Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Евреям и собакам вход воспрещен

Не успели утихнуть страсти после запрета на посещение океанариума детьми-аутистами, как в тот же список «зон не для всех» попал и Уголок Дурова. Что же произошло на этот раз? Обращусь к первоисточнику – рассказу мамы одного из этих детей.

«В субботу 12 мая, группа детей из школы на Кашенкином лугу приехала в Уголок Дурова на спектакль «Репка». С детьми находилась учительница, но поскольку все знают, что учителю одному сложно справиться с группой маленьких нон-конформистов, то обычно на такие мероприятия ходят и родители, кто сможет. Так было и в этот раз. Один из учеников был с папой и со своей «нейротипичной» младшей сестрой. Во время спектакля все прошло без особых эксцессов, а вот после спектакля этот мальчик взял да и ускользнул за кулисы. Папа сразу пропажу заметил, бросился за мальчиком, да столкнулся с охранником, который папу с сестрой не пропустил, грозно заверив, что мимо него не то что мальчик, а даже муха не проскочит. Муха может и не проскочит, да муха не аутист, который если что решил, редко отступает, пока намеренное не завершит. В общем, мальчик, как раз в то время, когда папа пытался прорваться сквозь могучий заслон, был совершенно счастлив: вокруг были звери, и хотя они были в клетках, их было много, и никто ему не мешал.

В конце концов, папа мальчика (он ведь папа аутиста, а это особая порода родителя) за кулисы прорвался, и сына своего оттуда увел. Администрация поохала, но, в общем, отнеслась к этому скорее снисходительно: дети, всякое бывает, мы и не такое видали и т.д.

История как история. Дети есть дети, а детский театр на то и детский театр. Но не тут-то было. Следующая группа детей (с оплаченными билетами!), которая пришла вслед, в театр допущена не была. Педагоги и родители, разумеется, поинтересовались, а почему собственно? Да вот тут один из ваших (многозначительная гримаса), перевернул весь театр с ног на голову, фрустрировал зверей, довел до кондрашки персонал. Поэтому вашим детям тут не место. Тут у нас звери, дело серьезное, идите себе с Богом - целее будете».

История на этом не закончилась. После долгих споров и уговоров, когда администрация ссылалась на «особость детей», потом просила предоставить официальное свидетельство о том, что дети действительно инвалиды(!), и подтверждение этому пришлось срочно высылать факсом из школы в театр, детей все-таки разрешили пустить на представление, но при условии, что сидеть особые дети будут на последнем ряду, чтобы не смешиваться с прочей публикой. Их также обязали не покидать своих мест в антракте, никуда вплоть до конца представления не выходить из зрительного зала.

Почему именно сейчас, в майские дни (ведь 12 мая - это всего через три дня после Парада Победы, слез при виде людей, которые, не жалея своих жизней, спасали мир от величайшего зла!), когда, наверняка, у большинства сотрудников Уголка были повязаны георгиевские ленточки, а на машинах красовались надписи «Я помню, я горжусь», мы возвращаемся к фашизму! Обыкновенному, бытовому и страшному. Вот как комментирует эту историю мама ребенка-аутиста Екатерина Мень: «“Евреям и собакам вход воспрещен”», - так писали на витринах магазинов Германии, Италии и Польши в один прискорбный период истории. Это кончилось большим процессом и судом, добытым миллионами жизней и прошедшим в Нюрнберге - результатом этого процесса стало то, что никто не имеет права определять “целевую аудиторию” своей деятельности, исходя из критерия национальности и дееспособности».

В этом новом старом сюжете страшна не только реакция детского(!) театра. Хотя тут можно говорить о том, что истинно виноваты в случившемся не мальчик, не его папа, не учительница, а администрация театра и охранник, которые должны быть готовы ко всему. Именно они не обеспечили безопасность зрителя, они допустили, что ребенок смог проникнуть туда, где опасно находиться. Так что претензии, а возможно и судебные иски нужно предъявить именно театру. Кстати, на месте мальчика-аутиста мог оказаться вообще-то любой активный ребенок, и тогда администрации театра, следуя логике, пришлось бы вообще не пускать в него детей.

Страшна и реакция общества, нас с вами, на происходящее. В школе, как пишет автор истории на своей страничке в Файсбуке, «вместо того, чтобы вломить театру за дискриминацию, а охраннику за плохую работу, устроили выволочку учительнице. А учительница, в свою очередь, не сдержавшись, вылила свою досаду на “провинившегося” ученика. Надо отдать должное ребенку. Он сразу заметил, что та не в себе и сердится на него. Не вдаваясь в лишние переживания, он так прямо и спросил: Что с Вами, что случилось, и за что Вы сердитесь? Не получив ответа, благородный ребенок взял и извинился. На всякий случай, потому что понял, что сделал что-то не то. А что не то, он тоже вникать не стал. Просто ему не хотелось, чтобы на него сердились. Ему и в голову не пришло, что его невинное любопытство обернулось наказанием для стольких людей. И что вся его вина в том, что он аутист».

Большинство из нас готово возмутиться несправедливой историей. Но, положа руку на сердце, много ли из нас тех, кто готов действительно находиться рядом с необычно ведущими себя людьми. Готовы ли мы, чтобы наши дети сидели в зрительном зале с теми, кого мы – не здесь, не на страницах уважаемого ресурса, а за глаза, - именуем «дебилами», «умственно отсталыми», «имбецилами». В комментариях к этой истории в Живом Журнале есть посты, защищающие театр и интересы «здоровых» людей. Но главное, сами родители необычных детей готовы признать, что администрация права. Они безропотно готовы поставить себя на место «нормальных» родителей и априори принять ту точку зрения, что с их «идиотами» (это цитата, именно так именуют своего сына одна из мам, комментирующих ситуацию в театре) никто не хочет находиться рядом, и это понятно!

Если мы будем так относиться к ситуациям с Уголком Дурова, с океанариумом (к «мы» я причисляю и себя, и как родителя нескольких относительно здоровых детей, и как маму ребенка-инвалида), то список заведений будет очень быстро расширен. В зоопарк, цирк, кинотеатры очень скоро перестанут пускать людей, сколько-нибудь отличающихся от общепризнанной нормы. Позволю себе процитировать комментарии к обсуждаемой проблеме, опубликованные в свободном доступе в LJ: «Меня всегда поражает готовность родителей-особят сразу признать свою вину, грех, неумелость. Какая чудовищная виктимность! Во всем. Даже в вопросах инклюзии наших детей большинство соглашается, как только их попросят поставить себя на место «нормальных» родителей. Да, да, скорбно кивают, конечно мы понимаем, конечно это понятно, что они не хотят учиться с нашими. То, что это НЕнормально, что это и есть обыкновенный фашизм, даже в голову не приходит. Чего же мы ждем тогда от пресловутого социума? Какой толерантности, понимания и движения навстречу?»

Сейчас много говорят об инклюзии – Москва увешана плакатами, как в школу идут не только счастливые дети на своих двоих, но также и улыбающийся колясочник (кстати, в истинно развитых в отношении к инвалидам странах присутствие в школе неходячего ребенка вообще не считается инклюзией). Но эта самое включение чем-то отличающегося от тебя человека в обычную жизнь должно произойти не на плакате, не по распоряжению начальства, а в сердце. Именно тогда школа, в которой будут учиться дети-инвалиды вместе с остальными, сможет дать не просто знания по предметам, а сможет выполнить куда более важную функцию. Она сможет научить общаться, видеть, и если не любить, то, по крайней мере, принимать другого. Но надо хорошо понимать, что инклюзия, это не когда «у нас тут среди здоровых один прибабахнутый шатается», а перестройка всей педагогической и здравоохранительной системы в целом. Мы должны, наконец, выполнить то, что было сказано в Нюрнберге, и поверить, что от того, что необычный ребенок будет рядом с обычным, больше выиграет второй. Именно он, с детства научившись принятию любого, сможет стать человеком.

Думаю, что тема инклюзивного образования, и то, как это пока реализуется у нас – тема отдельной большой статьи. Закончить этот текст мне бы хотелось выдержкой из одного комментария к обсуждению этой темы в блоге мамы ребенка-инвалида, затрагивающей все процессы, происходящие сегодня с нами: я хочу, «чтобы моему сыну, а вместе с ним и еще некоторому количеству детей жилось чуть лучше, чтобы чуть меньше детей сгинуло, чтобы чуть больше родителей стало относиться к своим детям как к безусловной ценности, а не как к тяжкой обузе, которая выбивается из нормы и поэтому ее нужно стыдиться и изолировать от остальных. Чтобы дети и их родители научились получать радость друг от друга, учиться друг у друга и все это приобретенное ценить и оберегать. Чтоб стало вокруг как можно меньше людей безнадежно страдающих от нормоза, чтобы в конечном итоге мой ребенок не устраивал бивуак на московских бульварах, от того, что власть в собственном государстве не просто офонарела вконец, а далеко шагнула за приемлемые этические и эстетические рамки. У меня есть возможность уехать отсюда, но я хочу жить в своем доме и в своей стране, комфортно и не униженно. И хочу, чтобы мой ребенок жил так же».

Анастасия Отрощенко

Источник: miloserdie.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ