Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Хозяйка медальной горы

25-летняя лыжница и биатлонистка Анна Миленина из Краснотурьинска — стратегически важная для нашей страны личность. Через два года ей предстоит защищать честь России на Паралимпиаде в Сочи. С двух предыдущих Игр она уже привезла целый вагон золотых и серебряных наград. Того же самого от неё ждут и в 2014-м. А в перерывах между ответственными стартами она растит сына, строит дом и лоббирует на самом высоком уровне интересы своего города.

Самая успешная спортсменка-паралимпиец Урала Анна Миленина (Бурмистрова) — о своих взлётах и падениях.

Наперекор медицине

- Аня, все ваши достижения, наверное, были предопределены ещё на генном уровне?

— Да, мои родители познакомились на лыжне. Мама бегала за Серов, папа — за Краснотурьинск. Соревновались тогда на уровне областных стартов. Потом мама перебралась к папе в Краснотурьинск. У них появились трое замечательных детей. Я — самая младшая. С сестрой Оксаной разница в пять лет, с братом Павлом — три года. До выхода на пенсию родители работали на Богословском алюминиевом заводе (БАЗ). Мама была аппаратчиком, а папа — литейщик. Он, кстати, несмотря на возраст, до сих пор работает. Мама же с декабря на пенсии — помогает водиться с внуком Матвеем.

- Доводилось слышать, что участница Олимпийских игр-2010 и одна из сильнейших лыжниц-спринтеров России Елена Турышева ваша родственница?

— Да, у папы было четыре брата. У самого младшего из них — дяди Лёни — и появилась на свет дочка Лена.

- Выбора, чем заниматься у вас, как я понимаю, не было?

— Да, у Лены мама, ставшая для меня тётей, тренер по лыжным гонкам. У Лены, наверное, действительно выбора не было, потому что мама постоянно таскала ее с собой по тренировкам и соревнованиям. Я же, глядя на Лену, сама захотела попробовать себя в лыжных гонках.

- Как делали первые шаги в спорте?

— Я начала заниматься спортом с шести лет. Сначала было плавание. В связи с родовой травмой — левосторонним плекситом (защемлением нерва), из-за которого моя рука не могла полноценно работать, врачи всячески отговаривали мою маму от того, чтобы я занималась спортом. Они твердили: «Вы что, мамань! Вашему ребенку нельзя заниматься никаким спортом. Только угробите дочь». Но мама все равно для общего развития отправила меня в бассейн. Позанималась там плаванием несколько лет, а потом со слезами на глазах смогла уговорить её отпустить меня в лыжи. Так и начала заниматься в нашей детской спортшколе.

- Врачи не удивлялись, когда узнавали о ваших успехах?

— Как без этого?! Конечно, удивлялись. А потом начали рекомендовать занятия спортом другим инвалидам. Помню, в 10 лет мы с мамой приехали в Курган на операцию. И врач сказал нам, что дети с плекситом не могут отжиматься. Но я к тому моменту уже достаточно укрепила мышцу травмированной руки и могла запросто отжаться 50 раз. Врачи были просто в шоке, когда увидели это.

- В детстве травма мешала вам?

— Когда я была маленькой, вроде, не замечала этого. Потом, когда стала старше, конечно, травма стала очевидной: рука просто висела, и я ничего не могла с ней сделать. Но родители вложили очень много сил и средств, чтобы максимально сгладить травму. После пары операций мне стала получше.

На чемпионат мира — с одной парой лыж

- Когда поняли, что лыжи — это всерьез и надолго?

— Сейчас мне кажется, что я всю жизнь это знала. Сначала я просто занималась спортом. В начале 2000-х мы узнали, что, оказывается, есть паралимпийский спорт. А уже в 2002-м попала в сборную России. Могла выступить на Паралимпиаде в Солт-Лейк-Сити (США). Но тренеры побоялись, что я могу не пройти медицинский осмотр и не получу специальную группу допуска, которая позволила бы мне соревноваться с соперницами с аналогичными травмами. Ну, а после Паралимпиады-2006 в Турине (Италия), когда медалистам подняли призовые, наш спорт начал активно развиваться, и я уже не мыслила себя вне лыжных гонок и биатлона.

- Многие спортсмены-инвалиды, с которыми мне довелось общаться, признаются, что покинули бы спорт, если бы не призовые за медали Паралимпиад. Разделяете такое мнение?

— Да, сейчас у нас хороший доход. На него можно жить. Но ведь были у меня и другие времена. Помню, в 2003 году выехала на чемпионат мира в Германию с одной парой лыж и ботинок. Бежала на ней и классические гонки, и гонки свободным стилем. Хотя по-хорошему для каждого из стилей передвижения спортсмен должен иметь как минимум две пары лыж. А тогда просто не нашли вторую пару. Но было огромное желание соревноваться. Поэтому-то и занимались спортом на энтузиазме. Сейчас же работа в спорте приносит мне не только удовольствие, но и доход.

- Как я понимаю, в Краснотурьинске в 90-х не было какой-то отдельной лыжной группы для инвалидов. Каково это было — тренироваться со здоровыми ребятами?

— Сначала травмы не было заметно. Я бежала с ребятами на равных. А потом, когда начал расти наш уровень, разница в физических возможностях всё- таки дала о себе знать. Но я не делала себе послаблений. Наоборот, тренировалась больше, чем здоровые ребята. В день успевала сделать по две тренировки.

- Себя жалко не было?

— Наоборот, мне это нравилось. Я была полностью сконцентрирована на тренировках. Не гуляла, не ходила на дискотеки. Детство, говорите, было потеряно? Нет! Все отлично! Я рада такому детству.

- Как ребята реагировали на вас?


— Сильно заметно моей травмы не было. Просто рука болталась. Палка в руке при толчке уходила криво. Потом я узнала, что паралимпийцам можно бегать вообще с одной палкой. Вот и я стала соревноваться с одной палкой. Конечно, бывало (да и сейчас бывает) случайные прохожие во время моих тренировок спрашивают или подкалывают вопросом, где я палку потеряла. Но я стараюсь не реагировать. Просто продолжаю тренировку и всё. Кому надо, тот и так всё знает. Я, кстати, после Паралимпиады в Турине в своей школе делала опрос на тему, кто такие паралимпийцы. Так вот. Только процентов 5–10 смогли что-то рассказать на эту тему. Да и то лишь потому, что знали меня.

- Но сейчас-то вы в Краснотурьинске звезда?

— Не знаю. Иногда узнают, иногда нет. Но, конечно, сейчас больше людей подходят на улице, желают удачи.

Паралимпийская яма

- Поделитесь эмоциями 19-летней девчонки, которая в 2006 году впервые в жизни выехала на Паралимпиаду.

— Ну, к тому времени у меня уже был опыт выступления на международных стартах. Поэтому какого-то большого страха не ощущала, но, конечно, чуть-чуть побаивалась. Более осознанно походила к Играм-2010 в Ванкувере. Если в Турине меня захлёстывали эмоции (азарт, обида, разочарование), то к Канаде я уже подходила с холодной головой. Но там на мои выступления повлиял неспортивный фактор — в одной из гонок я серьёзно упала.

- И, несмотря на явный просчёт организаторов, получили дисквалификацию.

— Да. Там вот в чём было дело. С вечера в местечке Уистлер, где мы жили и соревновались, зарядил дождь, а ночью лыжню подморозило. Утром температура была минус 5. Пришлось соревноваться чуть ли не по льду. Я бежала буквально «в секундочках» от лидера. И на спуске, где был S-образный вираж, решила рискнуть и попытаться отыграть отставание. Вот и упала на одном из поворотов в яму глубиной около двух метров. Причем накануне старта яма была огорожена, а в день гонки организаторы решили убрать сетку. Ну, я и улетела туда. Кстати, в эту яму несколькими неделями ранее упала во время Олимпиады и словенская лыжница Петра Майдич. Она, как потом говорили, сломала себе пару рёбер, но всё равно смогла закончить гонку и выиграла бронзу. Так вот, пока я вылезала из этой ямы, надевала лыжи и возвращалась на лыжню, сделала пять шагов коньковым ходом. Гонка же была классическим стилем и по правилам я могла сделать «коньком» только три шага. Финишировала я в той гонке только третьей, хотя реально могла быть второй или даже первой. Но даже бронзу у меня забрали судьи, посчитав, что я выгадала для себя преимущество, сделав пять шагов «коньком». Хотя занявшая четвертое место белорусская лыжница уступила мне больше минуты. Поэтому пять шагов «коньком» никак не повлияли на исход той гонки.

- На кого злились в тот момент?

— Сначала на себя, на свои ноги, которые не удержали меня на лыжне. Потом маленько на тренеров, которые, по моему мнению, не совсем верно расположились на трассе, из-за чего я вовремя не получила нужную информацию и не сбавила перед роковым спуском скорость. Потом на чиновников, которые не смогли отстоять меня в разбирательствах. В любой другой стране, наверное, меня бы смогли отстоять, а у нас не получилось. Говорили, мол, не расстраивайся, у тебя же есть медали с предыдущих гонок. Да причем тут медали?! Дело не в награде, а в принципе.

- С чем связан тот факт, что на Паралимпиаде многие лыжники участвуют и в соревнованиях биатлонистов? Ведь у здоровых спортсменов подобный микс не практикуется.


— Ну, во-первых, у нас соревнования проводятся сразу в одном месте и по лыжным гонкам, и по биатлону. Во-вторых, нам всё- таки попроще: расстояние до мишени всего 10 метров, а не 50. В-третьих, винтовки не надо таскать за плечами — они дожидаются нас на рубеже. Может, при таких же условиях и здоровые спортсмены чаще бы совмещали лыжи и биатлон.

- Практически на всех соревнованиях в своем классе инвалидности вы постоянно завоевываете медали. Зависти со стороны соперников не ощущаете?

— Я думаю, все понимают, что мои успехи — плод длительных тренировок. Работай больше и тоже будешь побеждать. Лично я никогда не обижаюсь на тех, кто меня обгоняет. Значит, на данный период времени соперник был сильнее.

- Я никогда не поверю, что у вас с другой представительницей Свердловской области Алёной Кауфман (Горбуновой), которая выступает с вами в одном классе, гладкие и ровные отношения. Всё- таки конкурентки.


— У нас нет с ней каких-то делений. Мы тренируемся вместе. Даже детей родили с разницей всего в шесть дней. Так что мы нормально общаемся. Но, конечно, это только в обычной жизни. На лыжне вся дружба заканчивается.

- Мысль о Паралимпиаде-2014 в Сочи вызывает у вас трепет?

— Пока нет. Слава Богу, ещё нет напряга со стороны журналистов и начальства. То есть нервничать не из-за чего. Но в Сочи, конечно, я в этом году уже побывала. Трасса хорошая, рабочая. Много спусков и подъемов. Это лучше, чем было, к примеру, в Турине с его пологими подъемами, долгой равниной.

- Расскажите подробнее о накачках со стороны спортивных чиновников.

— Бывает приезжают не только на сборы, но и организовывают всякие проводы. Все говорят: «Надо-надо-надо». Тем более, что Паралимпиада будет дома. Значит, мы должны ее выиграть. Это напрягает. Представляю, как тяжело молодым спортсменкам. Я была такой, накручивала себя. Сейчас же стараюсь пропустить эти слова мимо ушей, потому что сама понимаю важность стартов.

- Как тогда настраиваетесь на гонку?

— Никак. Просто отвлекаюсь от всего. Говорю себе, что иду на обычную тренировку, что надо просто побегать. Ещё во время биатлонной гонки стараюсь не думать о стрельбе, иначе обязательно промажу. Биатлон в этом плане для меня лотерея.

Письмо Дмитрию Медведеву

- Какие у вас ближайшие тренировочные планы?

— Буду готовиться к сезону в Краснотурьинске. Всё- таки у меня маленький ребёнок. Надо нянчиться. Зимой буду оставлять его дома с бабушкой.

- Несложно было восстанавливаться после родов? Всё- таки обычно лыжницы и биатлонистки рожают весной с прицелом на то, чтобы к зиме подойти в более-менее сносной форме. Вы же родили в конце сентября.

— Да я пока и не восстановилась полностью. Только начинаю тренироваться потихоньку.

- Ничего себе «потихоньку»! Уже в этом году в марте выиграли несколько медалей на чемпионате России.

— Не стоит переоценивать те успехи. На чемпионате России, грубо говоря, выступали три мамаши: Алена, я, Ирина Макаметдинова. Да ещё одна девчонка, ребенок 15 лет. Конкуренции-то особо сильной нет. Если бы выехала на международные соревнования, то там, дай бог, один-два раза зацепилась бы за призы. Себя же не обманешь. Я чувствую, что форма ещё не та.

- Вы поразили всех на чемпионате мира-2011 в Ханты-Мансийске, когда в одной из гонок выиграли золото, будучи беременной.

— Да, это был мой выбор. Я хотела бежать. Тем более, что я себя нормально чувствовала. Но потом мой тренер Валерий Иванович Огородников запретил соревноваться, хотя я со слезами умаляла его разрешить мне пробежать ещё несколько дистанций. Тогда он позвонил моему мужу, и уже Витя сказал, чтобы меня больше не пускали на лыжню — хватит и одной гонки.

- Кстати, где вы познакомились со своим супругом? Всё- таки лыжники и биатлонисты выбирают вторую половинку из своей «зимней» среды. А он у вас бронзовый призёр летней Паралимпиады-2008 в волейболе сидя.

— Я его впервые увидела на праздновании 15-летия нашего городского клуба инвалидов. Он туда приехал как раз после Пекина-2008. Мы там познакомились, начали общаться. Ну, а потом между нами завязались тёплые отношения.

- Чем он вас покорил?

— Своими болтливостью и обаянием.

- За свою карьеру Виктор завоевал только одну медаль Паралимпиады. Тогда как у вас их восемь. Ревности к вашим успехам с его стороны не замечаете?

— Нет, конечно! Он же всё понимает. У них за всю Паралимпиаду можно выиграть только одну медаль. А у нас — гораздо больше. Поэтому, наверное, та награда ценнее многих моих медалей.

- А вы в волейболе либеро от доигровщика отличите?

— Я думаю, что нет. Я мало смотрю спорт вообще и волейбол в частности. Ну, разве что только какие-то важные финальные игры.

- В Краснотурьинске, наверное, кроме непосредственно домашних хлопот у вас есть ещё и какое-нибудь хозяйство?

— Пока мы живём у мамы. А свой дом ещё строим. Когда всё будет готово, переедем туда. Сейчас же у мамы действительно есть небольшое хозяйство: курицы, утки, гуси. Мы ей помогаем управляться с ними, работаем на огороде. О переезде в Екатеринбург даже не думаю. Там шум, грязь, пробки. А в Краснотурьинске спокойно, все друг друга знают. Пока БАЗ не затих — всё более-менее, город живёт.

- Правду говорят, что вы только благодаря вам в Краснотурьинске была построена новая лыжная база?

— Я бы так не стала говорить. Просто я после Ванкувера на торжественном приёме в Кремле передала Президенту России Дмитрию Медведеву письмо от имени краснотурьинцев. В нем мы написали, что наша база разваливается. Фотографии приложили. Через две недели пришел ответ за подписью Медведева, в котором сообщили, что поспособствуют и решат нашу проблему. Слова главы государства не разошлись с делом. В прошлом году у нас была открыта новая база. Если раньше зимой из-за постоянно лопавшихся в морозы труб в помещениях можно было по льду на коньках кататься, то сейчас у нас светло и тепло. Недавно была закончена работа по освещению лыжной трассы. Приятно, когда дома есть такие условия для тренировок. И к домашней Паралимпиаде сразу готовиться стало легче. Поэтому у меня есть уверенность, что через два года в Сочи всё будет хорошо.

Досье

Анна Александровна Миленина (Бурмистрова)

Родилась в Краснотурьинске Свердловской области 15 июля 1986 года.

Образование высшее. В 2008 году окончила Сибирский государственный университет физической культуры (Омск).

Специальность по диплому — специалист физической культуры и спорта. В настоящее время учится в Екатеринбурге в Российском государственном профессионально-педагогическом университете. Приобретает специальность по педагогике и психологии.

Наивысшие достижения в спорте: трёхкратная победительница и пятикратный призёр Паралимпийских игр в Турине-2006 и Ванкувере-2010. Десятикратная чемпионка мира.

Награждена орденом Почёта за большой вклад в развитие физкультуры и спорта.

Почётный гражданин Краснотурьинска.

Замужем. Муж — Виктор Миленин, бронзовый призёр Паралимпиады-2008 в волейболе сидя. Сын Матвей — восемь месяцев.

Блиц-опрос

- Если бы не спорт, то что?

— Работа в детском саду воспитателем. Обожаю детей!

- Самая длительная тренировка?

— По продолжительности — часа четыре. На таких длительных тренировках накатываю за раз по 50–60 километров.

- Задание тренера, которое больше всего не хочется выполнять?

— В летний период — имитация. Смысл её заключается в том, чтобы заходить или даже запрыгивать в крутые подъёмы, толкаясь лыжной палкой.

- Самое нелюбимое время года?

— Весна. Обидно, что сезон подходит к концу.

- Первое, что вы делаете после окончания гонки?

— Пью чай. По-моему, это хорошее средство для восстановления сил. Да и сам процесс приятен.

- Где вы храните свои медали?

— Какие-то дома в шкафу на отдельной полке, а какие-то в музее Краснотурьинска.

- Почему здоровые лыжники и биатлонисты не завоёвывают столько наград, сколько паралимпийцы?

— Наверное, мы больше мотивированы на высокий результат. Хочется доказать, что люди с ограниченными возможностями тоже что-то могут в этой жизни.

- Когда ваш сын вырастет, он будет лыжником или волейболистом?

— Скорее всего, выберет что-то из игровых видов спорта.

Андрей Каша

Источник: oblgazeta.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ