Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

По Минску в инвалидной коляске

Этих людей в Беларуси 22 тысячи. Их редко встретишь в очереди в магазине, в кинотеатре, за соседним столиком в кафе. И не потому, что не хотят, а потому, что не могут. Невозможно без посторонней помощи заехать на бордюр, подняться по ступенькам, а пройти на инвалидной коляске в узкий проем двери и вовсе нереально.

Одни смиряются с участью узника собственной квартиры, другие изо всех сил держатся за нормальную жизнь. О том, какие трудности уготовил реальный мир, мы узнали, проведя время с социально активным инвалидом-колясочником Людмилой Галась.

16.00

Подходя к подъезду Людмилы Эдуардовны, осматриваю кочки во дворе и пытаюсь сообразить, как здесь протащить коляску. Опаздывать нельзя. Любой выход за пределы квартиры - пошагово просчитанная стратегия. На вопрос «Как дела?» - слышу бодрое: «Живы, и ладно!».

- Вытащи тот шарф, что мы со Спартаком и Наташкой покупали. Оденемся покрасивее - на концерт все-таки идем!

Спартак с Наташей - волонтеры при БГУ. Людмила Эдуардовна часто прибегает к помощи молодежи.

- Волонтеры - это спасательный круг для одинокого человека. Да и с молодежью куда интереснее, чем со стариками. Они мне столько всего рассказывают! Просвещают, - смеется женщина. - Вообще инвалиды - поле непаханое для различного рода аферистов: черных риелторов, фирм, наживающихся на договорах пожизненного содержания, и сектантов. Общественным организациям запрещено брать сектантов на работу. Но разве заранее угадаешь, кто перед тобой? Год назад адвентисты седьмого дня проникли в социальный центр. Сектантка стала заниматься агитацией, приносить инвалидам брошюрки, отказываться выполнять свои обязанности. Например, просишь приготовить мясное блюдо, а она: «Мясо - грязь. Я к нему прикасаться не стану - это грех». Так поступают многие секты. Потихоньку они заставят тебя вступить в эту «церковь», потом взнос платить, а потом глядишь - и квартира «пастырю» отойдет.

16.50

Мы как раз заканчиваем со сборами, когда появляется волонтер Женя (без мужской силы в городских джунглях - никак). Выкатываем коляску. Обычный панельный дом, впереди лестница. О том, что здесь когда-либо доведется жить инвалиду-колясочнику, проектировщики явно не подумали.

Еще дома довольная Людмила Эдуардовна заявила: «Едем на такси!» И вот по заказу социальное такси - специально оборудованная машина - подано к подъезду. Кататься на таком транспорте доводится нечасто. Например, Фрунзенский район обслуживают только три машины. Всего в Минске их 19.

17.30

Подъезжаем ко Дворцу детей и молодежи. В голове мелькает мысль: проще получить туристический годовой шенген без приглашения бедному студенту, чем реализовать все планы Людмилы Эдуардовны насчет этого места. Кажется, при виде многочисленных лестниц без каких-либо намеков на скаты не приуныла только сама Людмила Эдуардовна.

- Идем в боковую дверь! - бодро скомандовала она.

Но все попытки взять здание с первого раза провалились. Двустворчатая боковая дверь оказалась сломанной. К центральному входу ведет небольшая лестница. Для здорового человека - ерунда, для инвалида-колясочника - непреодолимое препятствие. Иду ловить кого-нибудь из крепких пап, пришедших со своими чадами, - одному подать коляску к двери не представляется возможным. Через минуту мужчины несут на руках коляску с Людмилой Эдуардовной по лестнице.

До концерта больше часа. В наших планах - посещение мини-выставок всевозможных кружков, приютившихся под одной крышей. Только вот беда: крыша - общая, входы - разные. И ко всем обязательно ведут ступеньки.

Сменив за час шесть помощников, мы все-таки умудряемся пройтись по выставкам.

18.50

До концерта 10 минут. Пора! Но как только мы оказываемся на месте, становится понятно, что коляску поставить здесь негде. Между сценой и первым рядом коляска не вмещается. Сбоку места тоже нет. Единственный выход - занести ее наверх и пристроить к последнему ряду.

- Я же предупреждала, что к нам очень сложно пробраться, - оправдывается администратор, глядя, как по длинной крутой лестнице коляску вместе с инвалидом тащат на руках вверх.

- Пробраться везде тяжело, - позже объясняет нам Людмила Эдуардовна, - но не сидеть же из-за этого в четырех стенах! В Минске мест, доступных инвалидам, куда меньше, чем самих инвалидов. Во Дворец Республики попасть нереально ни физически, ни материально. Никакой благотворительности, никаких скатов, лифтов. Преодолеть эту «потемкинскую лестницу» можно только одним способом - перенести коляску на руках. Я стараюсь не пропускать ежегодный кинофестиваль «Лістапад». И каждый раз иностранцы в шоке, начинают снимать на камеры мобильных телефонов, как инвалида тащат вместе с коляской на руках по ступенькам. Думаю, в конце концов придется сделать скаты хотя бы ради того, чтобы в очередной раз не впечатлять зарубежных гостей подобным зрелищем.

Из театров оснащен всем необходимым только Оперный. После реконструкции его оборудовали стеклянным лифтом, который подает инвалида-колясочника к сцене, в гардероб и туалет. В Театре музыкальной комедии тоже оборудован лифт для инвалидов, но едва его открыли и опробовали, как тут же закрыли. Вроде есть, а воспользоваться невозможно. Купаловский реконструируют. В театре им. Горького из удобств только боковой скат. Театр белорусской драматургии ютится в совершенно необорудованном здании.

Вроде как рады видеть инвалидов-колясочников в музеях. Но все они тяжело доступны в физическом плане.

Из приятного - реконструированный цирк. На 8 Марта ребята сделали подарок - отвезли на представление. Оказалось, после реконструкции это не цирк, а лепота. Достойное обслуживание! Привыкла к повсеместным барьерам, вот и пошла, как всегда, через главный вход. Ко мне сразу же подлетели работники цирка и предложили помощь. Коляску ставят в манеже напротив туалета для инвалидов, в который хоть танком заезжай! На обратном пути спустилась уже цивильно - на боковом наружном лифте. Пожалуй, это лучшее из всех культурных мест, в которых мне довелось побывать. Вот бы везде так!

21.30

Концерт окончен. Очередные четыре лестницы - и мы на улице. Социальное такси в такое время не работает. Нас ждет новое испытание - добраться домой на общественном транспорте.

- Главное, чтобы с троллейбусом повезло. А то этот 33-й в основном со ступеньками.

Троллейбус, подъехавший к остановке, можно было смело назвать раритетом - «гармошка» с четырьмя дверьми. В трех из них входы перекрыты поручнями. И лишь в четвертую дверь, вскарабкавшись по трем высоким ступенькам, нам удалось пройти.

- Ух, успели! - радостно выдохнула Людмила Эдуардовна. - Вот вам и экстрим! В центре ездят в основном троллейбусы с низким полом. Правда, и в них не так уж легко забраться. Водителя никто не обязывает при виде инвалида подъехать вплотную к бордюру, выйти и помочь затащить коляску в салон. Остается просить о помощи рядом стоящих пассажиров.

К слову, в транспорте, оборудованном откидными аппарелями (платформами), водитель обязан выйти и помочь инвалиду забраться в салон. Но на деле лицезреть эти чудо-платформы и сталкиваться с помощью водителей Людмиле Эдуардовне не доводилось.

Пятнадцать минут - и мы на месте. Кое-как трое мужчин вытаскивают коляску с Людмилой Эдуардовной из троллейбуса. На этом наше «путешествие» не заканчивается. До дома еще минут семь на автобусе. Уже довольно поздно, остановка безлюдна, просить о помощи просто некого. Приходится пропустить один автобус в ожидании таких же полуночных пассажиров. В конце концов нам удается благополучно завершить эту вылазку в город.

Итого:

Чтобы попасть на концерт, понадобились:

2 волонтера (разнополых);

13 мужчин (сильных);

комок нервов (железных).

Проблема в цифрах

6% населения Республики Беларусь - инвалиды.

Более 113 тыс. инвалидов проживают в Минске. 2507 из них - инвалиды-колясочники.

40,7% наземного транспорта - со ступеньками.

Только 3 инвалида-колясочника в Минске, по данным Ассоциации инвалидов-колясочников, отваживаются периодически пользоваться метро.

Наталья Саченок

Источник: kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ