Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Хочешь жить? Живи!

Человек может научиться всему, чему захочет. Пример тому – слепые. Оказывались ли вы когда-нибудь в кромешной тьме? Думаю да. А пробовали в ней что-то делать? Возможно. Только получалось, наверное, не очень ловко. Да и темнота эта была временной – до щелчка по выключателю или чирканья спички по коробку.

А есть люди, которые в полной тьме живут: воспитывают детей, работают, занимаются искусством, радуются жизни (да!) и… чувствуют себя счастливыми!

Зрячих жалею…

Владимир Хитров ослеп в 49 лет. Полностью.

- С 45 лет зрение потихоньку сужалось, сужалось и скрылось. Я хоть и готовился, но когда ослеп, оказался к этому не готов. Делали множество операций, не помогло. Мысли были плохие… - рассказывает Владимир.

Перед тем, как ослепнуть, он строил дом, вступил в кооператив, ремонтировал и красил машины, занимался отделкой дома, шоферил, «колымил», - как он говорит. Как раз была перестройка,– «шустрил», как мог, и тут враз все остановилось. Но он не сломался.

С тех пор прошло шесть лет и сегодня в этом энергичном мужчине уже не увидеть и следа обрушившегося на него сначала уныния! «Трудоголик!», - говорит жена Ирина. Это, наверное, и спасает.

Близкие уговорили Владимира вступить в общество слепых, там его направили его на реабилитацию, где научили жить и работать в темноте. Это стало большим толчком для его новой жизни. Обучившись столярному делу, Владимир нашел настоящую отдушину для своей кипучей натуры. И сегодня его жизнь не менее динамична, чем раньше.

- Делаю табуретки, полочки, столы шезлонги, стульчики детские – чего только не попробовал. Кресло изобрел по своему «рецепту»…Если вас завести ко мне в столярку, напугаетесь: я работаю без света, все гудит, шуршит, работает, - говорит Владимир.

- Зато картины на стенах висят и часы, - подсказывает сутруга Ирина.

- Вот поработаю, приду домой, выпью чаю, лягу спать, а в голове мысли: как такую конструкцию воплотить, как тут заменить, там что-то новенькое добавить, без болтов, без шурупов сделать. И сейчас у меня такие есть идеи!.. Но инструментов для их воплощения не хватает… Большой токарный станок нужно сделать для точения и резьбы дерева – я два года об этом думаю. Начал железяки собирать к нему… но еще много инструментов надо. И помощника. А желание огромное! Это самое главное, - говорит Владимир, и глаза его горят.

- У него два удовольствия – сделать что-то красивое и подарить, - улыбается Ирина.

- Сейчас это скорее хобби, но я хочу, чтобы это стало профессией. Хочу сам многому научиться и других научить – таких же слепых, чтобы не отчаивались, верили в себя. Мне со зрячими сегодня не интересно – они все видят, глядя на меня, удивляются. А чему удивляться? Они меня, может, жалеют. А я наоборот зрячих жалею, потому что они занимаются не тем, чем надо.

- Что бы вы сказали человеку, который, как и вы в одночасье стал незрячим, и пребывает в унынии?

- Ему надо с самим собой поговорить, как я с собой говорил, когда было чувство, что жизнь остановилась. Надо просто встать, заняться физзарядкой, много ходить, и главное –что-то делать. Не выходит – попробовать еще раз, потом еще и еще – пока не получится. Ведь когда ты что-то делаешь, и у тебя получается, появляется смысл жизни, стремление еще к чему-то. Получается, что жизнь-то намного интереснее стала, чем у меня зрячего была.

- Что самое сложное в «темной жизни»?

- Когда что-то хочешь сделать, но не можешь реализовать – какую-то заковырочку, например, купить. Вот мне бы инструменты хорошие, качество продукции бы улучшилось, я бы фрезой узоры вырезал... (и лицо Владимира Хитрова становится мечтательным). Сейчас у меня есть пилорама, шлифовалка, две дрели, электро-лобзик. Теперь надо купить шлеф-машинку, болгарку и фрезу – тогда у меня будет все в порядке.

- Будь все это, что бы вы сделали?

- Я хочу изобрести такую вещь, которую еще никто не делает. Ну, может это есть в большом производстве, но не в кустарных условиях. Я раньше это видал глазами, в сказках, и теперь хочу это делать сам, в больших объемах – оформление крылечек, балконов. Хочу заинтересовать в этом своих детей.

Вот машину заправил – отдал триста рублей, проехали, и нет ничего. А стульчик продал за 300 рублей, он всю жизнь будет стоять, и человек будет тебя помнить.

Знаете, я сейчас по скайпу общаюсь со многими слепыми: с Кургана, с Омска. Разговариваем, шутим, смеемся, чем-то делимся. И как-то я услышал, как спрашивают слепого: ты счастлив? Он говорит: да. Мне было не по себе. А потом меня осенило, и я сам это ощущаю…. (тут Владимир прослезился).

Научилась выживать

Татьяна Федосенко до того, как у нее начались серьезные проблемы со зрением, работала педагогом. С любимой профессией пришлось расстаться. В то время она учила дочь и сына, пенсии по инвалидности не хватало.

Жизнь изменилась, когда в обществе слепых Татьяне предложили пройти реабилитацию в специальном центре. Директором его был пимокат – он-то и заинтересовал Татьяну столь необычной для женщины (уж очень это тяжелый труд) профессией.

- Я слабовидящей была с детства, но адаптировалась и научилась выживать. Окончила обычную школу с медалью, получила два высших образования, освоила язык Брайля, специальные компьютерные программы для слабовидящих.

У меня хорошая память и чувствительные руки. А когда освоила новую профессию, написала бизнес-проект в центр занятости, получила субсидию около 100 тыс. руб.

В 2008 году приняла на работу помощника, арендовала помещение, закупила колодки, шерсть, инструменты – так появились первые валенки...

Больших денег, конечно, Татьяне это не принесло, но покрывает какие-то расходы.

Рукодельные валенки, расшитые бисером да разноцветной тесьмой – настоящий диковинный эксклюзив, который ценит пусть и не очень широкий (на массовое производство просто не хватит женских сил), но постоянный круг покупателей!

Вернуть бы родителей

Слабым зрение Ульяны Уваровой было всегда – 40 и 60% (на каждый глаз) от того, что видит обычный человек. Но в 1999 году оно резко упало до 5% - работу помощника повара в краевой офтальмологической клинике пришлось оставить.

- Было очень плохо: я и нервничала, и на детях срывалась, и на муже, ничего не хотелось, депрессия, страх – лучше об этом не вспоминать, - говорит Ульяна.

Но крепкое плечо подставил муж, поддержали сын и дочки, постепенно жизнь стала налаживаться. Ульяна Уварова обратилась в общество слепых и с тех пор работает в нем швеей, а для души… занимается плетением из бисера!

- Светлана Владимировна (руководитель Алтайского краевого отделения Всероссийского общества слепых Светлана Борисова, - прим. авт.) показала свою веточку смородины из бисера и… ой-ой ой! – я захотела научиться такую красоту делать, купила книгу, зашла в Интернет и все, пошло…, - говорит Ульяна. - Знаете, самое главное, если с вами случилось такое несчастье, не отчаивайтесь, больше разговаривайте с теми, у кого такая же беда, идите на предприятия, работайте, главное – не останавливаться.

На вопрос, о чем мечтаете, думала, что Ульяна скажет – о зрении. Но нет!

«Если бы все было возможно, хотелось бы, чтобы мама с папой были живы, они же не видели ни сотовых телефонов, ни других достижений прогресса, умерли до того, как дети выросли, и у нас появилась возможность им помогать…», - Сказала Ульяна и вздохнула.

Я оптимист!

Василий Ермолаевич Юдин практически слеп от рождения – атрофия зрительных нервов. Небольшое остаточное зрение позволяет ему самостоятельно передвигаться и это – «большое дело», говорит он сам. Василий Ермолаевич освоил систему Брайля, закончил специальную политехническую школу, получил две специальности и о том, чтобы жаловаться на свою жизнь никогда и не помышлял! Даже когда в 90-е гг. полностью ослеп.

- Мне сделали операцию в Москве, вернули то зрение, которое было раньше. Говорят: простите, на большее мы не способны. А я был рад – мне большего и не надо. Жизнь прожил нормальную, не обижаюсь, все попробовал и в искусстве, и в работе, и в труде: 25 лет ходил в хор русской народной песни, 25 лет проиграл в духовом оркестре, лет 7 – в вокально-инструментальном ансамбле: сначала музыкантом играл на саксофоне, а потом работал звукорежиссером. Занимался всем понемногу. Купил видеокамеру и, чтобы не ржавела, снимаю концерты нашего общества слепых. – Рассказывает Юдин. – Как вижу мир? Цвета не путаю (смеется)! Я оптимист.

Огородничаем с супругой (дочка у нас на Урале), сад у нас великолепный, собачка маленькая для души, домик на саду построили – все хорошо!

P. S. Общаясь с этими жизнерадостными людьми невольно чувствуешь себя ущербным. Все проблемы кажутся такими ничтожными… Нет, я не хочу нарисовать идеальную картину, где все слепые счастливы и натужно улыбаются, как в рекламе пенсионного фонда. У них тоже есть проблемы, конфликты, сложности, - но другие. Зато и радости их – совсем другого качества и свойства…

Комментарий

Руководитель Алтайского краевого отделения Всероссийского общества слепых Светлана Борисова:

- У нас очень интересная жизнь и очень интересные люди. Сегодня для слепых масса возможностей для общения и познания мира: помимо занятий в кружках, которые, кстати, открыты для всех, мы, незрячие, с помощью голосового чата, «скайп» общаемся со всем миром: с Россией, Германией, Израилем. Учувствуем в разны группах – бисероплетения, и кулинарии, политики, языков – кому, что интересно.

Другое дело, что не каждый стремится к нам попасть. Звонят и спрашивают: а что я буду иметь от вашего общества? Я сразу говорю: материально ничего. Вы будете иметь от нас информацию, а это немаловажно. И общение, естественно.

Кто-то относится к слепоте так: случилось и случилось, надо жить дальше. А другие: вот беда, и горюют до конца дней своих, замыкаются. Пришел однажды мужик, сидит и страдает: я же ослеп, жена на меня кричит – чашку разбил. Я говорю: а пока не ослеп, чашки не бил? Бил. Жена не кричала? Кричала. Ну и что? Как кричала, так и кричит.

Спрашиваю: а сад у тебя есть? Есть, но я же не могу копать, я же слепой. Говорю: но я же копаю, я же тоже слепая! И копаю, и обрабатываю, и морковку сажаю, и огурцы, консервирую. Хочешь жить? Живи! Главное хотеть.

Говорят, общество жестокое. Да какой сам, такое и общество. Сложно инвалидом быть? Да. Я сейчас не стала ездить одна, а раньше, бывало, посадят тут на трамвай, дома встретят. А пересадку я у ДК на Малахова делала самостоятельно. Из одного трамвая вышла, другой жду – двери же останавливаются примерно в одном месте. Подъезжает следующий трамвай: загляну, спрошу, какой номер. В ответ: там написано! Либо вообще все молчат. Ладно, стою, жду следующий – может, там не промолчат…

Но это все преодолимо… Главное не терять оптимизма. Человек может научиться всему, чему захочет. Просто многие сидят по своим домам и ничего не делают, да еще и ведут какую-то антипропаганду: а нам не дали, а нас обидели, не поздравили с днем рождения – собирают какие-то мелочи….

Полезно

Адрес Алтайского краевого отделения Всероссийского общества слепых: ул. Челюскинцев 82-а, тел.: 8(3852) 38-33-72.

Татьяна Фурс

Источник: altai.aif.ru