Архив:

Лечение добротой

Директор центра иппотерапии «Живой мир» Анна Цапкова помогает сесть на лошадь больным детям и воспитывает параолимпийцев. "Лошади завораживают, правда? - директор центра иппотерапии «Живой мир» Анна Цапкова уже ждала журналиста «ПС» у манежа. - Пойдемте, познакомлю вас с нашими лошадками. Их у нас четверо: Сахара, Люся, Вика и пони Рыжик."

Это место на опушке леса за детской многопрофильной больницей знают многие тольяттинцы. Остроухие обитатели конюшни насторожились, но погладить себя позволили. Они все-таки особый контингент лошадиного сообщества: специально отбирались и воспитывались для работы c детьми. Непредсказуемость их маленьких наездников - могут и закричать, и ударить, а то и укусить - предполагает абсолютную адекватность коняшек. Ровный шаг - еще одно неотъемлемое условие попадания в команду. Ведь четвероногие «доктора» тоже выполняют гиппократовскую заповедь «Не навреди». Аккуратность в их профессии превыше всего.

- Расскажите, Анна, как все начиналось?

- Я училась в Тольятти. В нашей семье мама - врач-психотерапевт, может, поэтому и я была увлечена психологией. Потому получила специальность педагога-психолога. Где-то на 2-м курсе я с подругой попала на конюшню «Белая лошадь». Именно там я познакомилась с первым на тот момент в Тольятти инструктором-иппотерапевтом Еленой Кругловой. Ее дочь болеет тяжелой формой ДЦП. Елена стала и моим первым наставником в этом направлении. Как психологу, мне был интересен новый метод коррекции: я о нем столько всего слышала и читала. А тут появилась возможность ознакомиться с ним поближе. Вначале я испытала сильное потрясение, когда увидела, как на конюшню внесли маленького беспомощного ребеночка. Когда инструктор положила мальчика на спину лошади он буквально преобразился: перестал плакать и заулыбался... В тот раз я сама не сдержалась - расплакалась. Чудеса происходили у меня буквально на глазах, и я стала волонтером на конюшне. Каждый день училась общаться с этими особенными ребятишками и с лошадьми. Помню, как не спала от волнения, когда впервые сама села на лошадь... Наверно тогда я поняла, что вот оно - дело, которым я хочу заниматься всю жизнь...

- Вам снятся лошади?

- Бывает. Лошади - они ведь как люди. У них также может быть хорошее или плохое настроение. Ежедневно необходимо разминать лошадей перед занятиями с детьми, на манеже или по лесу, галопом и рысью. Лошадь во время этой прогулки тратит лишнюю энергию, и ты устанавливаешь с ней доверительный контакт. Внимательно реагируешь на все ее проявления. Если вдруг захромала, значит, сегодня ее на занятия иппотерапией не берешь. Или вот уши у животного - по ним запросто можно понять, сердится твой четвероногий друг или ликует. А глаза лошади, как у человека, зеркало. Например, устала лошадка от занятий, стала косить взглядом - все, пора отвести ее в стойло на отдых.

- Да, интересно. Вы, наверное, столько специальной литературы изучили?

- На самом деле я далеко не все знаю о лошадях. Я их скорее чувствую и понимаю. А потом, у нас есть свой опытный начальник конной части Чекашева Елена, вот она о мире лошади знает гораздо больше.Симпатичного пони Рыжика с трогательным пушком-ирокезом Анна представила как самого ласкового обитателя конюшни. И он тут же по-джентльменски лизнул мне руку.

- Это Сахара, - Анна потрепала рыжую лошадку. Согласно табличке на стойле перед нами была представительница буденовской породы. - Солидная дама - ей уже третий десяток лет пошел. Очень опытная. Любит детей, она им как мама.

- Меня она тоже любит! - смеется начальник конной части Елена, пришедшая, чтобы вывести Сахару для работы.

- Конечно, любит: ты и морковочку ей дашь, и помоешь, и репеллентом побрызгаешь, чтобы мошки не кусали! Иппотерапевт, лошадь и коновод - слаженное трио. Иппотерапевт занимается только ребенком, коновод исключительно лошадью. А если специалист садится верхом вместе с малышом, трио превращается в квартет: добавляется еще и страхующий.

- Скажите, Анна, как отнеслись к вашим занятиям родители?

- Поначалу, прямо скажем, не очень. Думали, что по молодости такой энтузиазм. Я к тому времени успела выйти замуж, у нас с мужем родился сын Вова. Мои родители взяли внука под свое крыло, пока я пару лет совмещала волонтерство в «Белой лошади» и работу воспитателя в приюте «Дельфин». Особую признательность хотелось бы выразить Благотворительному фонду Тольятти: именно благодаря их содействию мы купили первых двух лошадей - Сахару и Рыжика. Постепенно встал вопрос о своей конюшне. Где ее устроить в городе? Как получить под это благое дело землю? Возникли административно-организационные препоны для нашей некоммерческой организации. Видя, как я нешуточно «больна» иппоцентром, и мои родители включились, стали помогать. Вот так, с их благоволения, в частном доме на месте курятника и появилась нынешняя конюшня. Строили ее всем миром: мужья, отцы, волонтеры - все принимали участие.

- Анна, простите, зачем вам все это нужно?

- Мы ведь не в Спарте живем... Дети с отклонениями в здоровье имеют такое же право на счастливое детство и радости в жизни. Понимаете, когда я вижу реальные результаты у детишек, их улыбки, улыбки их родителей, я уже не имею права опускать руки, споткнувшись о бюрократические препоны, и все бросить. Я просто чувствую, что смогу, это мой человеческий долг...

- Скажите честно, ваш сын видит свою маму?

- Сейчас да. Вова собирается в первый класс. Он приходит в наш центр позаниматься в свободное время, но без фанатизма. Ему больше дзюдо и футбол нравятся. Вот раньше, конечно, было тяжелее: муж, родители нянчили Вову, пока я занималась с другими детишками. Так было первые пару лет. Сейчас у нас сложился замечательный рабочий коллектив. Каждый человек в нашей сплоченной команде незаменимый профессионал в своей области. И на собственную семью время находится. Не поверите, но люблю готовить борщи, это мой конек, - улыбается Анна.

На манеже ее уже ждал пациент, шестилетний Сеня, вместе с мамой, коноводом Аленой и со своей любимицей Люсей.

- У Сени детский церебральный паралич, поэтому повышен мышечный тонус и случаются самопроизвольные сокращения мышц, похожие на судороги. Катаем его сидя, чтобы мышцы расслаблялись и запоминали правильное положение. В таком положении Сеня учится держать равновесие, - пояснила Аня и мягко подсказала малышу, - Сеня, ищи серединку у лошадки. Кажется, Сеня уснул, обняв мерно покачивающиеся рыжие лошадиные бока. Но это лишь иллюзия. Тело сидящего, а вернее лежащего на лошади ребенка ловит каждый двигательный импульс, а их у шагающего животного регистрируется до 110 в минуту. Эти движения аналогичны ходьбе здорового человека. К ним Сениному телу особенно важно привыкнуть, потому что начать ходить самостоятельно ему только предстоит.

- Сень, тебе нравится лошадка? - попыталась я разговорить смущенного неожиданной фотосессией ребенка.

- Нравится, - ответил он и улыбнулся. - Потому что теплая.

- Температура тела лошади на полтора градуса выше, чем у человека, поэтому кровоток в ногах всадника усиливается, - Анна погладила маленькую ножку в полосатом носке. - Раньше Арсений не мог сам ножки развести, чтобы сесть на лошадь. Полгода отзанимались, и теперь оседлать Люсю не проблема.

Сеню и других детей, приезжающих «на прием» к обитателям конюшни, наблюдает врач-невролог, специалист по иппотерапии. Каждому врач назначает индивидуальный курс иппотерапии и контролирует положительные или отрицательные изменения в состоянии пациентов.

У манежа Сеня пересел с лошади на мамины руки.

- Церебральный паралич не лечится, только корректируется. Мы много чего перепробовали. Нам предлагали к дельфинам, например, съездить. Но иппотерапия дает такие волшебные результаты, - призналась мама Сени. - У нас есть хороший специалист, он делает Сене массаж. Так вот он первым заметил, что в сочетании с иппотерапией эффект получается потрясающий. Сеня стал расслаблять ножки. Когда слезает с лошади, ногу задирает, что удивительно. Буквально за несколько занятий это получилось. А раньше просто снимали его с лошади. Сейчас основная задача - чтобы ушли спазмы в мышцах. А потом начнем учиться ходить. На днях Арсений увидел, как мальчика катают рысью, и сказал, что, когда ему исполнится семь, будет так же ездить. Да и мы с мужем подумываем заняться верховой ездой. А что? Будем как три мушкетера! Да, Сеня?

- Анна, а традиционные медики принимают этот метод?

- Врачи, знакомые с иппотерапией, периодически направляют к нам детей. Классическому доктору она представляется катанием на лошадке для получения положительных эмоций. К иппотерапевту пациенты попадают в основном от неврологов. В рамках благотворительной программы мы разработали информационные листы о лечебной верховой езде, благодаря которым люди узнают о данном виде реабилитации. В городе о нас теперь знают и направляют детей к нам, да и родители детишек узнают про нас по «сарафанному радио».

- Я заметила, что иппотерапевты не сюсюкают с детьми.

- К этим детям не надо по-особому относиться. Тем более жалеть, - объяснила в конюшне Анна. - Если все будут жалеть ребенка, он не захочет сам себе помочь. А если ты разговариваешь с малышом, как со взрослым человеком, он вырастает эмоционально. Ему ведь надо помогать социализироваться.

Детей здесь не только лечат - для них в течение года устраиваются интересные праздники. Артистами выступают сами иппотерапевты, коноводы, спортсмены клуба инвалидов и, разумеется, четвероногие - лошади. Здесь ребенок учится самостоятельно управлять лошадью, соотносить свои действия и реакцию животного, взаимодействовать с другими всадниками. Самооценка повышается, уверенность в себе. Улучшается ориентация в пространстве. Постепенно навыки, которые он получил здесь, переходят в жизнь за пределами манежа.

- Вот у вас прямо в лесу огорожена колышками площадка под манеж. А зимой как же детям-инвалидам заниматься?

- Мы ежегодно участвуем во всевозможных благотворительных программах. В прошлом году за счет средств областного бюджета почти с двумя тысячами детишками из малообеспеченных и неполных семей провели занятия бесплатно. Причем желающих заниматься постоянно прибавляется. А вот условия для занятий, скажем так, военно-полевые. На сегодняшний день основная задача обеспечить детям безопасное и благоприятное пространство для занятий. В прошлом году уже вышел проект постановления о предоставлении нам в аренду земельного участка. Сейчас нам нужна безвозмездная или льготной аренда этого участка, чтобы не завышать себестоимость занятия. Вот еще бы спонсор - строительная организация, владеющая техникой для обустройства, - откликнулась. Нам не надо капитального строительства. Небольшое вспомогательное строение для содержания лошадей и раздевалки для детей вполне бы нас устроило. Нынешний мэр Андреев уже в курсе наших задач.

- В городе есть еще места , где занимаются иппотерапией?

- Нет. Центр иппотерапии в нашем городе один. А кроме того, у нас занимаются конным спортом инвалиды. Наши параолимпийцы в прошлом году из столицы привезли «серебро» и «бронзу». Можете представить, чего им это стоило! Уверена, что всеобщими усилиями мы сможем облагородить кусочек живого мира, который украсит наш город и сделает наших детей счастливее и добрее.

Из истории: Клуб родителей и детей с тяжелой формой инвалидности зарегистрировался как некоммерческая организация (НКО) в 2005 году. Именно на базе клуба по инициативе Елены Аксеновой, мамы, воспитывающей сына с тяжелой формой инвалидности, возникла идея по созданию центра иппотерапии. Вначале занималось 5 детей. В настоящий момент - уже 500 человек.

Людмила Яхтина

Источник: tlt.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ