Архив:

Москва недоступная

В российской столице в настоящее время проживают 13 миллионов россиян, имеющих инвалидность, из которых более 500 тысяч – дети. 22 тысячи людей имеют нарушения опорно-двигательных функций, из них примерно 7 тысяч перемещаются с помощью кресел-колясок. Однако на улицах города таких инвалидов почти невозможно встретить, так как, несмотря на запущенную в 2011 году программу «Доступная среда», большинство общественных объектов Москвы остаются недоступными людям с ограниченными физическими возможностями.

Недавно Россия ратифицировала Конвенцию ООН о правах инвалидов, подписанную еще в сентябре 2008 года. Основная суть конвенции сводится к тому, что «не человек является носителем инвалидности, а инвалидность - это результат его взаимодействия с обществом, которое создает вокруг него барьеры, в том числе и барьеры в городской среде и в сфере культуры», - пояснил в интервью РИА Новости научный руководитель, председатель правления Национального центра проблем инвалидности Александр Лысенко.

Специалист довольно высоко оценивает современные российские законы с точки зрения соблюдения прав инвалидов, но констатирует, что нет никаких механизмов, которые заставляли бы эти законы работать.

«Нужно в Кодексе об административных правонарушениях ужесточить ответственность за нарушения требований доступности среды. Штрафы и для физических, и для юридических лиц должны вырасти в десятки раз. Так что, если чиновник сидит и ничего не делает для инвалидов, то за бездействие таких людей и организации надо наказывать», - говорит Лысенко. «Минздравсоцразвития подготовило неплохой пакет законодательных инициатив, но наибольшие возражения возникли со стороны Министерства культуры. А ведь Конвенция ООН обязывает государство сделать так, чтобы инвалиды имели доступ в театры, музеи, кинотеатры, библиотеки», - добавляет он.

По данным рейтинга архитектурной доступности музеев Москвы, который был подготовлен РИА Новости в рамках проекта «Социальный навигатор», из 300 московских музеев только в пяти уровень доступности на три четверти соответствует международным критериям. Это музей-заповедник «Царицыно», краеведческий музей «Дом на набережной», Дарвиновский музей, Государственная галерея на Солянке и Третьяковская галерея на Крымском валу. Четверть массовых музеев вообще недоступна, 50 % музеев Москвы имеют очень низкую доступность.

«Чтобы сделать любое здание доступным, нужно провести межведомственный аудит. Участвовать в нем должны не только работники культуры, но и инженеры, и многие другие специалисты смежных отраслей, и, главное, сами инвалиды», - считает Лысенко. «Деньги не самое главное, есть малозатратные методы и технологии. Изменения должны произойти прежде всего в головах, причем не только у чиновников от культуры», добавляет специалист.

В настоящее время, несмотря на программу «Доступная среда» и отчеты о количествах адаптированных автобусов-светофоров-пандусов-парковок, инвалидов на улицах Москвы не прибавилось. Люди с ограниченными физическими возможностями, выходя на улицу, сталкиваются с непреодолимыми барьерами не только материального характера, но и с полным непониманием общества, чиновников, и даже работников медучреждений.

Простой пример: сейчас каждое крупное учреждение Москвы обязали организовать парковки для машин инвалидов. Такие места действительно появились, но везде, за очень редким исключением, они заняты каким угодно транспортом, только не инвалидным. Лишь очень малое число организаций пытается отследить, кто занимает эти места. На высоте пока оказались немногие торговые центры, в числе которых ИКЕА и ТЦ «Черемушки».

В большинстве случаев руководство общественных учреждений не только не заботится о потребностях инвалидов, но даже сознательно уходит от их проблем. Так например, возле входа в замечательный старый московский театр Эстрады обозначена пара мест для транспорта инвалидов. Они в первую очередь занимаются дорогими иномарками, так как очень удобно расположены. Перед началом мероприятий на входе в здание дежурят десятки секьюрити, но следить за тем, что происходит перед дверьми театра, в их обязанности, очевидно, не входит. Администрация театра Эстрады на вопрос, почему места для инвалидов заняты другими машинами, разводит руками: дескать, мы пытались говорить с водителями, но нас самих однажды чуть не побили, поэтому мы не связываемся.

Кстати, внутри театра инвалидам тоже делать нечего, так как добраться даже до самых близких к сцене мест – в партере – им почти невозможно – для этого нужно преодолеть 4 (!) лестничных марша вверх. В здании есть лифт, но по выходным, когда идет большинство представлений, он не работает – у лифтера тоже выходной. Этот факт администрацию тоже не смущает, ведь инвалиды редко заявляют о своих правах. Да и как им это сделать, если попасть в театр они не могут.

Для сравнения, в европейских странах к человеку, который передвигается с хоть сколько-нибудь заметным затруднением, при входе в любой музей, театр, кафе, будь то частное заведение, религиозное или государственное, тут же кидаются первые встреченные им служащие и провожают его к нужному месту самыми коротким путями, даже если для этого нужно воспользоваться служебными коридорами или лифтами. Так что дело не только в технической оснащенности, не только во вложении средств в создание доступной среды для людей, которые ежедневно сталкиваются с незнакомыми большинству сложностями в передвижении. Доступная среда должна создаваться в первую очередь самими людьми – теми, кому со здоровьем повезло больше.

Источник: newizv.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ