Архив:

Она умеет увидеть в людях настоящую красоту

Она умеет увидеть в людях то, чего не видят другие, о чем и сами люди не подозревают, — настоящую красоту. Она сияет, светится, смеется: и копна волнистых непослушных волос, и вся в каком-то умопомрачительном наряде, в шелках и кружевах: ну Дашка-очаровашка, слов иных нет!

Дело в генах?

— Девятнадцать человек на место был конкурс! А я прошла! Я очень хотела, стремилась, в школе занималась — знала, что пройду, поступлю — и поступила! И вот представь: блондинка в МИРЭА, на факультете кибернетики — а?! Надо ж было все время доказывать и всем доказывать, что я, хоть и блондинка, но вовсе не «блондинка» из анекдотов! Ну-у-у, я им все доказала, можешь поверить! Меня с третьего курса звали уже работать в одну крупную компанию, ну, потом, правда, не сложилось… А зато другое сложилось, и я всегда верила, всегда знала — все сложится! ...Мне очень хочется, и давно хочется, спросить, узнать, выведать: ну как тебе удается быть такой, откуда в тебе эта лучезарность?! Ведь когда пишешь про них, людей с инвалидностью, людей на колясках, никак не объедешь, не обойдешь самый трудный «критический момент», и уже вечным штампом стала фраза вроде «ее/его жизнь поделилась надвое после той страшной аварии/болезни/катастрофы…» Но слово «катастрофа» — это словно и вовсе не про нее, не про Дашу Кузнецову. Не вяжется, не подходит оно ей.

Сколько мы знакомы — год, больше? На наших тусовках, концертах, на выставках, на разных сборищах и встречах, в реабилитационном центре «Преодоление» и за его пределами, где угодно: никогда не видела ее иной, чем вот такой же, сияющей, светлой, нарядной — лучезарной! Причем оптимизм ее вовсе не того оголтелого свойства, который раздражает, вроде, знаете ли, дурака на похоронах… Вовсе не раздражает, а заражает, и невозможно не улыбнуться ей в ответ! Дашка, ну как тебе удается быть такой? Неужели просто повезло уродиться на свет легкой, солнечной, да еще с кучей талантов? Родителям спасибо? — Ой, родителям это точно, спасибо, они у меня замечательные, потрясающие.

Папа — технарь от Бога, а мама — гуманитарий, поэтому, наверное, я такая разносторонняя получилась! В самом деле все понятно: гены! А насчет того, что «жизнь поделилась» — она правда поделилась на «до» и «после» той страшной аварии, которая цветущую, веселую девчонку усадила в инвалидное кресло, все так.

И… не так.

Что такое франдрайзинг

— Знаешь, это как раз был Год равных возможностей, — говорит Даша. — И, помнишь, эти билборды, которые развесили тогда по городу? Там еще фотографии такие были… Трагического содержания, если ты понимаешь, что я имею в виду.

И вот мне тогда отчаянно захотелось показать, рассказать, доказать: МОЖНО быть счастливыми и красивыми, и можно радоваться жизни, и можно много чего сделать, достичь, сотворить! Из себя и из своей жизни — пусть даже на инвалидном кресле! Не ставить не себе крест! Никогда! И все-таки самое главное — увидеть людей, сделать всех людей добрее, показать им, что они — красивые! Необыкновенные и счастливые. Тогда и началась моя фотография.

Так, скажу я вам, и открылся самый, может быть, главный ее талант, Даши Кузнецовой: ВИДЕТЬ то, чего не видят другие… Помню, как одна наша общая знакомая, тоже колясочница, рассказывала, как снимала, фотографировала ее Даша:

— Слушай, это просто потрясающе! Я какая-то зачуханная была, даже не накрашенная, уставшая, настроение — в ноль! И тут — Дашка. Прищурилась, поколдовала чего-то… Бац! Мать, я сама себя на фото не узнала!!! То есть это я, конечно, но… Лучше, красивее. Умнее даже! Значительней!

Дарить людям радость этих необыкновенных открытий самих себя: «Неужели я такая? Неужели я такой?!» — талант от Бога, что и говорить. Но Даше оказалось этого мало — ей вообще, судя по всему, всегда «по-хорошему мало»: мало сделанного, мало достигнутого, и всегда хочется дальше, больше, еще, еще! И она идет учиться в РГГУ: франдрайзинг — это такая особая, не очень известная пока у нас наука поиска спонсоров для финансовой поддержки общественных организаций, скажем проще — продюсирование благотворительности. Ведь наше время — это эпоха менеджеров, и без грамотной, профессиональной организации дела, на одном голом энтузиазме далеко не уедешь… И следующий, вполне логический шаг, следующая ее ступенька: если я это умею, то почему бы не научить и других? И ведь необязательно это может быть фотография — любое творчество, любой вид самодеятельного искусства — это настоящий прорыв для людей, попавших в трудные жизненные обстоятельства, так же, как она сама, переживших боль, преодолевших отчаяние.

Прорыв, спасение, свет надежды, реальная возможность жить! А не прозябать, доживать, существовать…

…Так рождалась идея Интеграционного клуба в стенах давно уже ставшего ей родным Реабилитационного центра «Преодоление».

Клуба как сообщества разных людей, клуба, соединившего в себе самые разные жанры и виды творчества.

Клуба, который создан для того, чтобы помочь людям найти себе занятие по душе или научить какому-либо виду творчества, которое вполне может стать и возможностью дополнительного заработка — или даже основной профессией! Здесь можно заниматься в фотокружке — Даша поможет, научит! Или изучить искусство карвинга, или рисовать, заниматься дизайном, флористикой, лепкой, батиком — росписью по ткани… да мало ли еще чем! И приходить, и записываться в этот необыкновенный клуб можно всем, кто хочет чему-то научиться — или чему-то научить.

Так вот, наша Даша — завклубом… Хотя это уж как-то совсем ветхозаветно звучит, лучше — руководитель Интеграционного клуба: обращайтесь!

О кастрюлях и борщах…

И снова — фотографии, фотографии. Классные, профессиональные. Есть очень даже рисковые, озорные. Есть и ню.

И в каждой работе — ее неповторимый стиль, «рука» и свой взгляд. В Интернете, на сайтах, в соцсетях — полюбопытствуйте, найдите, оцените! К слову, Даша рассказывает забавный анекдот, как одному фотографу говорят: ой, у вас такие классные снимки, наверное, у вас очень хороший фотоаппарат? А он в ответ: ой, у вас такой вкусный борщ — наверное, у вас очень хорошая кастрюля? Н-да, со смыслом байка… Ну а как насчет персональных выставок, Даша? Или, скажем, чтобы твой снимок украсил обложку журнала «Вог»? — Ой, да ну тебя! Хотя выставки у меня уже были, а насчет «Вог» — почему бы и нет? Но знаешь, у меня, как в том анекдоте про детей и процесс: когда что-то делаю — загораюсь, нравится до безумия, просто болею! Я же все делаю сама со своими моделями — макияж, прически, одежда, стайл, свет, ну, от и до! А сделала, поставила точку, получился кадр, и — все. И забыла, и хочется другого, нового! И вот сам этот процесс работы я обожаю больше всего на свете! Знаем, проходили: «Движение — все, конечная цель — ничто».

В политическом смысле — небесспорно, а вот в творчестве — может, как раз то, что надо? Да и в жизни тоже.

…Мы с Дашей долго болтали, шутили и говорили серьезно, и я терзала ее самыми разными вопросами, и она рассказывала о всяких таинствах фотомодельного своего искусства…

— Инвалидную тему никогда не брошу, всегда хочу и буду дальше снимать, потому что это важно и нужно и для меня, и для всех: как я нас вижу, какие мы должны быть! Мы говорили и говорили, и все мне казалось, что вот сейчас ухвачу, разгадаю, пойму ее главный секрет: ну откуда, откуда в ней столько света, столько солнца? В конце концов, кажется, поняла.

Но вам не скажу.

Должна быть в женщине какая-то загадка, должна быть тайна в ней какая-то — вот и все…

Ольга Мозговая

Источник: vmdaily.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ