Архив:

Они рядом: ущербные или другие?

Каждый десятый россиянин имеет степень инвалидности, но большинство из них практически выключены из жизни. Общество делает вид, что этих людей не существует. Сами инвалиды часто занимают позицию "мне все должны", предпочитая ощущать себя "не такими, как все". Изменить ситуацию можно, если обе стороны начнут делать шаги навстречу друг другу.

Одним из последних документов, подписанных Дмитрием Медведевым на посту президента РФ, стал закон о ратификации в России Конвенции ООН "О правах инвалидов". Там, в частности, говорится о недопустимости дискриминации по отношению к людям с ограниченными возможностями. А буквально накануне ратификации случились два громких скандала с участием инвалидов, которые как раз и стали жертвами дискриминации.

В московском океанариуме отказались принять детей с синдромом аутизма, а в Екатеринбурге инвалида-колясочника не пустили в ресторан, где он заранее заказал столик, чтобы отпраздновать день рождения. В блогах и СМИ два этих случая подверглись жесткой критике, что, безусловно, правильно.

Но давайте оставим эмоции и попытаемся разобраться в проблеме. В обоих случаях причиной отказа стала "забота" о других посетителях, которым вид инвалидов мог бы испортить удовольствие от собственного отдыха. Положа руку на сердце, признаемся, что большинство из нас, "нормальных" людей, видя рядом инвалида, невольно начинает испытывать стыд и чувство вины за собственное физическое здоровье.

Ничего удивительного в этом нет. Нас долго приучали к тому, что люди с ограниченными возможностями — изначально неполноценны и должны существовать в каком-то своем параллельном мире, желательно не пересекаясь с остальными. Не стоит думать, что подобные чувства свойственны исключительно гражданам, вышедшим из социалистического прошлого. Председатель Всероссийского общества инвалидов Александр Ломакин-Румянцев, с которым корреспондент "Правды.Ру" пообщался на открытии международной выставки, посвященной как раз интеграции инвалидов в общество, привел совсем свежий пример европейского отношения к этой проблеме: группа немецких туристов отказалась заселяться в один из европейских отелей, узнав, что большинство местных постояльцев — люди с ограниченными возможностями.

По мнению Александра Ломакина-Румянцева, бороться с таким отношением нужно с помощью закона, хотя бы потому, что Гражданский кодекс РФ обязывает производителей услуг оказывать их всем посетителям без каких-либо условий. Наверное, в подобных жестких мерах есть свой резон. Если ресторан или развлекательный центр накажут серьезным штрафом за отказ пускать инвалидов, в следующий раз они предпочтут избежать подобного скандала.

Но тот же Ломакин-Румянцев призывает не рассчитывать на то, что принятие Конвенции ООН враз изменит отношение общества к инвалидам. Как ни странно, но многое тут зависит от самих инвалидов, а точнее, от их желания участвовать в жизни общества, относясь к своим возможностям не как к ограниченным, а как к отличающимся от общепринятых.

Приведу пример из личного опыта. Однажды на отдыхе в Сочи мы с друзьями отправились в местное кафе, где устраивались танцы под живую музыку. Каково же было наше удивление, — нет, скорее, шок, когда в скором времени туда же приехала группа инвалидов-колясочников из соседнего санатория. Первое желание — уйти в другое заведение. Причина та же: неловкость и вина за собственный цветущий вид. Но молодые люди в колясках вовсе не обращали на нас внимания. Дождавшись хорошей песни, они выехали на танцплощадку и устроили танцы на колясках.

Спустя какое-то время к ним присоединились остальные, в том числе и мы. И как-то само собой все устроилось. Оказалось, они совершенно не нуждались ни в нашем сочувствии, ни в жалости, а просто радовались жизни. Да, вы — такие, а мы — другие, ну и что?

Интересно, много ли в Москве клубов и ресторанов, приспособленных для посещения инвалидов? Председатель Всероссийского общества инвалидов говорит, что не знает ответа на этот вопрос, поскольку сам не ходит в рестораны. Возможно, как колясочник, он просто не хочет ставить людей в неловкую ситуацию.

А вот Дмитрий Сенюков, генеральный директор Центра реабилитации инвалидов "Преодоление", когда собирается в очередной раз посетить тот или иной ресторан, даже не задумывается, предусмотрен ли там пандус для его инвалидной коляски. А уж тем более не беспокоится, что подумают по этому поводу окружающие. Просто едет — и все. И как-то само собой все устраивается: помогают и спуститься, и подняться по самым крутым ступенькам.

"У меня ни разу не было ситуации, чтобы меня куда-то не пустили из-за того, что я на коляске",- говорит Дмитрий. Инвалидом он стал в 19 лет, до этого успев получить титул чемпиона СССР по велогонкам. Казалось бы, жизнь если не кончилась, то уж точно затормозилась. Но, как говорит Дмитрий, он "решил жить так, будто мои возможности не стали ограниченными, а просто изменились". Закончив художественное училище, стал писать картины и этим зарабатывал на жизнь — ту, какую хотел. "Меня помнит все Одесское морское пароходство: я, наверное, на всех морских круизах побывал", — вспоминает Дмитрий Сенюков. Хотя понятно, что инвалиду-колясочнику на океанском лайнере было совсем непросто — с его-то бесконечными лестницами. Но стоят ли подобные проблемы удовольствия от посещения почти всех приморских стран?

В конце 80-х Дмитрий оказался в Швеции и эта поездка, можно сказать, определила его дальнейшую судьбу. "Мы ехали в автомобиле из аэропорта, и я все время видел на улицах множество людей на колясках. "Здесь какое-то специализированное учреждение для инвалидов?" — спросил я у приятеля. "Нет, просто они живут своей обычной жизнью",- ответил он".

Вернувшись в Москву, Дмитрий Сенюков решил создать Центр активной реабилитации для инвалидов. За минувшие 20 лет через него прошли более 4 тысяч человек. Многие из них стали членами паралимпийской сборной России, кто-то занялся бизнесом, кто-то ушел в творчество. Но на обочине не остался никто.

"Бороться с обществом с помощью позиции "мне все должны" — бесперспективно, это только вызывает отторжение. В первую очередь мы учим тех, кто приходит в центр, культуре поведения. Нужно, чтобы у них взгляд стал другой — не излучающий один лишь негатив. Если ты начинаешь относиться к окружающему тебя обществу не как к врагам, а как к партнерам, значит, у тебя обязательно появится шанс жить достойно в тех условиях, что тебе предложила жизнь", — уверен Дмитрий Сенюков.

А лучший пример того, что наши инвалиды могут побеждать — в первую очередь самих себя — наша паралимпийская сборная, которую возглавляет ученик Дмитрия Сенюкова Михаил Терентьев, глава Паралимпийского комитета России. Еще 20 лет назад этой сборной практически не существовало, а сегодня среди российских паралимпийцев почти 30 олимпийских чемпионов. Можно не сомневаться, что и на предстоящей Олимпиаде в Лондоне они выступят не хуже, а возможно, и гораздо лучше "нормальных" спортсменов.

Светлана Сметанина

Источник: pravda.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ