Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Хавьер Дорронсоро - сотрудник испанского парламента

Вы знаете многих людей в странах бывшего Союза с синдромом Дауна, которые смогли трудоустроиться и получать нормальную зарплату? Скажете, что это невозможно только потому, что человек живет с синдромом Дауна? Неправда, люди с синдромом Дауна вполне могут работать и доказательством тому - Хавьер Дорронсоро.

Помните, был такой лозунг в первой в мире стране социализма: «От каждого - по возможностям, каждому - по потребностям». В настоящее время в постсоветских странах трудоустроено около 15% инвалидов. Причем найти работу выражают желание более 50% людей с ограниченными возможностями. И возможности эти у них есть.

Однако у нас не принято серьезно воспринимать человека с ДЦП, синдромом Дауна, другими врожденными и приобретенными заболеваниями, приводящими к инвалидности, в роли реальных претендентов на трудоустройство на более-менее нормальную работу с достойной оплатой. Причем, не только работодатели противятся этому, но и сами инвалиды не особо верят в то, что можно найти такую работу.

Найти работу часто не могут даже люди, получившие качественное образование и являющиеся высококлассными специалистами. А что можно говорить о людях с ограниченными интеллектуальными способностями? Им трудоустроиться во сто крат тяжелее, чем тем же колясочникам. А ведь они вполне могут выполнять несложную, не требующую определенных профессиональных знаний, работу ничем не хуже, чем обычные люди. Не верите?

Знакомьтесь - Хавьер Дорронсоро, сотрудник испанского Конгресса (нижней палаты испанского парламента). Хавьеру двадцать один год и он живет с синдромом Дауна. Он занимается тем, что сортирует и систематизирует почту, которая приходит на имя депутатов одной из парламентских партий - Народной Партии.

Хавьер получил эту работу по специальной квоте, которая резервирует для людей с ограниченными возможностями десять процентов рабочих мест. Заметьте, у нас и четырехпроцентная квота практически никогда не соблюдается, а испанцы трудоустраивают практически всех, кто изъявляет желание работать, десять процентов - это много, поверьте.

Знаете, что Хавьеру больше всего нравиться в его работе? Заработная плата? Нет. Самореализация? Не гадайте, Хавьер больше всего доволен тем, что ему приходиться много общаться со своими сослуживцами, да и просто многочисленными сотрудниками и посетителями испанского парламента. «Это очень увлекательно», - говорит Хавьер. Мария Хесус, которая является руководителем отдела, где работает Хавьер, характеризует своего подчиненного как добросовестного, безотказного и трудолюбивого сотрудника. Еще Мария говорит, что Хавьер - самый общительный и жизнерадостный сотрудник парламента и отмечает, что он вносит свежее дыхание в напряженную и часто нервозную атмосферу, царящую в большой политике.

Сам Хавьер характеризует свою начальницу четко и просто: «Замечательная!»

Кстати, Хавьеру по роду служебной деятельности приходится очень много передвигаться по зданию парламента и его многочисленным кабинетам и он является довольно известной личностью даже среди очень высокопоставленных чиновников Конгресса.