уверены - благотворительность не терпит шума и саморекламы, кроме этого, добрые дела должны делаться анонимно. О тех, на ком сегодня в России держатся добрые дела, рассказывает Татьяна Романова, руководитель проекта "Белый цветок" православной службы помощи "Милосердие".

В глубине души каждый из нас мечтает стать благотворителем, но в реальности благие дела находятся в режиме ожидания: кто-то никак не найдет времени перечислить сто рублей больному ребенку, кто-то живет мечтой отвезти в дом малютки памперсы, кто-то и вовсе мысли о помощи ближнему откладывает на "лучшие времена". Почему мы так тяжелы на подъем?

Татьяна Романова: Все дело в том, что довольно долгое время благотворительность отсутствовала в нашей жизни. После революции это слово вообще было вычеркнуто из употребления. В Советской энциклопедии 1928 года было написано, что благотворительность - это явление ушедшего классового строя. И когда в самом начале стали вновь появляться общества помощи бедным (сиротам, инвалидам, старикам) в основном все держалось на частной инициативе. В новую Россию благотворительность вошла как-то кособоко, с большой помпой, презентациями, упоминаниями имен благотворителей. Но ведь это всегда делалось по-другому. Правая рука никогда не знала, что делает левая. В купеческих домах бедных кормили обедами, это была норма жизни, никто этим не хвастался. Если ты богат, ты обязательно должен кого-то накормить, спасти, приютить. Идеал христианских ценностей в этом смысле, конечно, был очень твердый. А у нас эта норма жизни вдруг стала частью моды, лишней возможностью показать себя.

Вы возродили дореволюционную благотворительную акцию "Белый цветок". Кто сегодня выступает в роли отзывчивого купца? Олигархи? Менеджеры?

Татьяна Романова: Среди наших благотворителей есть не только олигархи, но даже бабушки и дедушки, которые живут на одну пенсию. Помогают старичкам, инвалидам, кормят обедом, покупают еду, куда-то возят, да еще и умудряются перечислять денежки из своей небольшой зарплаты. Много женщин, особенно молодых мамочек. Ведь рождение ребенка пробуждает большую ответственность за то, что происходит в мире, им становится не все равно, где и как будет жить их ребенок. Студенты и менеджеры тоже присутствуют. Крупный попечитель - это очень хорошо, вместе с ним можно начать большое дело. Но жизнь переменчива, сегодня он с нами, а завтра поехал жить в другой город или деревню. У нас был реальный пример с благотворителем, он уехал возрождать русскую глубинку, очень извинялся, что пока помочь больше не сможет, потому что строит храм. Часть крупных попечителей от нас ушла в кризис, тогда мы обратились за помощью к обычным людям, и очень многие откликнулись. Так что, сегодня наш "купец" - не богатый, но регулярный жертвователь.

Сколько удается собрать денег?

Татьяна Романова: Масштабных акций православная служба "Милосердие" пока провела не так много. В этом году, например, нам удалось собрать около двух миллионов рублей. В прошлом примерно столько же. Честно говоря, мы не ожидали, что столько человек откликнется. С точки зрения деньгосбора - это очень большая сумма, потому что пожертвования были не очень большие, от ста до пятисот рублей. Были, конечно, и те, кто давал по пять-десять тысяч. Сотрудники различных предприятий присылали по 25-35 тысяч рублей.

С какими проблемами приходится сталкиваться?

Татьяна Романова: Самой главной проблемой оказалась установка людей, что благотворительность - это удел богатых, олигархов. Поэтому мы стараемся показать нашими акциями, что благотворителем может стать каждый, что важна любая копейка, которая может быть намного ценней крупных пожертвований. Ведь даже самые небольшие, но регулярные пожертвования способны изменить мир.

Еще пять лет назад отношение у россиян к благотворительности было совсем другое. Определенную роль в этом сыграли крупные и не совсем честные фонды, которые не смогли завоевать доверие россиян. Как вам кажется, сегодня ситуация изменилась?


Татьяна Романова: Да, мир меняется. Мы стали доверчивее и добрее. Люди стали больше интересоваться возможностями делать добрые дела. В царской России школяров приучали сделать что-то своими руками и подарить бедному. Эти традиции стали сегодня возвращаться. В обычных московских школах учителя в обязательной программе приучают детей к труду во благо других. Появилось очень много организаций, которые проводят благотворительные акции. Дело осталось за малым, за популяризацией. Ведь помочь нуждающимся можно самыми разными способами. Нам повезло, наша служба имеет свой сайт "Всероссийский портал добрых дел", где каждый может найти себе дело по душе - съездить проведать старичков, помочь инвалиду, устроить праздник детдомовским детишкам. Поверьте, такие на первый взгляд "малые" дела действительно способны сделать мир счастливым.

Досье

Православная служба помощи "Милосердие" - крупнейшее объединение церковных социальных проектов помощи нуждающимся людям. Духовник Службы - Епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон, руководитель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению. Сейчас в составе службы 18 социальных проектов, деятельность которых осуществляется на пожертвования.

Татьяна Владыкина

Источник: www.rg.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ