Архив:

Инвалид? Заходи! Если сможешь...

После скандала в Екатеринбурге, где колясочника не пустили в ресторан, «КП» проверила, как относятся к людям с ограниченными возможностями в столичных кафе. Поехать с нами в рейд мы попросили правозащитницу Светлану Хохлову. Женщина из-за перенесенного когда-то полиомиелита передвигается только в коляске.

Для человека в коляске дресс-кода нет

Первая точка - сетевая кофейня неподалеку от Белорусского вокзала. Бордюр перед кафе невысокий, сантиметров пять, забраться на него на коляске - не самая большая проблема. Передвигаться Светлане Константиновне регулярно помогает работник социального такси по имени Алексей.

Смотрим на реакцию персонала и посетителей. Все совершенно спокойны.

- Могу я попить у вас чайку? - интересуется Хохлова.

- Конечно, выбирайте столик. - Официантка мигом несет меню.

Хохлова разговорилась с женщиной за соседним столиком:

- Вас не шокирует, что рядом я на коляске сижу?

- Что вы! - всплескивает руками женщина. - Я в такие моменты, наоборот, представляю, каково это - передвигаться по Москве вот так. Недавно на моих глазах едва не задавили колясочника - он не мог протиснуться по заставленному автомобилями тротуару и был вынужден выехать на проезжую часть...

Едем по 1-й Тверской-Ямской, рестораны и кафе - через каждые пятьдесят метров. И всюду одни и те же проблемы - Алексей тянет коляску Светланы Константиновны через две ступеньки. Пандусов здесь нет и в помине. Зато, заметив наш фотоаппарат, охранник стремглав бросается открывать перед женщиной стеклянную дверь.

- Ребята, почему у вас пандусов нет? - грозно спрашивает Хохлова.

Администратор заведения немного смущен, обещает выяснить и вскоре появляется с рекламным проспектом и докладывает: ресторан сетевой, в двух из семи московских филиалов пандусы имеются, а вот тут - все руки как-то не доходят... Но обещает, что немедленно поставит этот вопрос перед руководством.

- Дресс-код нашего заведения на инвалидов, разумеется, не распространяется, - говорит Александр. - Сами той уральской историей возмущены...

«Пандуса нет - зато какой туалет»

Следующая точка - шикарный ресторан восточной кухни, где цены на первые блюда начинаются от 500 рублей. На крыльце ­возятся рабочие.

- Неужели пандус возводят? - не верит глазам Хохлова.

Но рабочие лишь меняют расколотую плитку. И снова Алексей тянет коляску наверх.

- Еще два-три таких подъема, у меня будет срыв, - признается правозащитница. Попробуй при таких наклонах поскакать по ступенькам!

Здесь тоже искреннее удивление администратора: «Ой, пандусы? Обязательно поставим! Только потом...» Светлана Константиновна обещает названивать в управу...

Но самым большим испытанием для женщины в коляске стал известный ресторан японской кухни. Не две, не три, а целых четыре ступеньки! И ни одного пандуса. Попробуйте посмотреть на эту проблему глазами инвалида, присев перед входом: реальная Фудзияма!

- И как мне к вам ­войти? - спрашивает Хохлова у охранника.

Дальше события разворачиваются почти как в русской народной сказке про репку: охранник бежит за официанткой, та - за инженером по эксплуатации, инженер, смущаясь, ретировался... Устав ждать, Светлана Константиновна призвала на помощь Алексея...

Навстречу уже спешат директор заведения и молодой человек, представившийся просто Александром. Нам демонстрируют (что почти чудо для большинства наших ресторанов!) туалет, оборудованный для инвалидов - с широкой дверью и специальными поручнями.

Все-таки странно как-то получается. Нет, не бросается на инвалидов охрана с требованием покинуть территорию, чтобы не пугать посетителей.

«Инвалид? - будто спрашивает ресторатор. - Заходи, дорогой! Если сможешь, конечно...» По ступенькам-то.

Светлана Хохлова не просто правозащитница - она помощник депутата Мосгордумы. Во время нашего рейда она так и не козырнула корочкой, но права свои отстаивала жестко. Но большинство наших инвалидов - люди совсем другого склада. Многие привыкли и даже смирились с тем, что их прописанные на бумаге права в жизни не слишком-то соблюдаются. Человек в инвалидном кресле просто проезжает мимо всех этих ресторанов, определив для себя недлинный список мест в городе, куда ему по силам войти.

Официально


«Новые здания приспосабливаем. Со старыми - сложнее...»

- Многие общественные и жилые здания в предыдущие десятилетия строились без учета потребностей людей с ограниченными возможностями, - объясняют в Департаменте социальной защиты населения Москвы. - Сейчас в городе около 50 тысяч социально значимых объектов, и до конца прошлого года более 66% из них были полностью или частично приспособлены для инвалидов и маломобильных граждан - это и мамы с колясками, и пожилые люди на ходунках. И по закону любые новые объекты должны быть приспособлены для них. Сложнее со старыми зданиями, если они принадлежат частным лицам, а помещения в них снимают арендаторы. По всем подобным фактам следует жаловаться в префектуры и управы.

В Москве была принята Стратегия повышения качества жизни инвалидов на период до 2020 года, и мы сейчас стараемся планомерно ее реализовывать.

Цифра

1,2 миллиона инвалидов живут сейчас в Москве. По данным столичного Департамента соцзащиты населения, более 75% из них - люди пенсионного возраста.

Прочитано на форумах

«Не пустили колясочника - бойкот ресторану»

Kanly:

Как-то одного моего знакомого не пустили в коляске на дискотеку. На следующий день возле той дискотеки было 20 человек в колясках... Я б на месте того парня из Екатеринбурга собрала бы всех своих друганов и каждый день бы в то кафе наведывалась, чтобы посетители привыкли и не смущались)))

Phaina:

К невежеству в России пора привыкнуть. В крайнем случае можно выбрать другой ресторан, в котором нет правила не пускать инвалида. Где работают люди, а не хамы. Моя дочь-инвалид всегда так делает, никогда не пойдет в кафе. Дело не в том, что не хочет бороться за свои права. Просто не желает переживать негатив, если вдруг не пустят.

scorpiona:

Пока сами такие люди на своей шкуре не почувствуют, что это - лишиться возможности передвигаться самостоятельно, ничего не поймут.

Жизнелюб:

Метро у «Экспоцентра». Схема движения пассажиров поменялась - и ни одного указателя... Ну ладно я выхожу из метро через двери с надписью «Прохода нет», а вот сидевшие на показе моды рядом со мной колясочница и ее спутник - по пологому пандусу. Подъехали к спуску - там только перила. Подъехали к подъемнику, там охранник спрашивает: «Куда - в метро? Вам в другой вход». Поехали по тому же пандусу назад... Я к тому, что архитектурную доступность надо постоянно информационной сопровождать.

Давайте обсудим!

Александр Рогоза

Источник: kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ