Архив:

"У меня два окна - утреннее и вечернее..."

- Уже смеркалось, зимний день ведь короткий. Вижу только впереди огни города, все сливается в глазах, я практически без сил, - рассказывает Инна. - Подруга говорит, ну все, хватит! А я ей - нетушки, осилю весь маршрут, не сойду с лыжни!

Отважная лыжница преодолела-таки намеченный километр и 600 метров. Чудо в том, что осилила она его... без ног. Точнее, Инна сидела на стульчике, прикрепленном к лыжам, в руках - лыжные палки, а ее ноги в валеночках оставались неподвижными.

...Судьбы у людей разные. Наверное, их направления все же даются свыше, а вот как идти по предначертанной дороге, зависит от самого путника. У кого-то линия жизни золотом выстлана, а душа при этом тряпочная. Другой ломается на испытании, которое и гроша ломаного не стоит. Бывает, случай так перевернет жизнь - мед за горечь полыни сочтешь. А человек при этом - ясно солнышко.

Шла в дом Инны Журавлевой, зная, что встречусь с женщиной-инвалидом. Колясочницей, как для краткости называют таких людей с ограниченными возможностями.

- Привет! - заявляю, волнуясь, с порога. А навстречу выкатывает молодая красавица с сияющими глазами и приветливой улыбкой. Белокурый отрок с мамиными очами в пол-лица уточнил «про чай-кофе», откуда ни возьмись, выпорхнула птаха - вольно летающий попугай Кирюша. И все в этом доме говорило «за жизнь»: ботанический сад на подоконнике, красивая посуда на столике, кровать хозяйки с целой системой канатов, веревок и рычагов - приспособленными тренажерами.

- Папа делал, все сам, своими руками, - уточнила Инна, перехватив мой взгляд. - У меня родители очень хорошие, все время поддерживают. Вот и мое инвалидное кресло - отцовых рук дело, я же маленькая, пришлось его под меня приспосабливать.

Инне было 28, когда она попала в автокатастрофу. Дочка и сын были совсем маленькие. Уже двенадцать лет она инвалид.

- Жизнь перевернулась кардинально. Сначала мы думали, что лечение приведет к выздоровлению. Перенесла несколько операций, но встать на ноги не удалось...

- Пока, Инна, пока! - угадываю невысказанную надежду.

- Как знать, может быть! - веселеет та. - Однажды мне приснился сон, будто иду на рассвете босиком по траве. Чувствую, как роса обжигает ноги, все так по-настоящему, так удивительно…

А вот лыжная эпопея - совсем не сон, а самая что ни на есть явь. Случай свел Инну с батюшкой небольшой северной церкви. С тех пор она почитает отца Александра своим духовным наставником. Он-то самолично и сконструировал, а потом соорудил для нее лыжи-санки.

- Размечталась я: вот бы по хрусткому снегу, по зиме на лыжах прокатиться, воздухом морозным, вкусным надышаться вволю, - вспоминает Инна. - Как можно представить жизнь на Севере без лыж? Поделилась как-то с отцом Александром, а он придумал, как мечту осуществить - с помощью рыбацкого стульчика изготовил своеобразный «лыжный боб». Какое было счастье, когда я впервые сама поехала на лыжах!

Лицо Инны отражает всю палитру пережитого, она заново перебирает моменты той радости.

- Кроме того, почувствовала, как напрягаются мышцы, которые до этого не могли развиваться, у меня появилась дополнительная возможность укреплять себя физически, - добавляет необычная лыжница. - Может быть, мой опыт будет кому-то полезен, люди с ограниченными возможностями ни в коем случае не должны отчаиваться. Большинству из нас, конечно, не по карману приобретение дорогостоящего специального тренажерного оборудования, но, как говорится, было бы желание не сидеть сиднем, и возможности найдутся. Я с удовольствием расскажу и покажу всем желающим свое приспособление для катания на лыжах и, надеюсь, так смогу помочь начать заниматься спортом и развиваться людям в инвалидных креслах.

Пожалуй, это определяющая черта характера Инны - ей отмерено жизнелюбия таким черпаком, что она щедро делится с другими. Когда два года назад из семьи ушел муж, нужно было решать, как жить дальше. Остались дети, попугай и собака. Для кого-то самое время опустить руки. Но Инна, наоборот, окрепла. Собственно, деваться было некуда.

- Я не могла просто лежать и рыдать в подушку. Мне нужно растить двоих детей, я должна управлять своим маленьким государством, - говорит Инна.

В этот трудный период пришло понимание - дух можно укрепить через тело. Ей, как говорит, посчастливилось - на помощь пришел тренер Оленегорской ДЮСШ Владимир Юрлов. Он начал заниматься с Инной по специальной программе.

- Чем хуже мне было, тем отчаяннее я тренировала свое тело, училась его понимать, терпела непослушание. Я даже выразить не могу, как признательна Владимиру Аркадьевичу.

В прошлую зиму, пока была возможность, занималась плаванием в городском бассейне. Возил, привозил и помогал плавать брат. Спасибо мэру Оленегорска Денису Володину, который тоже принял участие в судьбе Инны, договорился о времени в бассейне.

Белоручкой мать семейства никогда не была, в доме и до, и после аварии привычен запах пирогов, чистота и уют. Хозяйка Инна отменная, самостоятельно наводит порядок в квартире. Друзья любят у нее бывать - и по делу, чтобы помочь, и для души - выпечки хозяйкиной отведать да за жизнь поговорить.

- Мой крепкий тыл - родные и друзья. Да и все, с кем жизнь сводит, что-то дают мне, оставляя след в душе. Может, потому, что город у нас маленький и люди в нем хорошие живут, - признается Инна.

Хозяйка рассказывает, как она с подружками ходила в церковь. Именно ходила - это не оговорка. Инна все решила еще тогда, в больнице, когда врач поправил ее, сидящую в инвалидном кресле: мол, привыкайте, голубушка, теперь говорить «ездила». Нет, ответила упрямая колясочница. И теперь «ходит» на своей коляске и в магазины, и в администрацию, и по разной надобности.

Ну так вот, идет Инна в церковь, а дорога в горку, выбилась из сил, но продолжает восхождение. Прохожие не выдерживают, лицезрея это самоистязание, предлагают помощь. Подружки ворчат: «Инка, не позорь нас, давай повезем коляску!».

- Хочу ко Христу сама прийти, - отвечает путница. И пришла же!

Окна ее квартиры выходят на разные стороны, одно Инна зовет утренним, другое - вечерним. Солнце ходит по кругу.

- И тогда так хочется молиться...

Нетрудно догадаться, о чем просит в молитвах мать двоих детей. Она гордится ими - школьником Данькой и студенткой Мурманского колледжа Дашей. Конечно, с пацаном надо ухо востро держать - переходный возраст. Но Даниил уважительно и по-мужски бережно относится к маме. Будет опорой.

Инна делала и делает попытки трудоустройства, хотя понимает, что первая группа инвалидности не дает такой возможности. Но ведь существуют разные формы занятости людей с ограниченными возможностями. Например, домашний труд по изготовлению сувениров. Инна собирает бусы. Эксклюзивная бижутерия, изготовленная руками творческого человека, думается, не должна остаться без внимания, ее можно продать, заработать какие-то небольшие деньги. Кстати, сейчас в городе предпринимаются попытки сбыта подобной продукции в специальном магазинчике.

- Я же по образованию и призванию педагог, работала «в той жизни» воспитателем в детском саду. А с детишками без творчества, рукоделия никак нельзя. Вот и пригодились навыки, - говорит Инна.

Словно четки перебирают пальцы яркие бусины на нитке. Молчим. Когда сильный человек так молчит, это означает многое. Например, непозволительность жалобы. Просьбы, о которой те, кому она адресованы, хорошо осведомлены. Речь, конечно же, о способе выхода колясочницы из дома на улицу.

- Я вся в обещаниях, - говорит после паузы Инна. - Мне никто не отказывает, нет. Особенно перед разными выборами. Кого здесь только не было, посланцев каких партий и движений. Заверениям нет конца, но... сами видите.

Да, вижу. Инна одна из многих городских инвалидов, у которых такие же проблемы. Да что там, пандусы для всей страны, первой в мире покорившей космос, а ныне осваивающей Сколково и нанотехнологии, так и остаются непокоренной вершиной. Большие и маленькие начальники открещиваются, зажмуриваются, избегают этой неблагодарной темы. В крайнем случае говорят - все понимаем, но - дорого, денег нет. Но мы что-нибудь обязательно придумаем. И думают, думают практически во всех городах большого государства.

У меня как у журналиста нет никакого желания вить кружево объяснений относительно прожектов административных структур. Что толку от пересказывания благих намерений? Минуло 12 лет. Инна, для которой нет денег на «выход и вход», растит двоих детей, двоих граждан России. Делает это добросовестно, с любовью. Подружки по-прежнему спускают ее на улицу и заносят обратно в дом. Зачастую позвав на помощь кого-то из прохожих. Друзья делают попытки соорудить лифт с улицы на лоджию.

Пессимисты стращают: «А тебе не страшно?».

- Главное, не бояться жить, - упрямо повторяет Инна.

- Иной раз думаю, а ведь кому-то еще хуже, а я тут про эти пандусы, даже пристыжу себя... Но ведь тот, кто поможет, оставит добрый след в душах моих детей. Представляете, с какой благодарностью будут помнить они людей, которые когда-нибудь сделают мир за окном доступным для меня! - произнесла Инна.

Отзовитесь, если это о вас!

Татьяна Попович

Источник: mvestnik.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ