Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Коляска напрокат

Среди участников Параолимпийских игр немало симулянтов, которые пытаются убедить врачей, что состояние их здоровья куда хуже, чем на самом деле. Интерес к состязаниям среди людей с ограниченными возможностями смешивается с восхищением перед атлетами, которые наперекор судьбе достигают невероятных высот в спорте. Однако среди участников немало таких, кто только симулирует инвалидность.

Вопрос, с которым Юрген Шмид обращается к мужчине, сидящему перед ним, звучит непринужденно, как будто речь идет о чем-то само собой разумеющемся: «Можете встать?» «Mais non, — отвечает французский легкоатлет в синем спортивном костюме. — Разумеется, нет». Ведь он полностью парализован ниже пояса — после неудачной операции 11 лет назад.

Шмид берет рулетку, измеряет объем ляжки: 50 см. «Довольно-таки неплохо», — говорит он, прощупывает икроножную мышцу, разминает мышцы ноги, как кусок теста. Затем берет ручку и проводит ею по оголенной стопе: «Что-нибудь чувствуете?» Француз вновь качает головой. «У вас на ногах сильная мускулатура. Интересно, почему?» — недоумевает Шмид.

Действие происходит в одну из апрельских пятниц в городке Розенау (Эльзас). Завтра здесь начнутся крупнейшие в мире гонки на хэндбайках: трехколесных колясках с ручным велоприводом. Это велосипеды для колясочников.

Пока же Шмид осматривает атлетов в конференц-зале отеля: людей, страдающих параличом, спастичностью, перенесших ампутацию нижних конечностей. Шмид — физиотерапевт из Гамбурга. Здесь, в Эльзасе, он выступает в роли «судмедэксперта». Его задача — выявлять спортсменов, симулирующих физические недостатки.

Француз с мощными ляжками не симулянт, решает Шмид. Однако его сомнения окончательно не рассеялись. Нужно будет понаблюдать за ним во время гонки. Возможно, мужчина способен на большее, чем хочет показать.

Инвалидов, посвятивших себя спорту высоких достижений, публика встречает с особым воодушевлением. Они, как вестники надежды, могут послужить примером для каждого. Эти люди не только сами творят свою судьбу, но и, несмотря на физические ограничения, достигают невероятных высот в спорте.

И потому такие мероприятия, как Параолимпийские игры, которые скоро пройдут в Лондоне, всегда окружает совершенно особая аура, сочетающая в себе атмосферу соревнования и своего рода коллективной молитвы. Самое главное здесь не медали, а уважение.

Тем не менее в спорте инвалидов тоже имеют место уловки, обман, мошенничество. Среди участников немало симулянтов, которые пытаются убедить врачей, что состояние их здоровья куда хуже, чем на самом деле. Это дает им возможность выступать на соревнованиях, которые обретают все большую популярность и на которых уже можно заработать немалые деньги.

Один из самых возмутительных случаев подобного рода вскрылся около месяца назад. Нидерландская участница гонок на хэндбайках Моник ван дер Ворст получила на Параолимпийских играх 2008 года две серебряные медали, после чего летом 2010 года рассказала общественности трогательную историю о своем чудесном исцелении: после 13 лет в коляске она вновь почувствовала ноги! Женщина снова могла стоять, ходить и даже села на гоночный велосипед.

Теперь ван дер Ворст пришлось признать: она могла стоять и ходить уже во время своей карьеры гонщицы на хэндбайках, когда она якобы была парализована ниже пояса. К такому саморазоблачению ее вынудили показания прежних соперниц и соседей, утверждавших, что нередко видели спортсменку без коляски: принимающей душ и даже танцующей. В Нидерландах ван дер Ворст была звездой спортивного небосклона, теперь же сограждане возмущены. Газеты пишут о мошенничестве и лжи.

В Розенау былая легенда инвалидного спорта, лишившаяся своего ореола, то и дело становится предметом пересудов. Атлеты, тренеры, функционеры — все задаются вопросом: как ей удавалось многие годы вводить в заблуждение врачей?

Система классификации спортсменов-инвалидов являет собой хребет параолимпийского спорта. Все атлеты должны иметь равные шансы, и потому их обследуют, чтобы отнести к той или иной группе. Через такой контроль пропускают каждого: врачи и физиотерапевты выясняют, на что способны участники соревнований, несмотря на свою инвалидность. Специалисты производят определенные замеры, контролируют рефлексы, тонус мышц, координацию.

Затем устраиваются испытания, имитирующие соревнования, в ходе которых параолимпийцы — в зависимости от вида спорта — показывают, какие движения им удаются: при езде на велосипеде, метании копья или хождении под парусом. Только в легкой атлетике существует 41 класс, границы между которыми расплывчаты.

«У нас жесткий контроль. Но тот, кто действительно задался целью сымитировать тот или иной физический недостаток, добивается своего», — говорит физиотерапевт Шмид. Уже 16 лет он участвует в классификации спортсменов для Международного союза велосипедистов. «Кое-кто сдерживает себя, ограничивает свои возможности во время тестов», — говорит он.

Так, однажды перед соревнованием Шмид осматривал хэндбайкера, сидевшего в коляске и якобы парализованного ниже пояса. Физиотерапевт обследовал мышцы спины и позвоночник, после чего констатировал, что мужчина может ходить. Спортсмен не стал отпираться: коляску он одолжил у приятеля накануне классификации.

Во время чемпионата Европы Шмид застал одну из спортсменок за завтраком: ее осанка была безупречной. Несколькими днями ранее она утверждала, что не может ни прямо сидеть, ни сгибаться-разгибаться в пояснице. В другой раз физиотерапевт увидел в столовой велосипедиста, говорившего по телефону: во время осмотра бельгиец симулировал паралич руки, которой теперь без проблем прижимал мобильник к своему уху.

Если у специалистов, участвующих в классификации, возникают сомнения, то они продолжают наблюдение за спортсменом и после осмотра: как тот передвигается по отелю? как пользуется лифтом? как ест? Порой приходится быть чуточку детективом, говорит Шмид.

Еще во время Параолимпийских игр в 1996 году в Атланте 11 атлетов пришлось отправить домой: как выяснилось, они обманом добились включения в более выгодные для себя группы. В 2000 году в Сиднее золото в соревнованиях по баскетболу среди спортсменов с ограниченными умственными способностями получили испанцы; впоследствии выяснилось, что 10 игроков были полностью здоровы. Они ни разу не проходили положенное тестирование на IQ.

На Параолимпийских играх соблазн так или иначе схитрить оказывается особенно велик, ведь эти мероприятия успели стать своего рода всемирными ярмарками спорта инвалидов. Такие звезды, как спринтер на протезах Оскар Писториус, выступающий сегодня против соперников без инвалидности, получили мировую известность. За ходом соревнований в Пекине следили 3,8 млрд телезрителей. Предварительная продажа билетов на летние состязания в Лондоне в этом году закончилась через три недели после своего начала: было распродано свыше 1 млн билетов.

Сегодня Международный паралимпийский комитет (МПК) пытается наказывать симулянтов столь же жестко, как это практикуется в отношении спортсменов, попавшихся на допинге: дисквалифицировать могут на срок до двух лет. Дело не только в конкурентном преимуществе, которое получают обманщики. Урон, наносимый подобными инцидентами, трудно переоценить: спортивные мероприятия инвалидов становятся поводом для насмешек.

Однако поставить точный диагноз многим спортсменам непросто. Прежде всего это касается инвалидов по зрению. «Глаз — это орган, обследовать который труднее всего. Сосуды и нервы настолько малы, что мы вынуждены учитывать микроскопические отклонения», — говорит Аксель Бользингер. Окулист из Бендорфа в течение 15 лет разъезжает по миру, осуществляя классификацию спортсменов для МПК. Слепые атлеты соревнуются друг с другом в целом ряде дисциплин: плавании, легкой атлетике, беге на лыжах на длинные дистанции.

Окулист стал контролировать при помощи высокочувствительной аппаратуры хрусталики, зрачки и сетчатку спортсменов — и даже импульсы, проходящие по зрительному нерву, если это казалось ему необходимым.

Как выясняется, в ходе одной из таких проверок в 1998 году к старту не допустили немецкую пловчиху Ивонне Хопф. На тот момент Хопф была звездой инвалидного спорта. Она завоевала пять золотых медалей на Параолимпийских играх, в связи с чем даже получила приглашение на популярное телешоу. На самом деле острота зрения Хопф превышала законные 10%. Ей пришлось закончить карьеру в спорте для слепых, а вскоре немка получила водительские права. Хопф подтвердила информацию, которую удалось отыскать корреспондентам Der Spiegel.

Похожие случаи имели место и в зимних видах спорта. В кругах спортсме-
нов-инвалидов до сих пор отпускают шутки по поводу российской бегуньи на длинные дистанции среди инвалидов по зрению, участвовавшей в Параолимпийских играх 2006 года в Турине. После того как женщина со своим провожатым пришла к финишу, она повернула голову в сторону табло с результатами, на котором значилось, что ей досталась медаль. Тогда мнимая незрячая всплеснула руками и возликовала.

Вплоть до последних лет классификация спортсменов-инвалидов проходила в дружеской обстановке, вспоминает физиотерапевт Шмид. «Сегодня кое-кто из спортсменов приходит на классификацию с адвокатом», — вздыхает он.

Однажды в преддверии чемпионата мира Шмид обследовал ирландского атлета. Его проблема заключалась в ограниченной подвижности голеностопного сустава. Но велосипедист много тренировался, и его травма осталась в прошлом. Шмид не допустил спортсмена к старту, сказав: «Ты снова здоров. А значит, ты добился большего, чем просто медаль».Спортсмен зарыдал.

Лукас Эберли

Источник: profile.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ