Архив:

Модернизация без улыбок

Как изменить рабскую психологию бюджетных работников-терминаторов, для большинства которых вышестоящее начальство — альфа и омега, а сами граждане — пыль под ногами? В нашей районной поликлинике идет ремонт. Лестничные площадки заставлены мешками с цементом, проводка свисает чуть ли не на головы пациентам, стулья измазаны строительной пылью.

В вестибюле блестит новый терминал для записи к врачам. На экране стикер с надписью: «Код страховочного полиса вводите вручную». В общем, модернизация с инновациями налицо.

Это без иронии: ремонта в здании не было давным-давно, а за номерками «к специалистам» живую очередь еще недавно приходилось занимать затемно. Большая часть пациентов, конечно, пенсионеры. Точнее — пенсионерки. Мужчины, как поясняют нам социологи, умирают в России раньше, чем успевают насладиться плодами бесконечно реформируемого здравоохранения.

Терминал для записи к врачам эти женщины берут так же отчаянно, как когда-то брали сахар и масло по продуктовым талонам. Вот старуха под 80 настойчиво прикладывает пластиковую карточку к экрану.

— Давайте помогу, — не выдерживаю я ее мучений. — Вам к какому врачу?

— Что ты говоришь? Я слышу плохо. Мне сказали: где мигает, туда карточку и суй. Я сую, а она, зараза, не отвечает. Ну ничего, я эту железку измором возьму.

В кабинет старшей медсестры робко заглядывает худенькая седая женщина. В ответ — крик, от которого в коридорах взлетает строительная пыль.

— Неужели младшая сестра оказалась? А кричит как старшая, — пытаюсь я шуткой успокоить женщину, которая чуть не плачет от обиды.

— Они все тут такие важные, что я их просто боюсь. А мне всего лишь надо подписать направление на ЭКГ, — улыбается она в ответ.

Через полчаса приходит старшая медсестра. Женщина вновь стучится в кабинет.

— Извините, я могу задать вопрос? — подобострастна она до унижения. — Всего на одну минуту вопрос. Минут через 20 зайти? Хорошо, я подожду.

Меня от этой мизансцены уже колотит: какого черта? Какого черта они так оскорбляют стариков, которые виноваты лишь в том, что их пенсия не позволяет им лечиться в платных клиниках, а наша система ОМС уродлива, как словарный запас хамки медсестры?

И почему стулья во время ремонта никто не додумался прикрыть целлофаном, так что старики, ожидая своей очереди, часами подпирают стенку? И почему рядом с терминалом для электронной записи к врачу, а с этим терминалом не все молодые быстро найдут общий язык, не дежурит консультант? И почему туалет для инвалидов на первом этаже оборудован, но ни пандусов, ни подъемников в четырехэтажном здании нет?

В минувшую пятницу заммэра Москвы Леонид Печатников сообщил, что на внедрение информационных технологий во всех медучреждениях столицы выделено 5,6 млрд руб. Я рада, что в бюджетные клиники Москвы наконец пошли деньги. Что в обычных районных лечебницах начинают делать ремонты, закупать новое оборудование, вводить электронные очереди.

Но как быть с человеческим материалом? Как изменить рабскую психологию бюджетных работников-терминаторов, для большинства которых вышестоящее начальство — альфа и омега, а сами граждане — пыль под ногами?

Может, и здесь призвать на помощь модернизацию? Например, закачать в терминалы программку оценки деятельности каждого медработника пациентом. И по итогам месяца безжалостно увольнять тех, кто не пройдет народный рейтинг «на человечность». Может, тогда старшая медсестра не станет держать под дверью женщину, годящуюся ей в матери, орущую благим матом младшую медсестру уволят за непрофессионализм, а главврач этого заведения, пока не найдет толкового консультанта, будет лично стоять у терминала, помогая пациентам осваивать новые технологии. И — широко улыбаться каждому входящему.

Виктория Волошина

Источник: mn.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ